Category: дети

Category was added automatically. Read all entries about "дети".

ryj_angel

Перечитатель

Решила перечитать ко-что из прочитанного старого.

По мотивам разговоров у преподавателя русского языка и литературы в школе стала перечитывать "Грозу" Островского. Собеседник мой обещал, что меня ждут неожиданности.

И по мотивам очередного ругаева начала перечитывать Крапивина. Случайно ткнула в "Мальчика со шпагой" - с него и начала.Прямо помню, как читала это в журнале "Пионер" - и картинки то ли Стерлиговой, то ли Медведева с кудлатыми тонконогими мальчиками.

ОТ первых глав и кусков первые впечатления.

Островский - большой писатель. Потому что все герои у него говорят собвственными голосами, в пьесе только речь - но все такие отчетливо прорисованные своей речью Каждый самодур на свой лад самодур, каждый мяклый и покорный - на свой лад мяклый.

Крапивин - то, что мне нравилось в детстве - когда этические нормы заявлены четко и прямо, когда ребенку говорят, что хорошо, а что плохо.
Герой - прямо Джейн Эйр в мальчиковом обличьи - противостоит несправедливости по отношению к себе несгибаемо и прямо. Понимающие умные взрослые - наверное, неизбывная мечта каждого ребенка, а Крапивин выдает такое своим героям щедрой рукой.

Ну и романтизация "комиссаров в пыльных шлемах". Интересно, это вот разгар застоя - и видно куда устремлен вектор романтизации героической. Не в войну Отечественную - она слишком близка, у всех есть кто-то вполне деятельный и вменяемый, кто там участвовал. Это как сейчас у нас люди из девяностых - нам же не кажется это несусветно далеким - вот эти прически, эти кооперативы, эти истории. А вот революция и гражданская - на таком отдалении, что уже и романтика. Хотя и они вполне действующие люди. Тем, кому в двадцатом было двадцать, в семидесятых семьдесят - и это вполне бодрые деды (если, конечно, выжили второй раз).

Но романтизация этих "комиссаров" вполне отчетлива в литературе и стихах того времени - кони, горячий полет скачки, тачанки, остроконечные шлемы, пыль от копыт, шинели с "разговорами". Ну и кино добавляло от души - одни только заключительные кадры "Неуловимых мстителей" впечатались в сетчатку всех зрителей - суровые юные лица под буденновками, и четыре всадника под пронизительную песню уезжают в закат, переступают ногами лошади, покачиваются головы в силуэтах "пыльных шлемов".

Интересно, что эти романтические образы  в культуре как нахлынули так и сгинули. Вот я уже забыла, что они были - и удивилась, читая.
ryj_angel

Список обид разобран. Очередь за списком эмбаррасментов

Помните, у меня был "список обид" и я его постепенно прорабатывала? Я прошла его несколько раз, по-иному переписывая прошлые события. Каждый раз это было что-то иное - то я то утешала себя саму из сегодняшнего состояния,  то в один проход я разрешила себе впасть в безудержную ярость и гнев - и выразить это обидчику, то исправляла и восполняла ситуацию в воображении, то придумывала совсем иной курс. Тяжелее всего было с детскими обидами, они упорно не поддавались - я вспоминала и опять проваливалась в то состояние, в ту реакцию - сжимается горло, задерживается дыхание, тоска и боль обрушиваются. А задачей моей было - перестать проваливаться, разделить меня сегодняшнюю и тогдашнюю, относиться в конце концов к этому эпизоду как к рассказу - чисто словесное перечисление, без болезненных эмоций.

Очень помогло в какой-то момент неожиданное понимание - вся тяжесть в том, что с тобой поступили несправедливо, у тебя не было никаких ресурсов от этого защититься,  и не было никакого суда,  где бы это было взвешено, рассмотрено - и отчетливо сказано: вот этот поступок подл и некрасив, ты поступил неправильно, а ты пострадала незаслужено. И чтобы этого впредь не было!

Судить так могли только взрослые, важные для всех участников и имеющие власть. Ты в роли ребенка не мог провести суд и осудить. И от этого, случай этот так и висит незакрытым, незаконченным, без справедливого суда. И я снова пересматривала прошлое - но теперь уже проводя такой суд. Интересным образом, как только фокус сместился на поведение других, стали видны мне, взрослой, незамечаемые тогда мотивы и причины.  Иногда даже не в меня целились. В некоторых случаях я не только перестала испытывать унижение и обиду - но еще и извинилась.

И в конце концов через все эти многочисленные проходы через список - с переигрыванием давних событий - я добилась того, чего хотела. Мои эмоции отделились от воспоминаний, я могу словами рассказать, как это меня тогда расстроило, но больше не испытываю тех же чувств. Разные переигрывания дали мне объемное видение - оказывается, были разные выходы, разные возможности реагировать. Пусть у меня тогда не было умений и ресурсов это понять - но они были! То есть не было ситуации, где я была загнана в угол и совершенно детерминирована течением - только такой исход  и ничего другого нет в возможностях. А ощущение-то именно такое было!

В результате я стала видеть другие способы переигрывания - и именно их взяла за базовое решение.

В общем, кажется, этот список уже закончен. И все чаще всплывают у меня обжигающе случаи, когда я сделала что-то неловкое, сама кого-то обидела, сделала глупость и не поправила. Я это называю теперь "список эмбаррасментов". Надо начать его записывать и работать с ним. Интересно, можно довести работу со своим прошлым до такой степени расхламления, что ни при одном воспоминании тебя не ввергает в тоску, не занывают зубы от неловкости, не вспыхивает ярость и ненависть, не становится мучительно стыдно? Ни одно воспоминание не хочется загрести  в угол или под ковер, все ясно и просторно, ни обо что не запинаешься мысленно и не отворачиваешься? Почему-то никогда не встречала упоминаний о  таком. На этот момент я сама придумала такой идеал и сама буду работать для него.
ryj_angel

По волнам моей памяти: Чисташырстиноэ

Интересно, как слова и выражения из далекого прошлого, продолжают жить, потому что подхватились другими людьми.

Был в нашей компании в юности один молодой человек. Он был сильно поздним ребенком в очень интеллигентной семье, где все были искусствоведами и антропологами. А среди нас славился  тем, что у него были очень отчетливые и выразительные понятия о том, «как должно быть». Чаще всего это относилось к женщинам.

Он, например утверждал, что обожает беременных женщин, что это прекрасное и возвышенное явление, и всегда замирал при виде них на улице. Мы были очень молоды, о семье не думали и такие выходки нам казались эпатажными.

А еще у него был очень определенный кодекс про «настоящую женщину». Это было что-то такое  из разряда аристократичности или «стиль миллионерш», как мне припоминается.

В общем эта женщина должна была носить только элегантные закрытые платья с вырезом под горло, рукав должен был доходить до запястья. Ткани - только натуральные. Он брал в пальцы ткань любой нашей одежды и спрашивал, внимательно вглядываясь: че-ше? Это означало - чисто шерстяное? Или чисто-шелковое.

Что-то было и про волосы - красиво заколотые на затылке.

Туфли обязательно на каблуке, только  изящные лодочки. И главное! Никаких колготок! Только чулки. Только телесного цвета. Потому что колготки слишком мягкие, слишком вольготные, да еще с присобранными толстенькими макушками носков, но при этом без пятки. (Представляете - это было еще до лайкры!) А чулки тогда были нейлоновые, они не тянулись как полиамидные колготки, были прозрачные, тонкие и обхватывали ногу твердо, без  распущенной небрежности. У них был аккуратно сформированный прозрачный носочек и  выделанная пятка, так что они сужались к щиколотке и облегали ее, а не натягивались трубой. Если хорошо натянуть резинки пояса, чулки заключали ногу в подобие прозрачного лака. Я помню, когда носила такие чулки, мне свои ноги казались сжатыми и гладкими как кегли.

 И как все твердые и эпатажные заявления - это производило впечатление. Девочки пересказывали другим девочкам, что вот, есть такой В., и у него вот такие требовательные вкусы.

Я об этом вспомнила, когда недавно мой собственный муж, глядя на что-то новокупленное, что я нахваливала, спросил с видом знатока: че-ше? То есть он не серьезно спросил, он играл вот этого вальяжного, понимающего эксперта и повторял ровно с той же интонацией, как В.

Вот и вышел у нас внутрисемейный мем. Сам В. наверное, уже и забыл эти свои выпендривания (во всяком случае его собственная беременная жена впоследствии вовсе не вызывала у него никаких возвышенных чувств - а мы-то предвкушали этот рыцарский спектакль! Они развелись так же стремительно как поженились) Но я, видимо, когда-то рассказала это мужу, и теперь он несет дальше эту важную интонацию, этот одобряющий кивок головы, этот вопрос. Самое смешное, что он давно забыл первоначальный рассказ и даже не помнил, что означает «че-ше», просто знал, что такое слово нужно говорить, когда оцениваешь. А потом я ему объяснила и он прихватил еще новую похвалу - чисташырстиноэ! Даже не про платье говорится:)

Второй такой мем в похвалу качеству одежды у нас, если я правильно помню, из фильма «Самая обаятельная и привлекательная». Там фарцовщик продает что-то типа вельветовых штанов и в качестве доказательств, что это очень ценно и круто, говорит: Ты че? Смотри - лейбл, коттон. Он говорит эти слова немного в нос, произнося как неведомые характеристики крутости. Героиня даже не понимает значения слов, но воспринимает обозначенность крутости и престижности.

 Так что у нас два таких мема - с неизменными интонациями. Один вот этот - что, не видишь, какая крутая вещь?  Лейбл, коттон! А второй с  утвердительным вопросом с видом знатока - че-ше? И похвалой отличной вещи - чисташырстиноэ!

Наш старинный друг, наверное, уже все забыл, а фразы его странным образом через меня передались дальше и живут:)
ryj_angel

Русские умения

Нашла вчера видео какой-то он-лайн академии, которая учит людей по интернету рисовать  правильно академически. В видео предлагается оценить свой уровень умений, сравнивая их с программой русской детской школы и русской академии. Все картинки с кривыми лицами с жестко обведенными глазками и губками, которыми многие американские рисовальщики гордятся, идут в уровень 0. Диктор говорит: вы не потому ими гордитесь, что они хороши, а потому, что вы просто не знаете критериев для того, что хорошо. Сейчас я вам расскажу.

И начинает от  уровня №1  излагать, что умеет каждый класс детской художественной школы (которых почему-то пять). Затем, говорит, для поступления в академию еще нужно учиться два-три года - самому или в колледже, затем начинается пять уровней академии. На каждом уровне рассказывает медленно и подробно, что человек должен уметь нарисовать и знать в теории. И так до пятого курса академии.

Все это с примерами, которые вводят американского зрителя в состояние священного ужаса. Вот, что умеют дети в России, а вот что делают выпускники ваших худвузов.  Ну и в конце говорит - всему этому можно научиться, приходите к нам в академию, дадим вам личного тьютора и вы по интернету научитесь рисовать так же.

Авторы ролика, конечно  сильно себе подыгрывают - в качестве детких работ представляют гораздо более взрослые или вообще учебные пособия. В качестве взрослых студенческих - работы профессиональных художников и иллюстраторов, хотя и говорит в это время, что для профессионализма нужны годы упорного труда ( то есть может в оправдание задним числом сказать - это были примеры постучебного профессионализма с годами труда). Но в целом последовательность освоения умений и необходимыъ знаний примерно такая и есть.

Но факт тот, что американский зритель самодеятельного художественного или даже выпускного колледжного уровня  остается совершенно раздавлен:) В коментах стоит стон и рвутся волосы: Я начал смотреть, думая, что у меня-то уровень между 4 и 5, а оказалось ноль или скорее даже минус 1! Но интересно, что эта пучина отчаяния совмещается с большим приступом энтузиазма - я понял, куда мне двигается, я понял, чем мне нужно овладевать!

Наслаждайтесь:
ryj_angel

Приютила старый набор.

Я все в сэкондах смотрю, не начнут ли люди сдавать отличные карандаши, накупленные во время бума на раскраски. Но нет, пока не сдают. Одни детские крайолы навалами в мешках. Но этого добра у меня самой хватает - причем я не знаю, откуда. Я такого не покупала. Ребенок от кого-то получил? Потом мне оставила в наследство замурзанный ящик, полную чумазых карандашей. Я их все отмыла, наточила и поставила по цветам в кружки. Пригодятся на работы, где нужно, чтобы пигмент был бледный и слабый.

Но я еще все время смотрю на винтажные карандаши и ручки. А тут один раз раскопали с деткой набор масляных красок в коробке. Старый-старый, судя по иллюстрации на крышке - пятидесятых годов.




Палитра не использована, все тюбики на месте, разбавитель и льняное масло на месте. Нет только кистей и буклета про то, как смешивать краски.

И не надо нам было обеим, но такая трогательная эта старая коробка, что я не смогла оставить ее  там. Всего три доллара. И краски не учебного, а художественного качества, и в те времена Грумбахерская империя художественных товаров была в самом расцвете.

Пока считаю, что просто их приютила:)

А может придумается для них что-то - тюбики маленькие, на какую-нибудь изящную работу.
ryj_angel

Детские рисунки

Сестрица моя взялась за акварель и рисует картинки-пейзажи по своим фотографиям. А я вспомнила внезапно ее детские рисунки.

Она не помнит этого совсем, мама не помнит, потому что внимания не обращала. А я помню, потому что это было необычно.

Ей было совсем мало лет - что-то такое четыре-пять. И она рисовала яркие абстракции. На небольших листках, в половину альбомного. Им такие давали в садике для рисования, и дома были такие альбомчики - с плотной бумагой, в размер А5.

Она брала такой лист, начинала в центре квадратиком, и потом по периметру добавляла кусочки яркими разными цветами. Все это плотно, щека к щеке - треугольниками или прямоугольниками, расширяясь от центра. Кусочки эти были маленькие, но очень яркие. Дети обычно цветными карандашами рисуют неярко, а тут каждый был очень плотно и гладко закрашен, прямо в такую ровную насыщенную поверхность. Никакого узора из них, никакого подбора цветов в узор, просто сплошной ковер небольших ярких кусочков. И так закрашен весь лист - от центра до краев, без пропусков и полей.

Я так понимаю, что рисовала она по периметру, добавляя одинаковые формы, крутя листок. Так что у картинки был и абстрактный и упорядоченный вид.

Меня это поражало, потому что я нигде такого не видела - а дети обычно рисуют то, что видели у других. Поражала яркость и плотность цвета, яростная такая плотность, без неуверенности или слабости. Совершенно необычная композиция, разворачивающаяся по форме листа. И то, что все было закрашено до самых краев, без пропусков, дыр, ленивых брошенных кусков. Каждый небольшой листок - сплошная мозаика.

Рисовала она это постоянно, только это, с большой охотой и увлечением.

И потом перестала, как отстригла ножницами. Стала рисовать обычное детское - фигуры, вырастающие из нижнего края, слабые штрихи, что-то закрашено, а где-то просто зигзагообразные заполнения. Совершенно ничего от этого не осталось в дальнейшей эстетике, как будто и не было.

И она вообще не помнит этого! Так что теперь не спросить, что это было, откуда она взяла и почему ей так нравилось очень яростно и плотно закрашивать весь лист разноцветными карандашами. Только я одна и помню.

UPD. Я попробовала изобразить по памяти, что это было.

Collapse )
ryj_angel

Дети и мамы

Деткина подруга выходит замуж. Ее бойфренд - хороший, умный еврейский мальчик. Мама спрашивает ее - а родители твоего мальчика знают, что ты филиппинка? Они же из Луизианы, там все расисты.

Кесси обиделась на маму. А теперь родители приехали и оказались-таки мелкими бытовыми, ну не расистами, но где-то в этой области.

Всем нужно было идти в ресторан - родители, бабушка, оба «ребенка». И мама бойфренда спрашивает - а твои родители говорят по-английски? У них сильный акцент? Я их пойму в ресторане?

Теперь Кесси обиделась на вторую маму:)

Я говорю: Деточка, это даже не расизм, это такая ксенофобия. Те, кто чужие, непонятны - и наверное, не такие, как мы, «нормальные люди». Помнишь, я тебе рассказывала, как к моему папе приехал коллега из московского отделения их комитета? Он вышел на вокзале, огляделся кругом и спросил -  а где юрты? То есть он даже не знал, что у татар юрт нет, они не кочевые скотоводы, а Казань обычный общерусский город, только старше Москвы на двести лет. То есть тут все это время театры, университеты, газеты, писатели, Королев в ссылке и обычная городская жизнь. Ленину и Толстому было тут нормально учиться, юрты не мешали.

И он тоже ничего плохого не имел в виду. Просто - другие, они, наверное, не такие как «мы». Или вот когда моя сестрица была в усыновительной тусовке, там женщина спрашивала: предлагают татарскую девочку, грудничка - скажите мне, какие у татарочек особенности, к чему быть готовыми, что  с ними не так будет? И вот она ведь знала априори, что «не так» будет - нужно только знать, что именно.

А кессины будущие in-law из русских евреев, только не волны программистов или предыдущей - таксистов, а ранней - Эллис Айленда, в платках и кепках.

Кесси не любит  компаний, она и так настраивалась  на это большое мероприятие с отвагой и напряжением. А тут у нее случился панический приступ.

На этом месте приехала ее поддержать детка и привезла в шелковом мешочке двух пупсиков-зайчиков от меня в подарок. Я детке подарила, чтобы они поделились - черной суровой детке черного, а милой, любящей винтажные платьица пятидесятых Кесси - розового. Кесси  приободрилась и даже вздохнула - ну почему другие мамы (имея в виду и свою и бойфрендову) не могут меня любить, как твоя мама?

Я детке сказала - пусть не тратит нервы, та мама далеко, видеться они будут редко, и заранее не надо ждать ничего. Она будет еврейской мамой, смиритесь все с этим. Скажи Кесси, что она будет порываться мыть сыночка в ванной и нарезать ему в ресторане еду на кусочки, не надо по этому поводу вообще сердца тратить. Главное, чтобы она не ворвалась в первую свадебную ночь в комнату и не закричала: Ну как она лежит?? Мальчику же неудобно!

Детка заржала и обещала Кесси предупредить. Но ее предупредила сама мама. Сказала гордо: я еврейская мама, надеюсь, ты знаешь, что это значит?

И в ресторане после этого, подкладывала сыну еду со своей тарелки или настаивала, чтобы он что-то съел с ее вилки особо вкусное.

А вот те самые пусики-зайки, что поддержали Кесси перед трудным вечером:

ryj_angel

Сестрица цветными карандашами

Нашла одинокий отсканированный рисунок свой детский. Видимо, хотела все рисунки отсканировать, но в папке только один.

Моя постоянная натурщица, будущая детская писательница. Она и в художественной школе нам позировала. Так что я задумалась - это рисунок классный или домашний? Судя по апельсиновым полам и паласу все же, мне кажется, домашний. Стульчик для практики уже куплен, значит, это скорее всего, мой второй класс в художке.

Я очень любила цветные карандаши, но вокруг они  считались детским инструментом, не художественным. А вот преподавательница моя меня ободряла, говорила, что и серьезные художники вполне рисуют ими. Так что я с чистой совестью ими пользовалась:) У меня был отличный большой набор "Искусство", с картинкой из "Рыбака и рыбки" на обложке открывающейся, как книжка, коробки. Иллюстрация Дехтерева - я его ооочень любила.

Фотографий у моей сестрицы мало, а рисунков много. Вот я и не помнила, что у нее были такие белые валенки с твердой подошвой, как сапожки. И что ей завязывали такой красивый  бант - похоже, атласной лентой. И вот такие раскладные брезентовые стульчики мы все купили в первое лето для художественной практики, а Муся его очень полюбила, потому что он ей по росту был.

Рисунок сильно-сильно вытерся от времени, был ярче и плотнее.
ryj_angel

Елизавета Бём - русская художница с любовью к старине.

Я писала как-то про декорации к "Анне Карениной" и удивлялась на росписи стен в детской - там были маленькие дети в старинных костюмах дворян и богатырей.  А оказалось это по мотивам картинок к «Азбуке» Елизаветы Бём.

 Она была такая очень успешная художница и иллюстратор в конце 19-го века, очень известная. Нам про нее на учебе никогда не рассказывали - думаю, потому что она рисовала очень умильные картинки с детьми. Первым ее увлечением было искусство силуэта и она выпустила несколько альбомов со своими силуэтными рисунками, иллюстрировала Тургенева и русские сказки и пословицы. А потом у нее стало садиться зрение и она уже не могла рисовать  свои черные силуэты с массой тонких деталей и подробностей. Перешла на акварель. И нарисовала огромное количество открыток, которые расходились по всей России. Она нашла свой стиль, безумно нравящийся покупателям - милые хорошенькие детишки  в старинных боярских костюмчиках. Рисунки ее были такими популярными, что подражатели воспроизводили  их и на эмалях, и на фарфоровой посуде и в росписи дерева.

Елизавете  очень повезло в жизни - она рисовала с детства, везде и на всем, в письма к подругам все время вкладывала свои рисунки куколок и животных. Родители заметили ее способности и отдали ее учиться. С 14 до 21 года она провела в рисовальной школе Общества поощрения художников (там с самого основания были классы для женщин). Так что она получила хорошее профессиональное образование и не бросила эти занятия после выхода замуж и рождения ребенка. Замуж она вышла за человека намного старше себя, но брак ее был счастливым и семья не мешала ей заниматься любимым делом.

Книги ее много раз переиздавались и внутри России и зарубежом, рисунки и акварели ее получали медали на заграничных выставках. И вот эта "Азбука", которая  послужила вдохновением для дизайнеров «Анны Карениной», была ее самой обширной и последней работой. Вышла "Азбука" в Париже, в пяти выпусках, на больших листах, сама художница застала при жизни только три первых выпуска. Сами рисунки были напечатаны на мелованой бумаги и наклеены на  большие листы бумаги верже. Бём нарисовала 31 рисунок акварелью для этой азбуки.


Вдохновлялась она буквицами времен царя Алексея Михайловича. Так что на листе была такая узорная буквица, потом написание буквы всевозможными способами, драгоценный или полудрагоценный камень на эту букву, малыш в костюме старинном и отдельные предметы на эту букву.

Вот ее фото из этого альбома. Сколько у нее в коллекции старинных предметов! Неудивительно, что  у нее был бесконечный источник вдохновения.



Вот примеры страниц из этой Азбуки. Но в реальности и левая и правая половинка были отдельными картинками наклеенными на листы. Как выглядела «Азбука» на самом деле, можно посмотреть на сайте Пермской библиотеки . На одной странице были пословицы и поговорки про главное слово на эту букву, а на второй странице -  буквица и множество рисунков предметов.

Еще страницы из Азбуки и некоторые ее открытки.
Collapse )



 А для Патреона я написала большой пост про ее силуэтные книги. Там совершенно потрясающие рисунки. Метмузей оцифровал некоторые из них и я провела много времени, крупно сохраняя картинки и фрагменты из них. Там в посте я подробно писала и про технику и про ее художественные приемы, с кучей иллюстраций. Может кто-то из патронов вдохновится и попробует иллюстрации в силуэтном стиле. У Бём они совершенно чудесные.

Покажу тут парочку иллюстраций из Патреона. Елизавета Бём подолгу жила в родительском имении под Ярославлем и постоянно рисовала крестьян и крестьянских детей. По рисункам видно, как хорошо она знала деревенскую жизнь и  с какой любовью относилась к крестьянским малышам.






Совершенно очаровательные дети - очень живые, естественные позы, настроение передано прекрасно. Это мальчик растерянный, у котрого куры кашу клюют, или девочка в косыночке с соломой в ручке! А животные? Курица, которая опрометью спешит к кашному разбору, или чрезвычайно интеллигентный на лицо кабанчик:)

Очень хорошая художница! А силуэты я очень люблю, так что мне прямо огромное удовольствие было их много показать и описать.

(Большие  и подробные посты про иллюстраторские техники теперь будут на Патреоне. )
ryj_angel

Музейный бенеснапинг: смешная маечка

В музейном бенеснапинге сегодня опять мадонна с младенцем.

Мне кажется, что это вовсе не женщина, а переодетый молодой человек:) А что, с натурщицами в ранние времена всегда была напряженка, от этого женщины выглядят на картинах странно. Но тут я прямо вижу мужественные, хоть и молодые черты, и даже легкую тень небритости:)




Мог же какой-нибудь юный ученик позировать - гладенький и безусый? А еще меня всегда интересовали их головные уборы. Вот тут нижний платок просто положен на голову, край его свисает. А низ - обратите внимание - заткнут под одежду. Что-то активное делать ей бы такая конструкция мешала, но она же просто сидит и смотрит в одну точку, головой не вертит, так что этот край не выбьется из-под накидки.

А сверху положена еще одна тряпочка, более сиреневая. Она сложена и отвернута и просто сверху придавливает нижный платок. И как на ней складки заминаются и как на мантии - кажется, что это довольно плотный гладкий шелк.


А младенец в какой-то почти современной маечке:) Вот ведь была какая-то реальная такая рубашечка с вырезанными лямочками на плечах и маленьким разрезиком внизу - и художник ее увидел и нарисовал. Все это мне почему-то напоминает детей двадцатых годов в их одежде для детских лагерей. Простодушность и такая обобщенная жесткость складок опять же напоминает мне живопись Тамары Лемпики.

Младенец, надо сказать, приятно детский! А то художники часто рисовали каких-то маленьких взрослых, тощих старичков. А тут такой хорошенький упитанный бутуз с перетяжечками на лапках. Маечка, однако - однозначный мой фаворит во всей картине!


Был у нас в прошлом младенец в подобии летней кепочки - тоже неожиданный предмет одежды. Вообще, все на Марию обращают внимание и ее традиционные одежды красно-синие, а ведь интересно, как младенцы были одеты на картинах с мадоннами:)