Alika (rikki_t_tavi) wrote,
Alika
rikki_t_tavi

Category:

Быль про сливы с башорга девятнадцатого века.

Тут и там вспыхивают разговоры про "Косточку" Толстого. Я сначала наткнулась у feruza. Потом еще в нескольких местах. Косточка - как курочка Ряба - все пытаются вчитать в нее потаенный смысл, по ссылке от Ферузы детский писатель Левин вчитывает с нежным религиозным трепетом перед Толстым. Я Толстого очень люблю - за гениальность. У него два потока - то, что он сам, жутко вирильный и грызущий себя старикашка думает о жизни, морали и воспитании и выговаривает это - и второй - что делают у него люди. Люди остаются живыми, потому что гений его побеждает и похотливость и мозговую раздумчивость. Они такие , ка есть, как были тогда в жизни - и не из его оценок, а из вылепленного, очерченного, мгновенно сотканного образа мы понимаем их - с их слабостями, дурностями, желанием быть лучше и неумением делать некоторые вещи.

Я все время, когда читаю его большие романы, хочу написать отдельно про родительство и воспитание в его текстах. Основная моя мысль в том, что подход к детям, к людям, к гуманности так изменился, что даже его лучшие родители, которые много сил и времени дарят размышлениям о воспитании и осознанному строительству его - все еще дикари, и детей не уважают, и система, которая вполне нормальна ему, кажется мне дикой временами.

Вот и в "Косточке", которая вроде бы про детей и вроде бы про мораль, направленную на детей - " не бери без спроса, не запирайся, коли поступил дурно, не пытайся скрыть - все выплывет наружу" - она история про родителей, которые варвары, но думают, что вполне себе хороши, и умны и ловко управляются с воспитанием.

У меня отдельный пунктик на детях и еде. Мы все вырастали в стране, где не только вредных лакомств, но и просто вкусных вещей детям доставалось мало. Кто ел досыта в детстве то, что любил? Было и такое, если позволяли бесплатные ресурсы. Если у вас сад с абрикосами и они усыпают ковром землю, то вы досыта ели абрикосы. Если вы жили рядом с привыкшей к браконьерам водной действительностью, вы могли объедаться икрой. Но в общем и целом, дети вырастали с ощущением, что существует вкусное - и они никогда не будут есть этого досыта. Поэтому все моральные игры вокруг еды и детей кажутся мне аморальными.

Я верю, что кому-то, как Толстому, кажется, что и едой можно играть в воспитание силы воли, дисциплину и насилие над собственным ясным хотением. Вон и эксперимент с зефиром-мармеладом туда же. Но даже этот эксперимент показывает, что ребенок не может перестать хотеть или хотеть, смотреть и удерживаться. Все, кому удалось досидеть до конца отведенных минут, смогли это сделать, потому что отвлекали себя, заменяли общение с едой и образ ее перед глазами каким-то другим занятием.

В этом разрезе у бедного Вани нет выбора - лисица видит сыр, лисицу сыр пленил. Все время пока тарелка стоит перед ним, он хочет эти сливы. Все время, пока он находится в этой комнате, видит сливы, ничем не занят и должен провести время до обеда - он хочет эти сливы, и не может больше делать ничего. Он маленький мальчик, он никогда не видел слив, детям многие вещи, которые они не пробовали и хотят, кажутся просто волшебно вкусными, неземными, запредельным блаженством. И вот его безмозглая нежная мать вообще ни грамма не вдумывается в детское сознание, ни секунды не представляет себе состояние ребенка, ни на секунду не может спроектировать и предсказать будущее - не в том смысле, что ожидать что ребенок окажется "испорченным", как они любили во времена Толстого патетически думать - а в том смысле, что нечего издеваться над ребенком и мучать его. Не хочешь чтобы ребенок исходил желанием и ослушался - подумай о его очень маленькой душе и засунь эти сливе себе куда-нибудь в шкаф пока. Если они сочтенные и их пять-десять штук - они поместятся в любое место, которое ребенок не видит. Или следи уже хоть немного, где твой ребенок, чем он занят и что он может чувствовать - и не оставляй его наедине со столом, а займи чем-нибудь.

И вот он бедняга съел - быстро, держу пари, почти не чувствуя удовольствия из-за тревоги от своего ослушания, да и вообще сливы, если они не перезрелы, сочны и сладки, вовсе не так вкусны для маленького ребенка, так что думаю, ему и вкус удовольствия не принес.

И тут взрослые нашли время выйти на арену и гарцевать. Мать сосчитала эти сливы и не пошла говорить с детьми, а наябедничала отцу. У нее нет даже предположений, кто из детей и почему мог съесть? Наверняка есть, и наверняка они со смехом постановили и придумали вдвоем, как вывести "воришку" на чистую воду. И разыграли как по нотам спектакль. Кто сидел на моем стуле трогал мои сливы и съел их? Ребенок покраснел, скукожился - любой взрослый увидит это и уже будет знать, кто. Но нет! У них не весь спектакль себе сыгран!

И отец в полной уверенности. что он хорош, что он любящий заботливый отец и офигеть какой воспитатель, врет и врет жестоко. Не про то, что санта-клаус непослушным детям паровозик не подарит, а про серьезное - ты умрешь! Это наши дети смерти могли и не встречать в жизни, а в толстовские времена они видели - и понимали жуткую серьезность угрозы. Мальчик побледнел. Вы часто видели, как ваши дети бледнеют? Это сильная должна быть реакция - парализующего страха, отчаяния, чтобы ребенок, который только что был красным как помидор, видимо побледнел. Этот безмозглый нежный папа легко и шутя такой реакции от ребеночка добился. При этом лжец и притворщик в свое собственное удовольствие от разыгранной педагогичности - в глазах ребенка он выглядит нежным, заботливым отцом, который боится реальной угрозы своему беззащитному ребенку. То есть ребенка разрывает от всех чувств сразу - от своей первоначальной вины ( не послушался, дурной мальчик), от внезапной угрозы смерти ( реальной, если он косточку проглотил или просвистевшей над неподозреваемым ухом, если выбросил), от трогательности по отношению к отцу ( он не жадничает за сливы, он не бранит за ослушание, он полон тревоги за жизнь ребенка) , от вторичной вины ( он думал, что виноват только в несанкционированном поедании, а оказывается еще и в том, что заставил самых дорогих людей волноваться в предельно важном). Не дорого ли продали нежные родители одну сливу?

И как будто этого еще мало - когда он торопится отвести от себя смертельную угрозу, успокоить родителей и решить кризис жизни и смерти - выясняется, что этим кризисом подменили обычное хлопотание по поводу пропавшего лакомства, не особенно-то кого-то расстроившего, просто из принципиального желания вывести его на чистую воду. Все ржут, как он легко попался на другую удочку и выдал себя. Ко всем перечисленным винам добавляется еще и удушливое чувство вины за попытку скрыть и сознание, что когда он врал - все знали и насмехались над ним заранее, а сейчас наслаждаются тем, как его манипулятивно поймали.

Если бы ребенок перевернул стол и с красным лицом и злыми слезами закричал: да подавитесь вы этими сливами и вашими педагогическими закидонами!!!! - я была бы рада. Но ребенок скорее всего поцеловал папе ручку и сказал: спасибо тебе, папочка, за незабываемый урок!

Родители - манипулятивные уроды, с моей сегодняшней точки зрения. Ребенок - нормальный ребенок, они и сегодня такие, любой наблюдательный родитель знает, что ребенка невозможно уговорить или заставить не хотеть, его можно только переключить и занять другим на то время, что вам нужно, чтобы он "не хотел". А потом постепенно научить переключаться и отвлекать себя самому.

А Толстой - просто мужик с башорга. Это же анекдот из серии, как одному из участников дают по сусалам. Половина анекдотов ( включая недавнюю провокацию с мужиком, воспитывающим невесту приводом бл домовитой бывшей) основана именно на этом. Один из героев берет, требует или выступает в роли того, что ему не положено - с точки зрения второго участника или нас, зрителей - и второй участник проводит обманный маневр, заводит его вроде бы в одну сторону, а на деле с неожиданной стороны дает ему по сусалам - у всех катарсис, все смеются. Вот и Л.Н. написал такой анекдот - с ловушкой, прихлопнутостью и с "так и надо зарвавшемуся". Именно в этой анекдотной уловке и привлекательность рассказки и для детей и для мстительных родителей.

А это трагедийное повествование, что уж там...

Tags: det_knigi, divan_psychology, reading
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 282 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →