?

Log in

No account? Create an account
Перемена участи [entries|archive|friends|userinfo]
Alika

[ website | artalika ]
[ userinfo | livejournal userinfo ]
[ archive | journal archive ]

Десять пунктов про критику. [Jun. 6th, 2011|03:27 am]
Alika
[Tags|, , ]

Целый день сегодня думаю про критику с разных сторон. И потому что в коментах у меня некоторые читатели долго-долго пытаются объяснить мне, что приведение примеров к своим словам о неудачных результатах рисования может глубоко травмировать авторов, и потому что у Миу в очередном ответе на письма в редакцию поднимается тема критики, и потому что с сестрицей недавно говорили о ее книгах.

И мне, как всегда, легче, когда я записываю то, что у меня в голове толпится. Поэтому я тут и запишу, беспорядочно, но разделяя на отдельные пункты. А потом интересно ваши разные взгляды и мнения услышать.

10 пунктов про критику


1. Я мужчинам, которые за мной ухаживали, всегда говорила : никогда не задавай мне вопроса, если ты не готов услышать самый плохой ответ. - Я честно отвечаю, если меня спросили, поэтому, если нужно комплимент, подбодрение и общее повышение настроения - лучше так и сказать. Такое я тоже могу. Но по умолчанию на вопрос скажу правду.

То есть главная беда человека, спрашивающего мнение, в том, что ему на самом деле не нужны ни честность, ни критика. Если человек женщина, то почти наверняка вопрос: " Что вы думаете о моей работе?" означает " Ну скажите же мне, что такого, в нашем искусстве не было уже сто лет!".

У мужчин есть такое же, но чаще с близкими людьми. Именно от них они ожидают фразу про такое и сто лет. Они вполне спокойно и деловито переживут разбор полетов от посторонних, но если любимая женщина в ответ на просьбу посмотреть недочеты, действительно начнет говорить о недочетах, мужчина придет в крайнее изумление.

И в этом большая засада. Человек, прося о мнении, никогда практически не говорит внятно - нужно ли ему мнение и критика недостатков или ему нужно поглаживание, общее ободрение и, желательно, сильное восхищение. Моя сестрица выходит из положения, спрашивая в лоб, какой ответ нужен человеку - и дает его. Я стараюсь формулировать вопросы и запросы так, чтобы они означали именно то, что мне нужно в данный момент.

2. У меня обсессивные отношения с правдой. Я очень не люблю, когда за меня решают, что мне стоит услышать и в каком процентном соотношении правдивости. То есть, как правило я формулирую вопрос, чтобы именно на него получить ответ. Если вспоминать назад, меня больше всего сердят случаи именно того, когда я задала вопрос, чтобы получить информацию, а получила ответ, в котором человек внутренне за меня решил, что мне приятнее услышать и сказал это.

Хотите пример? Однажды перед занятиями меня черт дернул сделать себе новую прическу. Зеркала у меня не было, я накрутила какие-то бараньи рога, а-ля принцесса Лея, и что-то такое мелкими косичками распустила на висках. Я честно не помню, почему я рискнула делать прическу без зеркала. У меня были в ней сильные сомнения, но результат я посмотреть не могла и я повернулась к своей подруге, честной комсомольской девушке, и спросила ее, как это выглядит, на ее художественный взгляд. Она осмотрела и бодрым голосом сказала, что выглядит хорошо и миленько. Я проходила так весь день занятий, а на большой перемене дошла наконец до тусклого зеркала в раздевалке. Что я там увидела, привело меня в ярость. Идиотские рогалики, сделанные из моих тонких волос, были расположены так, что я выглядела как мартышка, а распущенные мелкие косички стояли дыбом спереди - не кудряшками, а бесформенной куделью спутанной мочалки. Все это было не просто так себе - а совершенно кошмарно и уродски. И я так проходила полдня!!!

Когда я накинулась на подругу, она сказала, что видела, что все некрасиво, но хотела подбодрить меня, чтобы я чувствовала себя хорошо. Я ее чуть не прибила рукой, оторванной у пластмассового скелета Сигизмунда. Мне нужна была правда, а не подбодрение в моем уродстве! Скажи она мне, что идея моя меня не украшает, я бы просто расплела "рога" на ушах, смочила бы в раковине дикий пух вместо челки и оставила волосы обычно распущенными или затянула в хвостик.

Это был, наверное, первый раз ( потом их было много:)) когда я орала, что не надо "думать", надо отвечать на вопрос - и правду, и что я ненавижу людей, которые "думают"

Так вот. Одно из осложнений просьб о мнении - в том, что люди "думают". Они думают, что тебе нужно приятное, или утешительное - и хвалят. Причем не умно хвалят - находя вещи, которые можно в этой работе похвалить, а как идиоты - хваля то, что отчетливо видят, как неудачное и плохое, думая, что оказывают тебе эмоциональную услугу. В то время, как ты, может сам подозреваешь, что что-то не то, уже не можешь увидеть или решить, не доверяешь себе - и спрашиваешь мнение товарища. Все, что ему нужно - это сказать правду - и ты поймешь, что тебе казалось не зря, и это можно переделать, прежде чем отправлять, например, в печать. Но нееет! Замордованные чьими-то советами про бережное отношение к чувствам людей, они тебе врут, явно видя, что в работе не то, и ты, доверяя второму мнению, можешь непоправимо сунуть вещь уже в производство или печать.

3. С детьми взрослая "правда" почти никогда не работает. У них настолько почти все в первый раз, что их лучше хвалить за все. Он в принципе первый раз нарисовал своего медведя или зайца, сам придумал, сам посадил и сам нарисовал. Совершенно незачем говорить ему, что шерсть плохо передана, один глаз больше другого, и что он неправильно сидит в перспективе. Во-первых, этого слишком много за один раз и для одного маленького мальчика или девочки, во-вторых, главнее, что он это сделал и очень радуется. Практически все имеют такие воспоминания из детства, когда в момент чистой радости за сам факт сделания взрослые начинают высказывать свои взрослые претензии к работе.

Для простоты можно принять за правило, что не нужно вообще замечаний за первые три попытки одного и того же! Вот когда он нарисует своего зайца в четвертый раз, можете мягко обратить внимание на глаза разного размера. Тогда ребенок не расстроится и обидится, что вы подорвали его радость, а сможет уже вполне по-рабочему, процессно, хлопнуть себя в лоб и сказать - точно! Это я не заметил.

4. Со взрослыми людьми очень часто бывает то же самое. Он рад, что вообще сделал это, или в первый раз такое сделал - и ему не нужна критика, ему нужно просто признание его свершения в принципе. А его критикуют за детали. Человек с первым разом - не художник в процессе, он инвалид, преодолевший свою инвалидность в первый раз.

Я однажды оказалась в крымском городе на весеннем празднике. Подошла к площади, когда внизу на площадке под оркестр танцевал ансамбль подростков. Девочки в голубых платьях и мальчики в костюмах. Танцевали они плохо. То столкнутся при кружении, то собьются с ритма. Для ансамбля, подготовившего выступление на площади перед городом - просто постыдно. И невпопадность дурацкая и смешная. Я тихо хрюкала в кулак от смеха.

И тут они закончили, и голос над площадью громко объявил, что перед нами выступал ансамбль школы для глухих и слабослышащих. Я от неожиданности закашлялась в тот же кулак. И потом громко-громко хлопала с навернувшимися слезами.

Так вот - для обычного ансамбля это смешно и непрофессинально. Для ансамбля из глухих - достижение само по себе, качество танца при этом дело совершенно вторичное. Начинающий человек - это именно инвалид, преодолевший просто барьер между неделанием и деланием. Поэтому его бессмысленно критиковать, на пользу не пойдет, только обескуражит.

5. Но если человек начинающий - ему не нужно позировать в другой группе, не нужно просить критики, если он не готов именно к рабочей критике. Пусть честно просит ободрения и одобрения, под обещание, что он будет дальше работать над собой и, конечно, будет улучшаться!

А то сначала выставляется запрос - посмотрите, как я танцую, я собираюсь выступать на сцене! - А когда в ответ изумляются: вот с этим, мягко говоря, убожищем выступать? у вас ритма нет, вы нетвердо знаете шаги и не попадаете в музыку. - Начинать слезы и обиженно говорить: да я вообще глухой, для меня достижение, что я вообще хоть как-то музыке соответствую! А вы грубый и бесчувственный, я теперь из-за вас вообще танцевать брошу!

Груб ли отвечавший? Нет, он ответил в рамках ситуации, которая была неверно представлена.

Поэтому просить критику нужно тоже уметь. Желательно донести до спрашиваемого, кто ты в принципе, на какое место претендуешь своей работой и какой ответ хочешь услышать! Телепатии и особенно бережных условий тебе никто автоматически не гарантирует.

6. Непрошенная критика - не нужна. Это не значит, что она не нужна человеку по большому счету. Это значит, что если он ее у публики не запросил - она ему не нужна из его внутренних ощущений.

Почему? А по разным причинам.

Например, он делает что-то для собственного удовольствия, без обязательств улучшаться, прогрессировать, делать правильно или качественно - и стало быть ему совершенно не нужны ваши острые наблюдения и предложения, как сделать лучше. Это как заводить полупородистую собаку, как друга. Вы ее и так любите - как свою собаку, зачем вам неожиданная критика специалиста по разведению породы, что холка у нее не та, прикус с дефектом, хвост бубликом не туда и брудастость ниже всяких стандартов?

Или он сам все хорошо знает, специалистов его уровня мало, а замечания дилетантов: у вас горизонт завален - представляют отрицательную ценность. Что ему спрашивать-то? Про конкретный его занимающий косяк, он может спросит конкретного знающего человека.

Или он подозревает, что у него полно недочетов, но слышать ему об этом не хочется; пока он не спрашивает, можно внутри своего мира считать, что у тебя все не просто в порядке, а прекрасно. Свои товарищи, близкий круг хвалят. А выйди-ка к независимым экспертам, еще наговорят неприятного - и зачем это?

Или он сам себе самый свирепый критик и пока считает, что собственного взгляда и знаний хватает, чтобы накопать столько недочетов, чтобы работы было полны руки.

Или он сам знает, насколько еще слаб и не безупречен, как много работы, чтобы приблизиться хотя бы к маленькому удовлетворению от себя, а если еще и со стороны начнут тумаков давать - у него столько психологической выносливости не хватит.

7. А тут еще возникает вопрос - а судьи кто? Вот запросил человек критику, но кто ее будет выдавать?

Есть критики книжные. Они прочли правила в книгах и шарашат их в любом совете. Не потому что они попробовали, попробовали и правила и нарушения их и креативные применения - нет-нет, они просто их читали. Или слышали. Это те самые которые будут кричать "Горизонт завален" и неумелому новичку, который пропустил этот факт, и Айвазовскому, который рисует бурю на море с точки зрения человека на плоту.

Есть критики эгоцентрированные. Они не различают между недочетами и собственными пристрастиями/антипатиями. " Вот вы здесь собаку нарисовали - фу, не люблю собак! Вся картина испорчена!" Встречаю таких на Амазоне, в рецензиях на книги. Вот книга про сто исторически культовых вещей в современной моде - то есть, понятное, дело недешевых и не всегда подходящих любому типу фигуры. Одна рецензия ставит двойку. Иду читать. " Почему в этой книге ничего не написано про то, как нам, обычным толстым женщинам, одеться недорого или самостоятельно дома сшить что-то даром и со вкусом???" Эээээ.... там еще не написано, как готовить гамбургеры, менять полы в доме, петь в караоке, писать маслом картины - и еще огромное количество вещей.

Есть критики, просто взъевшиеся на автора, по своим частным причинам. Конкурирующие с ним в какой-то области. Обиженные на что-то в личных отношениях. Иногда обиженные на тип людей, которых автор представляет. Им будет все не нравиться в принципе.

И часто среди искренно желающих помочь, бывают эго-художественно-центрированные. Помните старый мультфильм про большую белую корову и маленького зеленого лягушонка? Корова спросила его, что бы он делал, если бы был большой белой коровой. И лягушонок ответил - сначала спилил бы рожки, потом укоротил ножки, потом..., потом... И в результате выходит маленький зеленый лягушонок:) Так вот, многие люди дают советы про то, как убрать бы это, добавить это, нарисовать это вот так - а в результате получилась бы их картинка.

8. Вот и выходит, что критикуемому еще и нужно параллельно анализировать все входящие критические потоки и делить на значимые и незначимые. А он часто сразу под воздействием эмоций и хладнокровно думать не может.

Очень часто попросившие мнения немедленно начинают от этих мнений отбиваться - оправданиями ( у меня не хватило времени), попытками пристыдить высказавшегося ( вот такие, как вы...), попытками выглядеть высокомерным и насмешливым ( да нет, мне просто смешно..., попытками проверить паспорт (а ты кто такой? что-то я не помню ваших шедевров или ответными ударами (сбегал к вам в журнал - человек который так стрижет собаку/ жарит картошку/ покрасил прихожую - тут мне советы дает?.

Хороший еще способ уходить от расстройства от критики, упрекая критика в тоне - вот если бы вы по-другому сказали, вот если бы вежливо попросили, если бы вот так разговаривали... Можно еще документами начать махать - корочками об образовании, дипломами выставок, квитанциями о продажах.

В результате этого отпора не пробиваются к автору даже справедливые замечания. Но, как правило, остается расстроенность, подавленность и обида. В интернете легкий способ справления всегда под руками - пожаловаться своим. Они всегда прибегут и расскажут, что ты золото, никого не слушай, а они а) завидуют, б) дураки и в) опять завидуют.

9. Ну и есть ли какой-то смысл в этом вообще?

А ведь может быть. Когда я преподавала в художественной школе, практически половину времени я говорила о недостатках, о том, что неправильно - вот тут у тебя неверная линия, вот этот эскиз недостаточно хорош, вот здесь ты некрасиво закрасил, сделай лучше. И что интересно - никто не тратил времени на слезы, не дулся, не спрашивал меня, а ты кто такой? - брали и перерисовывали линию, переделывали эскиз и закрашивали красиво заново. То есть даже ребенок, даже при постоянном указывании на ошибки может не впадать в эмоциональную истерику и не упрекать в травме, нанесенной его нежной психике.

Значит теоретически критика и польза от нее возможны.

10. Лучшие примеры отношения к критике для меня герои Торнтон Уайлдеровского "Дня восьмого". Брат там учится быть хорошим журналистом, сестра - оперной певицей. И оба идеально, с моей точки зрения, относятся к критике. Она нисколько вообще не забредает на их эмоциональную половину, оба всматриваются и вслушиваются в критический шум вокруг и делают это топливом для своего развития. Она, когда ее освистывают в театре, опускает руки и спокойно стоит, вслушиваясь, пока в криках толпы не собирается и не проясняется главное, именно это она слушает и принимает во внимание дальше. А он - мальчик без образования, но с чутьем к слову, приносит свои пробы старому журналисту, потом уносит их безжалостно исчерканные, исправленные, надписанные - и тщательно, жадно изучает каждую пометку, каждый штрих, стараясь понять их закономерность, запоминая грамматические правила. И оба становятся выдающимися в своей области.
LinkReply

Comments:
[User Picture]From: siam_03
2011-06-06 05:29 pm (UTC)
то же самое, мне кажется, и со степенью близости человека. Допустим, одни и те же слова, сказанные мамой и посторонним человеком могут иметь абсолютно разный эффект. Перед близким человеком мы, как мне кажется, на психологическом уровне заранее убираем фильтр, через который проходят остальные комментарии. С близкими людьми нужно быть аккуратнее, как мне кажется.
Хотя говорят, что кто как не родители или кто, как не лучшая подруга скажет правду. Но не травмирующую форму критики еще никто не отменял)
(Reply) (Parent) (Thread)