Alika (rikki_t_tavi) wrote,
Alika
rikki_t_tavi

Category:

Мышь Гликерия. Процесс работы. Часть 2.

Тем временем автору предложили издать Гликерию аж два издательства. Одно выпускало красивые книги, другое - актуальные. Одно было более опытное, второе - новое. У одного были люди, которые бы со мною работали как художественные редакторы, у других такого опыта не было

Дина вела переговоры, а я рисовала картинки для показа. Все равно любому из них нужно было показать, что мы собирались делать.

У меня была одна картинка времен еще, когда я рисовала без издательств:

Первоначальная идея наша была сделать красивую подарочную книгу с черно-белыми линейными илюстрациями, на бежевой или светло-желтой бумаге.
Идея Дине чрезвычайно нравилась. Она прямо видела Гликерью в таком варианте.

А я вообще люблю узорочные рисунки линиями, я все так постоянно рисую. Поэтому идея узорной графичной Гликерии мне тоже нравилась.



Хотя заметно, что я рисую большей частью кошек, а не мышек:)

И хотя сама Гликерия все еще не была придумана окончательно, я нарисовала для показа издательству две картинки – с солью и обувным магазином. В конце концов они почти без изменений вошли в книгу – только с новой Гликерией.


Тут уже появились разные букашки в качестве второстепенных героев. там даже в одной ячейке стоит кроватка с шишечками и бра на стенке.


И вторая с рассыпанной солью, в которой я вместо фризовой фронтальной композиции, сделала ракурс сверху.

Это было легко и быстро. Я рисовала эскиз в карандаше, а потом клала рисовальную кальку поверх и рисовала начисто ручкой. Все понятно, все несложно.

Дина по своим причинам выбрала одно из издательств - как раз актуальное. Мне лично не очень нравился их любимый стиль. Их книги любят родители и дети, они хороши для чтения, но картинки в них почти всегда были монохромные и такие… современно-небрежные. Про некоторые мне казалось, что я такие иллюстрации нарисовала бы не сходя с места, не задумываясь, не придумывая ни героев, ни обстановки. А Гликерия была бы явно очень подробная, прорисованная, детальная и декоративная. Не совсем вписывающаяся в их эстетику, как мне казалось.

Зато разговоры с редакторами там помогли мне определиться, какая будет Гликерия – от обратного. Им казалось, что Гликерия – такая придурошная и некрасивая старая дева, типа Лии Ахеджаковой, ближе к старушке. Прямо какая-то героиня Островского, живущая в деревенском доме с половиками. А я знала, что Гликерия молодая девушка, хорошенькая и романтичная. У нее тоже придурошность, но совсем иного рода, чем у старой девы. Она хорошенькая, она любит красивые вещи, у нее все кругом в сокровищах полудетских – ракушках, бусах, листиках.

Я так хорошо сформулировала в ответ им, что из себя представляет Гликерья, и что вся книга это процесс непрерывной инициации юной мыши во взрослом мире, что автор потрясенно сказала – вон, оказывается, что я написала!!

Ведь если вглядеться - это все истории молодой девочки-девушки на пороге вступления в мир взрослых - и взрослых женщин. Ее все время ставят перед задачами - сделать что-то, что у них взрослых полагается. А она и хочет это выполнить и, с другой стороны, у нее какие-то свои ценности и она не хочет их терять. В результате в каждом случае она соглашается делать что-то "взрослое", но все равно выворачивает на свое, на то, что кажется ей гармоничным. Собственно говоря, она каждый раз улизывает от взрослых формальных правил, хотя начинает с активного желания следовать им.

Мне кажется, это очень понятно любому ребенку. Дети постоянно находятся в таком состоянии - взрослые предлагают им следовать правилам взрослого мира, соответствовать требованиям взрослого мира - и часто переходят невидимую границу, создавая ощущение - не можешь следовать, не можешь соответствовать - ты "плохой". А ребенку очень важно чувствовать спокойно - нет, я хороший. Я могу этого не уметь и к этому не быть готовым, я могу стараться, а у меня может не получаться - но базово я хороший!
Гликерия в историях все время возвращает себя в это состояние - "я хорошая", "со мною все в порядке".

И согласитесь, Гликерия - ребенок-девочка-юная девица - это совсем другая история, чем карикатурная и некрасивая старая мыше-дева. Она хочет каблуки, потому что взрослые женщины так носят, она хочет писать стихи, потому что романтичные девушки так обязаны делать, она хочет солить огурцы, потому что взрослые порядочные хозяйки это умеют. И совсем другое дело, если придурочная старая дева пытается встать на каблуки или писать поэзию. Это другая книжка совсем.

Так что я представила, как мне будет сложно отстаивать каждый шаг и каждое свое эстетическое видение. Когда я обсуждала внешний вид Гликерии и упомянула, что пересмотрела множество детских книг с мышами-героями, мне в ответ очень удивились: Зачем вы это делали? Это совершенно не нужно делать.
Я отвечала, что мне было интересно, как изображают мышей, с какой долей натурализма, с какой стилизованностью. Потому что, хоть Гликерия и мышь, но я пробовала вот эту шерстку на лице и выпуклые черные глазки - и оно не пошло решительно.
А в разговоре о деталях, когда я сказала что-то про множество подробностей в тексте, редактор изумленно-недоверчиво спросила: А вы что, будете следовать тексту?!

Да, я вообще-то собиралась.
Я писала уже где-то в старом посте:
У меня образование театрального художника и я хорошо помню, что следовать ремаркам автора пьесы было позорно и некомильфо. Вот пишет автор - справа дверь, слева большой письменный стол, за которым сидит Иван. В дверь входит Маша. Так вот, никто под страхом отлучения от профессии не поставил бы справа дверь, а слева стол. Нужно было нагородить ширм, устроить странные пандусы, обвешать все драпировками, Машу спустить на канате и так далее.

У меня это вызывало сильное недоумение и некоторое неудобство перед авторами пьесы, которые как-то видели это внутренним взором. Однако, понятно то, что чтобы твоя работа, как художника была видна нужно, чтобы было заметно, что ты голову ломал, а не стол из подсобки принес и поставил. Что в тебе текли творческие соки, ты бешенно скрябал бумагу, выращивал ступенчатые кристаллы из фанеры и выворачивал пространство.


Но для детей-то очень важно, чтобы было по тексту. Я даже опросила читателей и родителей - и практически сто процентов сошлись на том, что сами могут смотреть на интерпретации и фантазии, но детям нужно точное соответствие. Так что, да, я собиралась рисовать именно тот мир, что был описан в тексте - со всеми штучками, платьями, самокатами и библиотеками. На этом этапе мне казалось, что я точно знаю, какая Гликерия должна быть, и если мне будут совершенно под другим углом возражать и другое видение навязывать - я не смогу.
Совсем просто стало, когда Дина сказала мне, что Гликерия списана с меня– вон оно что! То-то мне все так знакомо:) Тут уж у меня появилась просто авторитетная уверенность, что я знаю, что лучше.

На самом деле в текстах все сложнее. Это смешанный образ. Мы обе с сестрой любим знать, как "правильно". Но мое "правильно" относится к технологическим процессам - как правильно краски смешивать, ткать или змея запускать. А ее "правильно" относится к социальным положениям - как правильно себя вести, как правильно взаимодействовать, как правильно вписываться куда-то. Меня же это почти не волнует, я уверена, что я вот приду, мы будем разговаривать, а они меня как-нибудь сами полюбят. Но я художник, личность в социуме пограничная - и сам себе можешь позволить многое и общество этого от тебя ожидает. Она же очень рано стала преподавать в университете, была юным кандидатом наук и доцентом, автором курсов своих. Преподавание вообще сразу налагает множество ограничений в свободе выражения. Но преподавание идет в среде понятных, упорядоченно расставленных ролей. А в жизни все стихийно и правила неочевидны. Поэтому ей всегда хотелось и в жизни понятных правил, по которым играем, понятных требований, чтобы соответствовать - а ситуация с непонятными правилами вызывала смутную тревогу.

Поэтому Гликерия это как бы автор, играющий в художника:) Каждая история начинается с умиротворенной и довольной жизнью "меня" - вот у меня тут ракушки, там книжки, здесь варенье, а там платье с оборками. И вдруг "она" вбрасывает задачу - а если тебе вот так? - и создается приступ короткой неуверенности или потерянности - а что делать-то в такой ситуации, как соответствовать и не поддаваться при этом? - И Гликерия, возвращает себе спокойствие и говорит - а вот так. Сделаем все по-своему, но никого не обидим - и пойдем пить чай с вареньем.
В общем, мы были уверены, что лучше меня все равно никто не выразит Гликерию визуально.

Соглашение с редакцией было почти выработано, и тут они сказали, что поставят Гликерью в очередь на 2010-й год. А шел 2008-й. Дине показалось, что это немыслимо долго, какой-то очень далекий срок.

И она внезапно взяла тайм-аут, забрала книгу отовсюду и решила ее не печатать пока нигде.

Продолжение следует.
Tags: glikerya, glikerya_book_process, my_pictures
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 61 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →