Alika (rikki_t_tavi) wrote,
Alika
rikki_t_tavi

Categories:

Чайка, часть вторая

И вот начало сюжета. Пьеса написана и Треплев ее даже поставил. Гениальные декорации. От дома идет аллея к озеру, с боков ограничена кустами и деревьями. Аллея, видимо, короткая, озеро – вот оно сразу. Треплев перегораживает этот проход самодельной сценой, закрытой занавесом, расчитывает время – и когда занавес открывается, в качестве декораций – само озеро с отражающейся в нем только что взошедшей луной. Представляете? А если полнолуние? Огромная желтая луна висит в небе и отражается в воде.

Для него это дважды важный суд. Его матери, которую он очень любит, известной актрисы – и известного писателя, ее друга. Константин страдал всегда в компании ее друзей, ему казалось, что они смотрят на него, как на ничтожество, что он никто – и вот эта его попытка, как взрослому, войти в этот мир «взрослых», писателей, театральных людей.

И тут же возникает двойной мотив ревности, еще только в предожидании пьесы. Аркадина будет ревновать в Нине. Не сына ревновать, нет. А к роли актрисы на сцене, центра внимания, которыми должна быть только она. Он еще не понимает, что ей заранее не нравится его пьеса – и потому что там какая-то другая актриса и
потому что вот же есть настоящий писатель, что же сын-то прикидывается?

А сам Треплев ревнует все к Тригорину. Им, а не сыном восхищается мать, его греет слава, его, задыхаясь хвалит Нина перед спектаклем.

И ревность эта прорывается в репликах.
Константин вдруг врет о том, что не читал книг Тригорина.
Нина. Какие у него чудесные рассказы!
Треплев (холодно). Не знаю, не читал.


А мать его внезапно срывается в декламацию из Гамлета
Аркадина (сыну). Мой милый сын, когда же начало?
Треплев. Через минуту. Прошу терпения.
Аркадина (читает из "Гамлета"). "Мой сын! Ты очи обратил мне внутрь
души, и я увидела ее в таких кровавых, в таких смертельных язвах - нет
спасенья!"


Дважды намек – кто у нас драматург настоящий, на самом деле, и кто у нас настоящая актриса.

Сама пьеса известна каждому школьнику. Люди, львы, орлы и куропатки – все, все все погибли и закончились на земле. Одна бессмертная мировая душа осталась на свете – и она сидит в белом платьице на белом камне на фоне озера. Душа говорит, что открывать рот ей можно раз в сто лет и что дьявол будет бороться с нею.

Нине, кстати, не нравится эта декламация. Она называет это «читкой»
Нина. В вашей пьесе мало действия, одна только читка. И в пьесе,
по-моему, непременно должна быть любовь...


Все домашние – дядя, мать, ее друг-писатель, управляющий со всем семейством, местный доктор и учитель – сидят в зрителях. И в момент наивысшего напряжения, когда у Треплева появляются красные глаза-огни дьявола и пахнет серой, атмосфера в зале становится несерьезной, влюбленная в доктора жена управляющего начинает громко беспокоиться, что он снял шляпу, Аркадина громко спрашивает Костю, зачем сера и шутит над дьяволом. И Костя взрывается и останавливает пьесу

Виноват! Я выпустил из вида, что писать пьесы и играть на сцене могут только немногие избранные. Я нарушил монополию! Мне... я... (Хочет еще что-то сказать,но машет рукой и уходит влево.)

Вот у него и вырвалось о Тригорине.

Но и она срывается:
Аркадина. Теперь оказывается, что он написал великое произведение! Скажите пожалуйста! Стало быть, устроил он этот спектакль и надушил серой не для шутки, а для демонстрации... Ему хотелось поучить нас, как надо писать и что нужно играть... Наконец, это становится скучно. Эти постоянные вылазки против меня и шпильки, воля ваша, надоедят хоть кому! Капризный, самолюбивый мальчик.

Она все это восприняла как выходку против себя. Она играет традиционную даму с камелиями, а сын, значит, ей в лицо тычет, что это устарелое искусство, что она отстала и играть нужно другое. И вот эта девочка, значит, играет как теперь нужно??

Аркадина ужасно эгоцентрична, все на свете про нее. И сын, понятное, дело, хотел ей досадить и ей что-то высказать. Хотя он-то скорее всего к ней серьезно как к критику и не относится, его тайная аудитория – Тригорин. От нее он ждет родительского принятия, одобрения и поддержки – все, что чувствуется, как любовь. А от него – профессионального суда.

Знаете таких самолюбивых людей? Вот они собираются с духом, набираются смелости, с преувеличенной развязностью выставляют свое на общественный суд – и едва только что-то острое – сворачиваются мгновенно, как улитки, взрываются – ах, так?? Ну и к черту вас всех!!
Tags: chaika, reading
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 12 comments