Alika (rikki_t_tavi) wrote,
Alika
rikki_t_tavi

Category:

Рассказка, часть четвертая

Начало тут: 1
2
3

На предпоследнем курсе мы с Маратом оказались на практике вместе в одной школе. Они с Аглаей к этому времени уже были странной парой - самые талантливые и выразительные на курсе. Но Аглая на время практики куда-то умотала, всех распределили по школам, и я попала с Маратом в школу в Заречье. Он жил неподалеку, и после занятий мы шли к нему пить чай с баранками и "коровкой" и сочинять наши отчеты. "Братишек", пишущих за меня ненавистный канцелярит, больше не было, Марат сочинял чудовищные по заумности тексты, и мне приходилось распутывать их и придавать фразам пыльную и бодрую педагогическую ноту.
Заречье состояло из тихих старых улочек, со старыми частными домами, каменными пузатыми особнячками бывших купцов, где до сих пор были бакалейные магазины. Мы заходили со двора в комнату-веранду, за окнами стоял серый март, над покрытым яркой клеенкой столом горела яркая лампа, позади стояла высокая железная кровать, с пухлой периной и подушками, выложенными башней. На этой кровати я неожиданно потеряла невинность.

Мучительная влюбленность моя к этому времени уже наполовину прошла, но глаз неизменно реагировал на серебряно-зеленую его красоту. Его раскачивающаяся насмешливая повадка, ласковые движения все еще отвлекали меня от занятий. Но я уже понимала, что по сути он простой и простодушный человек, и полудеревенская жизнь вокруг вычитала из его богемной внешности большую часть. Как все получилось, я даже не очень-то поняла. Мы не сказали ни слова, даже не поцеловались ни разу, как-то дурацки, как решеное дело, все это произошло, быстро и непонятно. Подушки валялись на полу, слезать было высоко. Надо было предаться послесексовой романтичности или угрызениям совести, но обнаружилось, что мы испачкали голубенькое тканое покрывало в мелкий рубчик - и я стала носиться до прихода его матери, стирать в раковине кусками и долго шпарить старым утюгом, чтобы высохло.

Ничего романтичного, ничего из того, что я себе представляла, я пришла в домой в недоумении - как это произошло и что теперь думать. Утром в школе мы встретились, как всегда, и больше не упоминали об этом. До конца учебы мы еще пару раз оказались в постели вместе - все так же неромантично, без поцелуев или слов.

На последних курсах я сменила компанию. На физфаке, где по понятным причинам, мальчиков было больше, был известный в студенческой среде театр. Им понадобился художник-декоратор, они пошли, естественно, искать на худграф, кто-то сказал им про меня, что я из театральных - так я попала в театр " Пять колес". Это было весело, это было смешно, идеи у них всегда были сумасшедшие, а сами они были по-хорошему придурочными. Я шила гигантских куриц из поролона, резала из пенопласта ордена и ботинки, а иногда выходила на сцену в виде абстрактной неотразимой девицы.

Аглая к концу учебы сделала неизящную попытку опять со мной подружиться. Просто внезапно однажды в перерыв подошла и сказала преувеличенно ласково: Ах, что-то мы мимо и мимо! Нужно пойти попить кофе, пойдем прямо сейчас?
У стойки гардероба маячила Анька и тревожно глядела на меня, делая знаки бровями из-под буйных кудрей. Я пометалась в душе между желанием послать Аглаю сразу и желанием выяснить, с чего она вдруг решила сыграть такую лисоньку - и решила не связываться.

Наконец все планшеты, тетради, холсты и учебники подошли к концу, мы сдали последние экзамены и отправились праздновать к Марату. Стояла самая чудесная пора - зелень еще не огрубела и не была запылена пухом одуванчиков и тополей, в Заречье было как на даче. Мы поставили столы прямо во дворе и веселились всю ночь. Захмелевший артистический юноша Константин пытался поцеловать меня через окно, Анька то веселилась без удержу, то так же без удержу рыдала, Ветка сказала проникновенную речь, как мы все сдружились за годы учебы и как она уважает талант Марата, пообещав, что всегда будет гордиться знакомством с ним. Аглая громко фыркнула " еще одна". Мы танцевали, как ненормальные в пустых комнатах с вынесенными столами и стульями, в садике в банках горели свечи.
Все кончилось. Надо было получать дипломы и начинать скучную взрослую жизнь. Мы в последний раз сидели с "братишками" и обсуждали планы на будущее. В преддверии разлуки мне уже необязательно было их сторониться, и мы чувствовали себя почти прежними.

Мама уже придумала, что я пойду в новый лицей учителем рисования и черчения, там были какие-то невообразимые педагогические новации. Меня брала тоска при мысли о школе, о невозможности прогулять, о расписании, и я тянула с обещанным походом туда. Я решила прогулять свободно лето, впервые без обязанности что-то учить, что-то сдавать, идти к сроку, штриховать красные носы старичков-натурщиков и выписывать блики на эмалированных кувшинах. Я и предположить не могла, что мне заготовило это лето.
Tags: fiction, hudgraf
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 21 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →