Alika (rikki_t_tavi) wrote,
Alika
rikki_t_tavi

Category:

Ночное чтение

А понедельник я отдала чтению. Я ужасно живу. Во-первых, ничего не делаю. Во-вторых, ничего себе не разрешаю делать. Вроде как все недостаточно хорошо и недостаточно доказало. что на это время тратить нужно. Поэтому смейтесь-смейтесь надо мною, но я себе выделяю дни и разрешаю. Или заставляю.

И в понедельник я читала воспоминания самых разных людей о писателях наших советских. Картина удивительная, страшненнькая временами - все на всех могут стучать, все с опаской, обычная реакция кажется опасной фрондой, писательству слов в ряд придается другая , дополнительная значимость и важность.

Поразила история с Марией Петровых, поэтессой, хрупкой и странной и Мандельшамом. Осипа взяли органы за стихотворение о Сталине, и он на вопрос, кто еще знал о стихотворении, назвал несколько человек, которые якобы записали себе этот стих. В том числе и Петровых. На нее друзья смотрели уже как на пропавшую без вести, узнав об этом. Записала поганое стихотворение? Хранила? Не доложила?

А она не записывала. Кто бы в своем уме записывал и хранил такое?
Мандельштам был в нее влюблен и придумал так сказать, чтобы ее тоже взяли, арестовали и сослали с ним вместе куда-то в глушь - и там он будет у нее все время на глазах и нарисуется так, что она его тоже полюбит.
Тяжелое крыло косы прошло мимо нее, но Мандельшаму она этого не простила за всю свою жизнь.

А еще много-много читала про Тарковского-старшего. Я стихи его люблю внутренним дыханием, но ничего вообще про него не знала, ни единого факта. Давным-давно мне мама подарила его книжку, я открыла первую страницу и увидела портрет настолько страшный, что потом все время его пролистывала, а может даже склеила страницы.
Там было лицо фашистского убийцы. Вот как их снимали в нашем кино - квадратное тяжелое арийское лицо - и при этом театрально-злодейские брови вразлет вороновыми крыльями, глаза как два черных дула, узкий надменный рот, резкие, как грим, складки. Страшное, тяжелое, каменное, активно безжалостное лицо.

А в воспоминаниях все говорят одно, просто повторяющееся - невероятно, необыкновенно красив.
И я им поверила:) Надо людей видеть живых, в движении, с голосом.
Инна Лиснянская, поэтесса - воспоминания о разговорах и дружбе с Тарковским в доме творчества Переделкино. Очень интересно. Он, оказывается, был смешливым и детским - детским милым и детским эгоцентричным. Покупал шитых мишек. И спал, разложив мишек у кровати. А иногда и так - покупал мишек, а брошеные дети в первой семье голодали...
Она легко пишет - ярко, незлобно, подробно.
Tags: anthropology, links, ludi, reading
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 12 comments