Alika (rikki_t_tavi) wrote,
Alika
rikki_t_tavi

Category:

Большой текст про удивительную жизнь Муры Закревской-Бенкендорф

Обнаружила статью, которую Космо сначала захотело, потом отхотело - потому что уже писали про нее ранее. Но у меня-то текст остался! Пусть вам достанется.

Мура Закревская-Бенкендорф

Часто женщины и без того интересные, с жизнью, полной приключений и неожиданностей, вдобавок путают и сбивают с толку, сочиняют и поддерживают легенды о себе – и вскоре уже не разберешь, где жизнь, где вымысел, так убедительны эти женщины-мифы.

Мура Закревская-Бенкендорф-Будберг была такой женщиной. Вместо официального имени Мария так и осталось за ней кошачье, уютное и опасное одновременно имя Мура. В нужный момент необыкновенно быстро появлялось у нее на лице кошачье, вкрадчивое, ленивое и нежное выражение. И мужчины становились готовы на все.

Начало жизни
Родилась Мура в 1892г. Многие верили, что происходит она от знаменитой красавицы Аграфены Закревской, «Клеопатры Невы», как называл ее Пушкин, проносящейся сквозь жизни других разрушительной и обжигающей кометой. В действительности семья Муры не имела дворянских корней. Мура была младшей из четырех детей в семье сенатского чиновника, переехавшей в Петербург из Черниговской губернии.
После выпуска из института для девиц отправилась в Англию, где при посольстве служил ее сводный брат. Утверждала, что она «окончила Кембридж», но скорее всего посещала языковые курсы для барышень при Кембридже.

Это было беззаботное время. В Лондоне Мура познакомилась с огромным количеством людей из высшего света – писателями, финансистами, дипломатами и лордами. Там же она встретила молодого дипломата, дальнего родственника русского посла Ивана Бенкендорфа , и в 1911 г вышла за него замуж. Вскоре мужа назначили секретарем русского посольства в Берлине, и молодые отправились к месту службы. И опять новые знакомства, интересные люди. Мура танцевала с правителем Германии Кайзером Вильгельмом и находила его более смешным, чем английского короля Георга V. В 1913 у нее родился сын.

А в 1914 разразилась война и рускому посольству пришлось покинуть Германию.
В 1915 у нее родился второй ребенок, девочка. Мура закончила ускоренные курсы медсестер и, как многие знатные дамы, всю войну проработала в госпитале в Петербурге.

После Февральской революции 1917 года стало ясно, что карьера мужа-дипломата приостановилась, и семья уехала в Эстонию, где было родовое поместье Бенкендорфов. Там и застала их Октябрьская революция. Знакомые срочно уезжали в Европу, все были перепуганы. Оставив мужа и детей в поместье, Мура тайком пробралась в Петербург. Квартире их грозило уплотнение, непонятно было, можно ли возвращаться всем в этот взбудораженный город. А к Рождеству случайный знакомый передал ей из Эстонии страшное известие: мужики ночью ворвались в дом и зверски убили ее мужа, усадьбу подожгли,няне с детьми удалось бежать и спрятаться у знакомых.

Любовь.

Петербургскую квартиру отобрали под комитет бедноты, возвращаться в Эстонию было невозможно, идти Муре было совершенно некуда. И она пошла в единственное место, куда тянуло ее сердце – в английское посольство. Знакомые ее упаковывали вещи, старые дипломаты возвращались на родину, Англия не признавала государство большевиков.
Но двум странам нужны были хотя бы неофициальные дипломатические каналы. Этим дипломатическим звеном между двумя странами стал специальный агент Роберт Брюс Локкарт. Сын шотландского помещика, он с 1912 года служил в английском консульстве в Москве, выучил русский, перезнакомился с актерами и писателями и очень полюбил Россию. Революции произошли в его отсутствие – он ездил навестить жену в Англии. А зимой 1917-18 Локкарт был прислан обратно с тайным заданием не дать России заключить мир с Германией.

Там в посольстве он и увидел Муру. Она показалась ему необыкновенно очаровательной и очень русской, его поразила ее стойкость и пренебрежение к невзгодам вокруг. Они были похожи умением очаровывать людей. Брюс был жизнерадостным и легким, с ироничным умом и теплым располагающим отношением к людям. Муру собеседники находили удивительно понимающей, внимательной и прелестной.
Вскоре они неожиданно и страстно влюбились друг в друга. Она была олицетворением той России, которую он любил, он для нее – символом спокойной и надежной прежней жизни. Ей было 26, ему 31.

Британский агент

Большевистское правительство переезжало в Москву, за ним переместились и Локкарт с Мурой. Они завели множество новых знакомых – из правительства и частных. Локкарт бывал в Кремле, разговаривал с Лениным и Троцким. Он неустанно передавал информацию с свое министерство иностранных дел о том, что происходит в России, за кем сила, кого поддерживает народ. Мура поселилась с ним на квартире, вела хозяйство, считалась его переводчицей и была невозможно счастлива среди послереволюционной разрухи и холода. Когда через 8 месяцев она решила пробраться в Эстонию и навестить детей, Локкарт две недели не находил себе места от беспокойства и тоски. В последние дни от тревоги за нее у него начались конвульсии и потеря голоса.

Мура знала все его дела, видела всех агентов, приходивших к ним. Знаменитый шпион и авантюрист Сидней Рейли появился однажды у них в квартине с планом, что делать европейским странам с новой Россией. Локкарт, наблюдая за обстановкой, метался и слал то одно то другое мнение в Лондон. Но с уверенностью Рейли план начал проясняться. Нужно свергнуть большевистское правительство, уже начавшее кровавый террор, и организовать проход союзным войскам для помощи восставшим белогвардейским генералам. Помочь им должны были два офицера латышских полков, охранявших Кремль, они обещали подкупить и взбунтовать латышей. Не знал Локкарт, что офицеры эти были тщательно подготовленные Дзержинским провокаторы. Все оборвалось в ночь на 1 сентября 1918г. Всех в представительстве Локкарта, включая Муру, арестовали. Арестовали и участвующих в плане дипломатов из других посольств.

Наутро все газеты вышли с новостями о так называемом «заговоре послов» - они собирались свергнуть большевистское правительство, убить Ленина, провести европейские союзные войска в Россию для помощи белым генералам. Локкарт и в самом деле координировал эти планы, придуманные знаменитым разведчиком и авантюристом Сиднеем Рейли. Локкарта выпустили, затем снова арестовали. Муру допрашивали, она отрицала близкие отношение с Локкартом, но когда ей показали фотографии их в постели, потеряла сознание впервые в жизни.

В дальнейшем Локкарт рассказывал, что своей дипломатической неприкосновенностью он вызволил и Муру из тюрьмы. На деле же было странно наоборот. Петерс, оставшийся на Лубянке вместо Дзержинского, видимо, тоже подпал под странное обаяние Муры. Ее отпустили и позволили навещать Локкарта, приносить ему еду и нужные вещи. Мура обладала удивительным талантом делать жизнь для любимых мужчин легче. Книги, чистые носовые платки, ее поддерживающий взгляд. Локкарт знал, что его может ожидать смерть или длительное заключение. Но его решили обменять на арестованного в Англии русского дипломата Литвинова.

Им дали всего два дня после тюрьмы – проститься и собрать вещи. Больная, в лихорадке, Мура рассталась на перроне с Локкартом, как они думали тогда – навсегда. Ее не выпустили бы из страны, ему невозможно оставаться.


Русский писатель

Жизненные силы и стойкость в ней были невероятные. После болезни на последние деньги Мура уехала в Петроград. Поселилась в каморке у бывшего генерала Мосолова, с которым работала до революции в госпитале. Зима была холодной, в квартирах рубили полы на дрова. Нужно было искать работу. Мура обратилась к знакомому ей по русско-английскому клубу Чуковскому, услышав от кого-то, что он ищет переводчиков для нового издательства « Всемирная литература». Переводов она не получила, но Чуковский представил ее Горькому. Горький жил в большой квартире, полной родственников, бывших жен и прибившихся друзей. Атмосфера там была удивительно дружеская, теплая и веселая. Мура понравилась всем сразу, начала появляться там регулярно, а вскоре ей предложили переехать и поселиться вместе с ними.

Она оказалась поистине бесценным приобретением. Навела порядок в хозяйстве. «Появился завхоз, и прекратился бесхоз» радостно отметил это сын Горького Максим. Вскоре она стала незаменимой помошницей Горького, приводила в порядок его бумаги, раскладывала написанное, печатала его письма, переводила корреспонденцию на английский, французский и немецкий языки, которые знала прекрасно.

У нее был редкий дар делать жизнь легче, веселее. Она умела так внимательно, вдумчиво слушать, что собеседнику казалось, что он необыкновенно умен и интересен. Она была легка, ласкова и, казалось, знала все обо всем, о чем бы ни зашел разговор.
Ее дразнили поклонниками, она только загадочно улыбалась.
В Россию приехал знаменитый Герберт Уэллс, румяный, жизнерадостный и бодрый, остановился у Горького. Он много ездил, встречался с людьми, Мура была его официальным переводчиком, часами переводила увлеченные беседы между ним и Горьким. Последнюю ночь перед отъездом Уэллс провел у Муры в спальне. Все были поражены, но обходили это открытие молчанием.


Баронесса Будберг

Здоровье Горького все ухудшалось, застарелый туберкулез давал себя знать. Отношения его с петроградскими властями становились все тяжелее. Врачи, домочадцы и сам Ленин уговаривали его уехать за границу на лечение. Он надеялся, что Муре дадут уехать с ним.

Но у Муры были иные заботы. Она с трудом выхлопотала разрешение на выезд в Эстонию. Эстония тогда была отдельной европейской страной. На вокзале в Таллине ее тут же арестовали. Обвинения сыпались: она жила с Горьким, она жила с заместителем Дзержинского Петерсом, она сама она служила в ВЧК , она советская шпионка. Чудом через адвоката ( которого она, вероятно, тоже подкупила своим загадочным обаянием) ей удалось освободиться, получить визу на три месяца и увидеться с детьми. Родственники мужа не хотели ее знать, никто с нею не здоровался. Но она поселилась с няней и детьми, которые выглядели вполне довольными жизнью и присмотренными. Бенкендорфы тут же решили перестать давать деньги на детей. Ее выручил обеспокоенный Горький - прислал денег. Визу не могли продлять бесконечно, ни остаться с детьми, ни уехать к Горькому в Италию она не могла.
Адвокат, вызволивший ее из тюрьмы, предложил ей решение. Молодому шалопаю, лишенному наследства, но потомственному барону Николаю Будбергу нужны деньги, чтобы вырваться из эстонской глуши. Она выйдет за него замуж, получит другое имя, баронский титул и эстонское гражданство с беспрепятственной возможностью выезжать в Европу. Барон получит средства на отъезд в Европу. Деньги Горького пришлись кстати, и странный брак состоялся. Молодые разъехались в день венчания. Барон весело покатил в Берлин. Мура, теперь эстонская баронесса, могла не беспокоиться о визах, угрозе высылки из Эстонии. Ей не нужно было больше просить советское правительство о разрешении на выезд и не бояться, что правительство другой страны не впустит ее, как советскую шпионку..

Горький был вне себя от волнения, но прикрывал в пиьсмах это шутливыми расспросами. Мура объяснила ему в письме все обстоятельства этого брака, и он смирился. .

Вскоре она появилась у Горького в Германии. Распорядок жизни и работы за границей установился. Горький пишет свои лучшие вещи, Мура ведет дом и его дела блестяще и с большим тактом. У нее спокойное ясное лицо, умные глаза, длинные волосы скручены небрежным узлом, она элегантно одевается. Горький живет то в снятом доме, то в санатории. Они принимают гостей, ведут обширную переписку. Несколько раз в год Мура уезжает к детям, по-прежнему живущим с гувернанткой в Эстонии, и у Горького каждый раз замирает сердце – вдруг она не вернется.
Только фиктивный муж-барон тревожит ее, постоянно попадая в неприятности. Но ей удалось отправить его аж в Аргентину, и они больше никогда не встречались.
Мура переводит книги, работает в редакции задуманного Горьким толстого литературного журнала. В 1924 всем домом переезжают в Италию, снимают красивую виллу в Сорренто. С Горьким жили родственники и множество прибившихся к дому друзей. Много шутят, играют в шарады, гоняют на новом мотоцикле Максима. Горький очень много и увлеченно работает.

Дважды в одну воду.

А что же первая любовь? Неужели Мура не попыталась разыскать Локкарта? До приезда к Горькому в Германию в Германии она из Эстонии писала Локкарту и Уэллсу, ездила в Лондон, но никого из них не нашла. И только в 24-м году в Вене она разыскала одного из участников того ареста. Он немедленно набрал номер и передал ей трубку. Ничего не подозревавший Локкарт вдруг услышал голос той, с кем так жестоко и внезапно был разлучен шесть лет назад.

Он немедленно приехал в Вену. Нашел Муру постаревшей, одетой иначе, но не изменившейся в целом. Оставшись одни, они не бросились друг к другу, не поцеловались - и Мура поняла без слов, что все кончено.Он не начнет новую жизнь с Мурой, чувств больше нет. У него семья и новые мучительные романы.
После бесславного возвращения из России, он зализывал раны в Шотландии, а затем уехал работать в Прагу, которую нежно полюбил.

Они начали сговариваться и встречаться в столицах разных европейских государств, вели беседы за завтраком. Мура знала множество народа, была вхожа и в высшие и в артистические круги, и в круги русских эмигрантов. И когда он работал в Международном Банке, и когда начал писать для газеты «Ивнинг Стандарт» светские фельетоны и политические обзоры, она делилась с ним неоценимыми наблюдениями, замечаниями и рассуждениями о ведущих фигурах политики и искусства нескольких европейских стран.

Локкарт написал книгу « Мемуары британского агента» про свои приключения в России, по ней немедленно сняли фильм. И в книге и в фильме было много про Муру. Она ушла после просмотра, пряча лицо.


Знаменитый фантаст

Горький решает возвратиться в Россию в начале тридцатых. Последние годы он пишет роман «Жизнь Клима Самгина», который выходит с посвящением Марии Закревской. Перед отъездом Горький оставляет ей часть своего архива, то, что нельзя ввозить в Россию - переписку с эмигрантами, литературные заграничные дела.
С 28 года Горький каждый год стал ездить в Россию, подготавливаясь к возвращению, а Мура начала подыскивать себе новый дом в Европе. Оба знали, что в Россию с ним она не вернется.
В 29 году она перевезла в Англию своих детей, хотя поселилась в Лондоне отдельно от них.

Она вновь переписывается с Уэллсом. А затем они начинают регулярно встречаться. Уэллс жизнелюб, очень любит женщин, но все мечтает найти ту, что была бы не просто возлюбленной, а другом, помощницей, утешительницей. Мура со своим даром облегчать жизнь и приносить радость и покой начинает занимать все больше места в его жизни. Кроткая жена его умирает в 1927-м. Буйная любовница, с которой он живет в доме своей мечты на Французской Ривьере, утомляет его все больше своими вспышками ревности и угрозами. Все чаще он сбегает от нее в свой тихий лондонский дом, к Муре. С 31-го года Муру начинают упоминать как «спутницу Уэллса». Ему за 60, но выглядит он молодо и свежо. Уэллс дарит Муре подарки, дает ей много денег и пишет в письмах нежности. Вместе они ездят к Горькому в Сорренто.

В 33-м году, она приезжает к нему на конгресс ПЕН-клуба, председателем которого Уэллс стал, затем они проводят вдвоем две недели в Австрии. Она провожает в Россию Горького, а Уэллс порывает и с французским домом и с бешеной любовницей. А вскоре после его поездки в Россию в 1934 г они окончательно начинают жить вместе. Но Мура остается собой – у нее есть отдельный дом неподалеку от его дома. Уэллс неистово любит ее, он жалуется всем: « У меня есть жена. Но она отказывается выходить за меня замуж».

Войну и бомбежки они переживают в Лондоне. Уэллс отказывается спускаться в подвал, когда завывает сирена.
Она живет с ним 12 лет – до его смерти, ведет его дела, переводит, веселит и утешает его. В конце жизни он бросил литературу и отдался делу просветительства, писанию публицистики. Стал нетерпимым и раздражительным - он знал, как спасти мир, но мир уже не слушал его. И только Муре удавалось его смягчать и утишать его отчаяние при виде того, как все катится в тартарары. Уэллс умер, оставив ей в завещании100 тыс долларов.

Последние годы

В 1946 году после смерти Уэллса Муре 54 года. Она была не только спутницей знаменитых мужчин. У нее десятки переведеных книг, она долгое время работала консультантом знаменитого английского продюсера и режисера Александра Корды в фильмах на русскую тему, она переводит пьесы. После смерти Сталина она несколько раз ездила в Россию, останавливалась у бывшей жены и невестки Горького, ее принимали как знаменитость.

Она проживет еще 28 лет, станет грузной старухой, запершейся в квартире со старинной бархатной мебелью и вышитыми скатертями. Ее бумаги и переписка довоенных лет сгорят при освобождении Эстонии советскими войсками. Ее архив последних тридцати лет жизни сгорит в Италии, куда она переехала к сыну - вспыхнет вагончик, набитый ее бумагами. Ничего не осталось. Одни загадки. На вопрос, когда же она напишет свои мемуары, она ответила: "У меня никогда не будет мемуаров, у меня есть только воспоминания»
Tags: ludi, my_articles
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 35 comments