Alika (rikki_t_tavi) wrote,
Alika
rikki_t_tavi

Categories:

жизнь босоножек в краю разрухи в сортирах.

Статью про Дункан я уже отдала, и вдруг обнаружила среди кучи книг из библиотеки непрочитанную. Удивительно интересную. Книга 1929-го года, написана в 28-м, через год после смерти Айседоры. Ну отдельно, конечно то, как она издана - с шуршащей папиросной бумагой, прикрывающей картинку на шмуцтитуле, на толстой слегка рифленой бумаге, с просторными полями.
Написана она про поездку в Россию, куда Дункан решила перебраться навсегда в 1921 году, ну и про все последние шесть лет ее жизни.
Пишут две молодых женщины - ее ученица, которая поехала с нею в Россию создавать там свободную пролетарскую школу танца, и ее секретарша. Представьте себе людей западных, несвязанных обязательствами хвалить большевиков, приехавших в самую разруху в Россию. Они пишут все по свежим следам - это события семи лет и ближе к моменту написания.
Очень интересно, просто очень.
То Айседору повезли в колонию для беспризорников - они ей там комаринского вприсядку танцевать, а она, всплескивая белыми полными руками, через переводчика нежным голосом их увещевала: ах, перестаньте! Это танцы рабов- ваших предков! Все движения этого танца клонятся к земле! Это рабские танцы. А вы должны вот так: - тянула голову кверху, руки вскидывала вверх и помавала ими, раскачиваясь и очаровательно скакала туда-сюда - кверху тянуться, высоко голову держать!
Представляю рекцию беспризорников.

Или знакомый повел ее на "суаре" к коммунистам. Она вся трепетала, надела свою самую демократическую тунику, повязалась вся красными шарфами и пошла, ожидая там "товарищей", выглядевших как много "Толстых" - в простых рубахах, с лицами, освещенными идеалами борьбы за счастье человечества. А нашла особняк бывшего сахарного короля, купчины с сомнительным вкусом, весь ушлепанный золотой лепниной и росписями с пастушками и нимфами. В зале за столом сидели партийцы в хороших костюмах, дамы в декольте. У рояля дамочка в вечернем платье пела по-французски что-то про жоржетт, партийцы внимали.
Дункан с пылающим лицом влетела на середину после очередной шансонетки и наорала на всех, что она трепетала, ожидала и предвкушала - а что это не "товарищи", а настоящая "переодетая буржуазия", что они изгнали богатых, чтобы сами нарядиться в их костюмы и сидеть в безвкусных золоченых хоромах и есть икру и слушать позорные буржуазные песенки.
Представляю реакцию "товарищей".

Поскольку Луначарский, хотя и пламенно ее приглашал, совершенно не ожидал, что она возьмет да приедет, с горничной и массой чемоданов, то никто к ее встрече не готовился и даже предварительно придумать, куда ее селить, никому в голову не пришло. Через несколько дней ее поселили в квартиру балерины Гельцер, полной фарфоровых статуэток и хрупкого дамского изобилия. Сама Гельцер в это время была с гастролями на юге страны. Размашистая Дункан, никогда не жившая в таких домах ( ее дома представляли собой огромные пустые залы с голубыми занавесями и низкими диванчиками по стенам) , чвствовала себя слоном в посудной лавке и в конце концов расколотила-таки изощренную лампу севрского фарфора.
Представляю реакцию Гельцер.

Пойду читать дальше.
Tags: anthropology, ludi, reading
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 30 comments