Alika (rikki_t_tavi) wrote,
Alika
rikki_t_tavi

Categories:

Нашел лицо - не теряй!

Мне, когда я читаю всякие журналы в чужих лентах, все время хочется начать давать советы, как не надо делать. Я себя удерживаю изо всех сил.( потому что все имеют право делать так, как хотят, даже если это как не надо.)

Но вот прочла в одном месте всякие томные похвальбы, но с ошибками и вспомнила одну старую запавшую в душу историю из советского тв. Мысль-то, все это охватывающая, такая:
если очень хочется быть снобом и всяко давать знать, что у вас есть такое, что другим гагарам недоступно, нужно быть очень, очень, очень безупречным, иначе сочетание пафоса щек и глупости ошибок будет просто непереносимым.

А история была такова.
Был у нас, если помните, поэт Андрей Вознесенский. В советские времена он занимал официальную нишу поэта-искателя, экспериментатора и словоигрателя. Каждая разрешенная ниша не стандартного советского поэта была расчитана на одного. Вот он один и был. ( Надо сказать, куски его стихов до сих пор всплывают у меня в голове. Каждый раз, когда я слышу слово "фольксваген", я непременно ухаю в голове:
А ты в фольксвагене, как клюква в сахаре
куда катишься, остановись!

Или при любой нестандартной ситуации отношений:
На людях мы едва знакомы, но это тянется года, и под моим высотным домом проходит темная вода..
И при виде астр:
Поставь в стакан замедленную астру, где к середине лепестки струятся, как будто золотые астронавты слетелись одновременно питаться)

Так вот был он знаменит, был непременно любим интеллигентной прослойкой, был руган за непонятность и зауми - короче, моден, но среди избранных. И книг его типа "Треугольная груша" или "Антимиры" было не достать.

И вот новоявленная молодежная модная передача делает передачу (тьфу за два раза) про него. И начинает с того, что выходит на улицу с камерой расспросить народ. И ловят они такую деву лет тридцати в модном пальто и с высокомерно умным лицом. И спрашивают, мол, а есть ли у вас любимый поэт современный. -Да, отвечает девица, стоя к камере полубоком, будто ей и не очень хочется снисходить до разговора. - А кто? -не унимаются тележурналисты. - Воскресенский, отвечает девица, умудряясь вложить в это слово " кого же еще я могу любить, но это, знаете ли, не каждому по мозгам".

И я ахаю. Мне уже хочется закрыть глаза и не видеть ее лица дальше.

А кто это? -"удивляются" журналисты. ( поэтов было наперечет, и понятно было, кого она имела в виду...)
И тут она подставляется еще больше. Ну если вы его не знаете...говорит девица с непередаваемым снобским притворным сожалением и слегка разводит руками и слегка глаза возводит к небу.
И нежно-нежно журналист спрашивает ее: Может быть Вознесенский? Андрей Вознесенский?

Станиславский бы зарыдал - верю! верю! - глядя, на то, как облезает надменность на ее лице, крупно фиксируемом камерой, как проступают все "о, господи" и "а, черт" и мгновенное осознавание, что вот только что на всю советскую аудиторию ты как дурак подставился, да еще не просто ошибся, а с выражением превосходства и самодовольства, безусловно идиотского, когда мгновенно прокручиваешь сцену в уме.
Да, -выдавливает уже без надменности - он, да...

А вот сказала бы попросту, не играя в избранных - и поправилась бы попросту - ах, точно, чего это я.
А так - на всю страну, крупным планом...

Надумаете пафосно щеки дуть, уж постарайтесь все делать безупречно:) Имена, фамилии, явки, пароли, марки. Будет тоже смешно, но хотя бы непротиворечиво.
Tags: divan_psychology, istorii, slovesa, tv
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 45 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →