Alika (rikki_t_tavi) wrote,
Alika
rikki_t_tavi

Categories:

выход в люди: художественная ярмарка на улице в наших краях

Я была сегодня на большой художественной ярмарке.
Странное ощущение от погоды дома - жара душная и горячая, а поверх совершенно ледяное дыхание кондиционера. У всех болит голова - то ли от жара, то ли от этого морозного по голове. В перерывах между головными болями милый отвез-таки меня на место действия.

Целая улица заставлена белыми палатками и всевозможными художествами в каждой. Примерно через треть этих белых комнатушек я поняла, что просто погибаю на жаре. Жадно как собака, кусками заглотала конус шоколадного мороженого - не помогло. Первая же старушка, которую я застенчиво попросила посмотреть, не осталось ли следов на лице от уха до уха, сказала - да нет, все в порядке, мороженого нет, просто розовые щечки. "Розовые щечки" означают, что я уже арбузного яркого цвета и будет только хуже.

Поэтому я прошлась и посмотрела не все. Да и там, где я была, меня сразу начинали жалеть, обливать водой и подносить вентилятор. Ооо, с вашими клубничными волосами и такой светлой кожей вам должно быть очень плохо!
Да, мне плохо! ( Отчего, кстати, они называют этот цвет клубничным? я бы еще понимаю, про лицо:))

А что было?
Были фотографы со своими огромными очень красивымифотографиями. Пейзажы дивной закатной красоты, чужие горизонты, большие цветы. Одна фотография меня так заворожила, что я стояла долго возле нее. Кажется, она была напечатана на холсте, во всяком случае выглядела как картина. В абрикосовом свете кусок входа, холла, каменный пол и уходящая вверх лестница с танцующими перилами. Очень пусто и очень оранжево-каменно, один рассеянный абрикосовый свет.

Были китайские вышивальщицы. Этот народ совершенно сумасшедшего трудолюбия. Некрученым тончайшим шелком вышиты картины - выглядит так, будто вырисованы очень узким пером, очень яркой тушью. Маки, деревья, смешные китайские лошадки - толстобрюхие и коротконогие. Маленькие картинки, где просто микроскопические штучки, с ноготок буквально - цветы, обезьянки.

Толстый уютный в пушистой бородке парень рисует акварели с японскими карпами. Большие листы, на которых рыбины с алыми пятнами текут куда-то компаниями и поодиночке. Я не удержалась от распросов. Оказалось у него есть две своих рыбы, живут в специальном прудике, нынче прячутся от жары на дне. Едят специальную пищу, а покупать их лучше постарше, потому что пятна проявляются с возрастом, по малышу же трудно предсказать, что там будет. Я потом стояла под деревом, пробуя траву босой ногой, ела свое мороженое, наблюдала за ним и думала - надо найти где-нибудь пруд с этими карпами, рыбами кои, как кодировка, и сидеть на берегу, смотреть на их чушуйчатые гладкие спинки...

Художница, которая картины делает в полуживописи в полуколлаже. Я сначала думала, что у нее настоящие засушенные цветы густо наклеены. А оказалось это слои полупрозрачной рисовой бумаги, выкрашенной заранее, а потом еще и поверх. Она меня так радостно водила от картины к картине - а вот еще смотрите - тут гелем фактура, а тут весь фон заклеен разноструктурными бумагами.

Много было красивых украшений. Не бусного плетения - этого нет вовсе, а настоящего - с серебром.

Офигительно красивые серебряные подвески. Одна коллекция - разнообразные стулья. Вот представьте, тяжелая серебряная маленькая вещь, высотой сантиметра два-два с половиной - и это стул. Стульчики всех эпох и мастей, от обитых ампирных кресел, до дизайнерских стульев. Вторая коллекция - чайники. Тут я просто прилипла к витрине! Черненое серебро, маленькие чайники, выделанные в таких подробностях и деталях! И на каждом крохотная жемчужинка привешена. Говорит, что ее коллекция представлена в музее Smithsonian.

Очень красивые украшения из кусочков разноокрашенного металла. Не знаю, как это делается, но можно же металл красить не поверх, как эмалью, а будто прозрачно. Все композиции состоят из таких разноцветных кусков, еще и с текстурой, смотанных вместе тонкой золотистой проволокой.

Латинского вида крепкий седокудрявый дядечка делает потрясающие вещи из битого фарфора. Такие красивые дорогие тарелки фарфоровые с красивым рисунком. Из этого фарфора вырезаны аккуратно овальные, треугольные и круглые кусочки и оправлены в серебро. Кусочки маленькие в сантиметр-два, оправлены очень изящно и составлены в браслеты, ожерелья и многоэтажные броши. Красиво все абсолютно - и черное и голубое, и с нежными цветами, и с золотым тонким рисунком. На стендах сверху висело пол-тарелки, а под этим - красота, отчеркнутая серебром.

Дядечка выкрикнул, что нужно, просто непременно нужно мерять все на себя, потому что на людях это еще красивее, прищурился на меня, сорвал со стенда что-то, потребовал от меня руку и ловко, как наручник, застегнул на мне нежнейшей летне-акварельной гаммы браслет. Я в нем не ушла только потому, что муж предусмотрительно не дал мне никаких денег, пригодных для покупок. Мороженое и лимонад - вот что давали за мои деньги:)

Художников с картинами было много, но я бежала мимо пейзажей и кичевых нарядных русалочек. Красивые веселые акварели меня привлекали больше. Виноградные долины и домики под черепичными кышами - а поверх будто полустертый чертеж, цветные линии, строгие пунктиры, размерные цифры. У другой художницы ясноглазые жирафы. У третьего цветы, будто нехотя протекающие цветом тут и там сквозь белые поля больших листов.
Яркие поп-артовские акриловые картины. Большие и даже на вид тяжелые полотна, где краска пятнает фактурную слоистую основу.

Никто не заходит в павильончик с меховыми пухлыми мокасинами и тапочками, на них даже смотреть жарко. Толстые меховые кабанчики и лоси мечтают об объятиях, но мимо-мимо, мысленно говоря им - давайте встретимся ближе к зиме? Но так и втекаешь в полумрак хозяина многочисленных фонтанчиков - слоистый зеленоватый камень, вода дрожит в бассейнчике и журчит со всех сторон, стекая по этажам будто диких камней.

А этот мастер сидит вместо палатки в хрустальном доме - павильон его сложен из дверей со стеклянным набором. Я зашла внутрь и осталась перед двойными дверями, в которых было только прозрачное стекло - тут слоистое, здесь узорчатое, а в рисунок, обведенный витражными металлическими линиями, вставлены сияющие, будто граненые стекла - бриллиантовой красоты.

У специального постамента, где можно умыться, рядом с туалетами я встречаю старую леди. она светски разговаривает со мною, нажимая на кнопку для подкачивания воды - и тоже сетует на мою светлую кожу, жару и "розовые щечки". Спрашивает меня, участник ли я выставки. А мой киоск, говорит, вооон там, на той стороне, рядом с кожаными сумочками.

Пока я пробираюсь к ней, меня охмуряют авторы шелковых одежд. Колоритные дамы, расписывающие шелка и шьющие из них невообразимые хламиды, блузы с развевающимися шарфами, или ткущие из разнообразных пряж и нитей половиковой красоты палантины и длинные пальто. Они тут же выглядывают мою двойную шелковую юбку и расписной шарф которым повязана шляпа. Хламиды хороши. Вот буду почти старой эксцентричной дамой, завью волосы мелким барашком по плечам, куплю себе тяжеленную серебряную дурищу на шнуре на грудь и буду носить такие хламиды.

Едва обогнув дальний конец палаток я вижу такое, отчего у меня дыхание останавливается. Под белыми тентовыми небесами столы и полки набиты красивейшей керамикой, какую я могу представить. Она каменная, глазурованная без блеска - и вся, вся! моей любимейшей лиловой гаммы! - Сиреневое, сиреневое, лиловое, оттененное темно-синим и зеленоватым. Миски, тарелки, квадратные подставки, какие-то плошки. везде варварские узоры - линии, спирали, цветы как решетки арабских окон. Ну и чтобы добить меня - пара полок с оранжевой дикарской коллекцией.

Я там только не скулила - хотелось все! и вот этот чайник, и этот тазик непонятного назначения и плошку за плошкой, и чашки, и вот этот лоточек с ручкой. У них даже назначение непонятно. Их нужно просто иметь, обнимать и тихонько постанывать от удовольствия. На деньги, оставшиеся от мороженого, я могла купить только кружку. А мне хотелось еще!
Я выпросила у продавца расписание всех их будущих выставок на год вперед и ушла, пообещав обдумать все и вернуться.

А вот и моя водяная леди. У нее палатка с серьгами. Я боялась по дороге, что серьги будут так себе, обычными, и мне придется вежливо хвалить, но серьги оказались хороши. Фарфоровые, шесть обжигов, последний - тонким золотом. Очень красивые, многослойные, совершенно художественные. Геометрические формы, фактура, тонкий декор.
То-то мы с нею сразу понравились друг другу. Она мне успела надавать массу полезных сведений о жизни художников-прикладников. А муж ее, осведомившись о происхождении моего акцента, радостно показал мне, что читает в данный момент - Клара Цеткин. Книга 25-го года о Ленине. Такие трогательные арт-дековские шрифты, желтая обложка. Ну мы поговорили тут! И о Кларе с Розой и о Владимире Ильиче, о разных книгах и октябрятских звездочках. Я научила их говорить правильно Sim-birsk. Она настояла, чтобы я записала ей свои телефоны и адреса и дала мне свою карточку - если что нужно, звоните, не стесняйтесь. Меня опять облили водой, подули вентилятором, и оба строго сказали, чтобы я больше не ходила, а срочно вызывала мужа с машиной и уезжала с этого солнца.

Да я и сама чувствовала, что до падения на тротуар уже близко. Поэтому самым жалостным тоном выпросила по телефону машину и разрешения купить на карточку хотя бы две сиреневых керамических чудесности, если уж нельзя весь киоск.

Вернувшись в сиреневый рай, я изнемогая, выбирала из груд красивых и разных вещей всего две, наговорила пропасть похвал очень сдержанной, какой-то скандинавской авторше, как до того ее мужу и соавтору, обещала, что буду теперь все время их преследовать и покупать, сделала странное движение и сзади меня рухнула со звоном какая-то миска - в осколки... Тут я чуть не заплакала - мне было стыдно, ужасно жаль разбитой штуки. Керамистка строго сказала мне - ну вот еще, плакать! это только кусок глины, больше ничего. Отказалась от денег за ущерб и завернула мне выбранные кружку и квадратную тарелку-подносик. На этой тяжелой лиловой штуке я буду держать абрикосы - и это будет двойная радость.

И потом я добрела до угла и сидела там на деревянной скамье в ожидании машины, смачивая какую-то тряпочку в питьевом фонтанчике и обтирая клубничные щеки. И приехала холодная машина и в с нею большая коробка из холодильника - ледяного апельсинового сока. И меня привезли домой:)

Upd. По просьбам читателей - фотографии купленных сиреневостей - тут.
Tags: foreign_life, life_pleasures, shows-fairs
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 26 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →