Alika (rikki_t_tavi) wrote,
Alika
rikki_t_tavi

Categories:

Лытдыбр некузявости, часть 7

Перерыв на празднования позади, можно продолжить рассказ. Предыдущие шесть серий - в прошлых постах

В скорую я ездила в субботу, так что остаток выходных пришлось сидеть тихо, глаза не напрягать и стараться не тереть. Утром муж позвонил моему офтальмологу, рассказал про скорую и мне назначили с самого утра на следующий же день.

Дверь глазного офиса была закрыта и оклеена плакатами и объявлениями. Я все прочла, поправила маску и позвонила. Выпорхнула милая девушка, приставила мне термометр ко лбу, спросила, не кашляю ли я и не хочу ли вытереть руки сантитайзером. Я захотела - и потирающую руки меня впустили. Девушка в регистратуре сидела за двумя стеклами, я ей не приближаясь выкрикнула фамилию и мне предложили сесть.

В уютной приемной раньше было полно стульев и кресел, сейчас же стояло четыре стула - по одному у каждой стены. Пол под ними был квадратом обклеен желтой лентой, табличка просила не передвигать стул за пределы очерченного. Народу тоже было мало, никто не разговаривал.

Наконец меня позвали. Врачиха моя, суровая несентиментальная итальянка, вдруг расплылась в нежной улыбке - давно не виделись, как вы? Я прямо уверена, что в старые времена она меня с таким настроением обняла бы, как бабушка Карлсона. И знакомые медсестры и техники тоже очень обрадованно и ласково меня приветствовали.

Проверили зрение - правый, в котором фейерверки, видел на целую строку меньше, чем левый. Потом вся эта рутина с закапыванием, свечением, фотографированием, замером давления. И пришла по-прежнему ласковая врачиха. Ну что, говорит, сразу успокою - ничего страшного прямо сейчас нет.

Страшное было бы - если стала отрываться ретина - сетчатка то есть. При ее отслоении тоже искры и черные пятна в глазах. Но у меня отрывался от сетчатки внутренний глазной гель - стекловидное тело. Таких у меня на приеме, сказала она, каждый день парочка бывает. Однако добавила, что пошлет меня в специальную клинику, которая занимается только сетчаткой. Потому что хотя она не видит ничего плохого, но кроме отслоения у меня есть кровоизлияние в глаз и там внутри за зрачком сгусток крови. Это плохой знак, и пусть специалисты посмотрят, что я такое порвала в глазу.

Я глазной офис люблю - там куча всяких приборчиков и пыточно выглядящих приспособлений, есть что поразглядывать. Выдали мне черные очки из пленки, назначили следующий визит - уже для обычного мониторинга и милая девушка созвонилась с клиникой сетчатки и назначила мне туда посещение на этой же неделе. Обратно через приемную пройти не разрешили - я прошла маленьким коридорчиком и сразу оказалась на улице.

После визита туда я слегка повеселела. Велели не прыгать и не нагибаться сильно, работать разрешили. Но смотреть на экран меня бесило - в пострадавшем глазу плавала куча новых черных пятен, плюс самая середина зрения была размытым пятном - нечеткие буквы будто были засвечены.

В клинике сетчатки дверь тоже была оклеена предупреждающими плакатами. Кроме прочего меня внезапно спросили, не посещала ли я в последнее время дома престарелых. Очень круглая литая девушка с глянцевыми черными волосами, гладко зачесанными в хвост, за стеклом все меня расспросила и предложила сесть. Только я села, с другой стороны в дверь вышла эта же литая как кит девушка с хвостом и предложила мне убрать челку со лба, чтобы замерить температуру. Я мотнула головой - как в сбое матрицы - две одинаковых девушки с двух сторон. Она ушла, линия зрения освободилась - она же сидела за стеклом. Я все ждала, выйдет ли она снова из дверей, но выходили совсем другие медсестры. Фигассе, подумала я, какие у меня тут глюки.

Наконец меня позвали. Вся клиника была погружена в темноту. Все кабинеты без света, в коридоре очень приглушенный. В кабинетах горели только маленькие настольные лампы, отвернутые в сторону. Меня провели через четыре или пять кабинетов, закапывая, замеряя, освещая, ослепляя вспышками и фотографируя. В конце я вышла в коридор, видя все в очень странном коралловом цвете. Яркие полосы розово-кораллового светили в промежутках жалюзи с улицы, коридор со стендами был как будто обмокнут в марганцовку.

Меня привели еще в один кабинет, уставленный моделями глаз, увещанный рисунками, заставленный деревянными ящичками и коробочками. Пришел тот доктор, к которому меня отправили - это был старый и странный как гнум старикашка, глаза его за очками блестели маниакально и радостно. Еще час я просидела у него. Он обожал глаз, видно было, что он любит все детали, все болезни, все латинские названия - все, что связано со зрением и глазами. Даже машина у него имеет номер из латинского названия какой-то части глаза.

Он радовался каждому моему вопросу и начинал с большим удовольствием пространно отвечать. В темноте, озаренный лишь маленькой настольной лампой и экраном лаптопа, где он в гугле лихо искал мне картинки того, о чем рассказывал, - только блестят толстые стекла очков, а за ними радостно сияют маленькие гнумьи глазки. Говорил он, как диктовал - каждое слово отчетливо и с большими промежутками - как сообщение в космос отправлял.

В общем, я все за этот час узнала - а я люблю узнавать!

Глазной шарик внутри заполнен прозрачным гелем - стекловидным телом. Спереди у него видимый глаз - радужка,зрачок, линза над зрачком, а вот задняя поверхность полушара покрыта специальным слоем - ретиной или сетчаткой. Именно она покрыта тем, чему нас учили в школе - колбочками и палочками. Они воспринимают свет от зрачка, сложно переводят его в нервные сигналы и отправляют по нервным каналам в мозг - а мозг уже «видит» картинку.

Если эта оболочка-сетчатка отрывается от своей подложки - место это перестает передавать сигналы картинки и там возникает черное пятно. Если это место быстро не приварить-придавить обратно, отрыв станет невозвратным и у человека наступит слепота.

Меня все преследовала фраза из прошлого. Когда-то мою почти девяностолетнюю бабушку привезли к нам в город и положила в глазную клинику сделать операцию. Первоначально положили почти в угол, на вторую от стены койку. На первой лежала сухопарая нервная женщина за 50. И она вдруг начала выкрикивать не кому-то а в пространство - с отслоением сетчатки целая тумбочка полагается! С отслоением сетчатки целая тумбочка полагается!!

Тумбочки стояли между кроватями и женщины делили их с двух сторон. Я тогда понятия не имела о сетчатке или ее отслоении, но фраза меня просто поразила - какая логика?

И сейчас, когда «отслоение сетчатки» мне сто раз сказали по-английски, я не могла отделаться от внутреннего вопля: с отслоением сетчатки целая тумбочка полагается!!

:)))

Но кроме сетчатки в более распространенном варианте отрывается этот самый внутренний гель - от нее. Оказывается все эти черные плывуны в глазах - пятна, линии, загогулины - не воображаемые. Стекловидное тело становится неоднородным и в нем сгущаются некоторые участки. Из-за разной прозрачности эти сгустки бросают тень на сетчатку. Нам кажется, что черные загогулины, которые мы видим на светлом фоне, плавают перед зрачком, а на самом деле они сзади него, в толще глаза, а видим мы вообще их тени на задней стенке.

Когда внутренний гель начинает отрываться в каком-то месте от слоя сетчатки - как желе от стенки стаканчика - это приводит к двум эффектам. Напряжение отрывания от ретины вызывает у ретины некоторое помутнение рассудка, она не понимает толком что это - но интерпретирует как яркие вспышки света, искры и проносящиеся блики - так и передает в мозг. Такое же происходит, если стукнуть в глаз - оказывается, все эти звезды из мультфильмов совершенно реальны! Удар в глаз вызывает у ретины то же короткое замыкание и человек видит сноп искр.

Второй эффект состоит в том, что опять нарушается ровный шарик из прозрачного геля и это неправильное место начинает быть видно как новые черные плывуны, пятна или даже паутина линий.

Обычно это отслоение внутреннего желе ничего опасного собой не представляет, вспышки проходят, когда все, что может, оторвется от стенок и перестанет тянуть. Плывуны, увы останутся навсегда - но мозг начнет их обходить. Врач-гнум сказал, что в течение месяца я перестану их видеть, мозг начнет игнорировать при создании картинки.

Но в нескольких процентах случаев гель этот тянет так сильно, что надрывает сетчатку в этом месте. Или большим куском оттягивает ее от своей подложки. Вот это уже то, за что полагается целая тумбочка. У меня надрыва нет, но есть кровоизлияние, которое обычно как раз сопутствует надрыву. У меня, как он меня успокоил, просто в процессе порвался внтуренний сосуд и прямо на линии зрения остался в толще маленький сгусток крови. Именно он загораживает мне зрение и я из-за него вижу размытое пятно в правом глазу - будто, кто-то по центру стекла очков припечатал очень жирным пальцем. Ничего страшного - с течением времени сгусток просто рассосется, а пока не нужно слишком раздражаться на это нерезкое пятно и на плавающие черные каравеллы.

Вот тут - показал он на огромный снимок моего глаза изнутри - видите темно-красное пятно чуть в сторону от центра? Это самое работающее место во всем глазу. Вот эта вмятина более темного цвета - в ней видно ярче и четче всего. Собственно мы видим четко и в деталях только то, что попадает в этот маленький кусок сетчатки. Вся остальная поверхность видит очень приблизительную и размытую картинку, к краям даже не очень цветную. Когда нам кажется, что мы видим прекрасный цветной вид - это все благодаря тому, что глаз наш непрерывно мелко бегает и видит четко кусочек за кусочком.

Наконец я задала все вопросы, получила ворох буклетов и цветных страничек - почитать дома - и выбралась из темной пещеры увлеченного гнума. Подошла изнутри к боковой стойке регистратуры, приветливая большая гладкая девушка-китик, кивнула мне головой - сейчас вам сделаю следующий визит для проверки, как идет дело. А я осталась с открытым ртом - их-таки было две! Очень гладко и глянцево причесанных, в синей униформе на крутых круглых плечах, с невозмутимыми смуглыми лицами.
- Вы сестры? - выдохнула я.
- Да. - Они переглянулись весело.
- Близнецы?
- Да - ответили хором.

-Изумительно!
- Надо же, как это вы увидели - сказали они, - а никто этого не замечает!

- Так я же, - говорю, чуть головой не поехала - только что в одном месте разговаривала с одной - повернулась, а она выходит из другой двери!

Мне опять дали черные очки, сверху я еще надела свои - на улице было солнечно, а у меня от расширенных зрачков почти не осталось серой окантовки вокруг - и пошла к машине успокаивать мужа: все не страшно, тумбочкой пока можем делиться!
Tags: lytdybr
Subscribe

  • Популярное чтение: Гарри Поттер

    Сестрица моя вечно придумывает темы, на которые люди бьются во множестве коментов. Вот недавно бушевали за и против Гарри Поттера. Из коментов я…

  • Алиса Ребекки Даутремер

    Еще одним делом из списка было посмотреть “Алису” Даутремер. Вообще - цундоку - мое второе имя. Это японское слово означает покупку книг…

  • Джонни Груэлл и его тряпичная Энн.

    Я наконец дочитала сказки про тряпичную куклу Raggedy Ann. Шли они у меня с собственном проекте - читать англоязычную детскую классику. И очень…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 26 comments

  • Популярное чтение: Гарри Поттер

    Сестрица моя вечно придумывает темы, на которые люди бьются во множестве коментов. Вот недавно бушевали за и против Гарри Поттера. Из коментов я…

  • Алиса Ребекки Даутремер

    Еще одним делом из списка было посмотреть “Алису” Даутремер. Вообще - цундоку - мое второе имя. Это японское слово означает покупку книг…

  • Джонни Груэлл и его тряпичная Энн.

    Я наконец дочитала сказки про тряпичную куклу Raggedy Ann. Шли они у меня с собственном проекте - читать англоязычную детскую классику. И очень…