Alika (rikki_t_tavi) wrote,
Alika
rikki_t_tavi

Category:

Обыкновенное чудо: пьеса и экранизации

Дочитала вчера ночью  "Обыкновенное чудо" Шварца. Такой чудесный  прозрачный выверенный текст там. Шварц писал эту пьесу долго, десять лет - прикасаясь "к ней с осторожностью и только в такие дни, когда чувствую себя человеком". Не для какого-то театра, практически для себя.

В любви волшебника к жене отразилась любовь самого Шварца к своей второй жене Кате - он ее увел у брата Каверина. Она ему всегда казалась очень красивой, бледненькой, усталой от болезней - любимым песиком. Любила ли она его - непонятно. Заботилась и делала все для него, но ему казалось, что влюблена в него она была только одно лето, когда вспыхнул их роман. Ей тогда было 25,  она уже настрадалась - и от болезней, и тоски, и смерти единственного сына в три года.

А вот что никто не подметил -  в любви короля к дочери явно видна любовь самого Шварца к дочери Наташе. Когда он влюбился в чужую жену, его жена, пытаясь удержать его, забеременела, хотя до этого почти десять лет детей решительно не хотела. Родила девочку весной, но все уже рушилось - и Шварцы и Зильберы развелись в течение нескольких месяцев. И вот эту девочку Шварц любил совершенно самозабвенно. Как-то он умудрился полностью остаться ее отцом на всю жизнь. Гаяне - его бывшая жена с тяжелым и буйным характером - вышла замуж второй раз, и у него была Катя, но по его письмам и дневникам выглядит он обычным очень преданным отцом, который постоянно с ребенком. И так было всю жизнь - она росла, была в эвакуации, училась в школе, стала студенткой, вышла замуж, родила детей - и отец постоянно думает о ней, пишет ей тонны писем, если они в разлуке.

И король в пьесе - со всеми комическими закидонами - как только речь идет о принцессе, становится одной  любовью, как лучом направленным на дочь.

Удивительно, как в пьесе, где только речь практически, настолько разные и отдельные люди - каждый говорит по своему, каждый отделен и узнаваем ( а в плохих текстах все герои говорят голосом автора).

Сколько шуток, которые я хорошо помню! Но сколько еще всякого ускользнувшего - ну или не вошедшего в экранизации. Там, например, есть телепатия. Эмиль, хозяин гостиницы, разговаривает с соседями мысленно -  приставив палец ко лбу, вызывает как по радио, соседского монаха, расспрашивает или рассказывает новости.

И там  несколько совершенно про секс шуток или упоминаний. Тут я вспомнила, что пьеса-то не была детской сказкой, она ставилась в театрах для взрослых, на вечерних  спектаклях.

В общем всего пара фраз там была, которая меня слегка заставили поморщиться. Ну и непонятно в начале, зачем волшебник любит свою жену - она ходит с кислым лицом и все время его нудно упрекает за смешные чудеса. То есть ей он бы и нужен - но только если перестанет шалить, быть волшебником и станет таким почтенным и скучным обывателем. За пятнадцать лет такие кислые щи по определению юзера Э. должны были бы волшебнику надоесть и утомить его - а он все пылает.

Но абсолютное большинство текста - сплошной жемчуг. А в последней сцене встречи Медведя и Принцессы у меня глаза не шутя были на мокром месте.

Я посмотрела немного экранизацию 64-го года - и она у меня утомила. Вышла она не очень удачной. Условные театральные герои и очень реалистические декорации. Как я уже говорила - женообразный принц из Золушки заматерел и играет бородатого волшебника. Эраст Гарин - короля ( и поставил фильм). Он практически перенес свою театральную постановку на экран. Но у Гарина такая ярко характерная манера говорить - этим сладким дребезжаще козлиным голоском, что он практически один в один король из Золушки.

Медведя там играет совершенно  прелестный юный Олег Видов. У него удачно придуманный костюм - рубахо-куртка из плотного материала и поверх большой грубой толстой вязки воротник с пелериной. Эти грубые толстенные свитера были фишкой шестидесятых, но мы их уже забыли, так что эта штука кажется необычной и оригинальной - и вызывает в памяти оплечья средневековых рыцарей. Играет он еще скованно и малоумело - но молодости его и это идет.

А вот принцессу играет тоже студентка, но мне ужасно не понравившаяся. Она вся какая-то унылая, одутловатая и старообразная. В профиль у нее провисает подбородок к шее, как у сорокалетней тетки, вышипанные неровно бровки и неровно покрашенные глазки придают ей сонный унылый вид. И вот что интересно - Видову 21 год, а ей 25 - и она старее, старее героя, хотя казалось бы - все еще молодая. (помните такое же было в Принцессе цирка, где Белохвостикова отдельно была вполне молода и хороша, но на фоне действительно молоденького мистера Икса смотрела старой). Даже живость у нее какая-то тетская. И похожа она на Тоську из "Девчат".

В общем хотелось бы принцессу безупречно юную и хорошенькую, одну поющую свежую юность и прелесть.

Фильм  я не досмотрела, стало мне скучно - длинно, тягуче - и даже текст пьесы стал казаться вычурным и безвкусным.

А вторая экранизация  совсем другая. Из-за отстутствия средств сделали они гениальное - вместо живой натуры сняли все в декорациях и были они свежее и лучше любой натуры. Удивительно то, что между экранизациями не вечность, а всего 13-14 лет - с последней до нас прошло уже  сорок лет. Но одна устаревшая и безошибочно старого времени, а вторая, мне кажется и сейчас современна и прекрасна.

После ощущение утомительности от кусков первого фильма я прямо боялась заглядывать и в текст и в фильм Захарова. Но текст оказался дивным. А начало фильма меня вполне порадовало.

Я вот Купченко всегда не любила, не могла понять, что такое хором ахают все эти советские режиссеры - ах, какая фактура, ах какая девятнадцатого века порода. Мне казалось, что у нее буратинский носик, и все остальное такое мышино-острое, никакой приятности я не испытывала, глядя на нее. А теперь глянула на начало - а она такая хорошенькая! Нежная, тонкая, молодая. Но и правда - ей там всего тридцать лет, девочка по сегодняшним меркам ( а по тексту они женаты уже пятнадцать лет!).

Опять же мне всегда не нравилась Симонова. Ее оловянные глазки, уставившиеся как два пустых темных кружочка. Не нравилась она мне до выхода фильма, не нравилось лицо в фильме. Но надо сказать, что с возрастом  взгляд у меня изменяется - и те, кто в юности казались мне слишком старыми, слишком мужиковатыми, слишком толстыми - теперь волшебным образом кажутся мне молодыми, прелестными и хорошенькими. ( воображаю, как в восемьдесят мне пятидесятилетние актрисы будут казаться нежными девочками:)) - хотя в это трудно сейчас поверить. Прямо поставлю себе зарубку - как только старая, толстая и неповоротливая Артмане в Театре начнет мне казаться молодой и хорошенькой - так значит, старость наступила!)

Фильм я пока не пересматривала, но собираюсь. Посмотрим, посмотрим.
Под катом вам обе версии, чтобы далеко не ходить.

Старый фильм


Первая серия Захаровского фильма


Вторая серия


И фильм про то, как снимали "Обыкновенное чудо"
Tags: beauties, cinema, evgeniy_shvarts, tv, writers, writers_and_poets
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 59 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →