Alika (rikki_t_tavi) wrote,
Alika
rikki_t_tavi

Categories:

Голуби - в настоящем, прошлом и в фарфоре. А так же любовь и иерархия в курятнике.

Продолжаю про всенародно любимый фильм. Разные попутные замечания.
А вот, кстати, что интересное я заметила в истории про деревенского дурачка с голубями и его убийство.

Василий перед отъездом на курорт залезает с младшей дочерью на голубятню, оставляет на нее заботу о голубях в его отсутствие - и рассказывает, откуда пошла его любовь к голубям. Про деревенского дурачка в его детстве - очень сильного и очень доброго, который всем помогал. В церкви заброшенной жили голуби и дурачок с ними очень подружился. А потом его убили "шабашники".

Вот текст его рассказа:
- Убили его, беднягу.
- Кто?
- Шабашники. Из города понагнали их к нам в деревню-то и поселили.Те чего, давай буянить, пить, драться. Он на такую драку и наскочил. И как детишки грозят маленькие,стал пальчиком грозить:"Нехорошо, безобразники,чего вы деретесь-то? А те чего, разбираться будут?Взяли да ножом пырнули его.

И показывают сцену из прошлого - на фоне старой деревянной церкви опускают гроб в могилу, на него слетаются голуби, а из-за березы смотрит мальчик-подросток.

Слово "шабашники" меня смутило. Оно все же (как и явление) - было из современной фильму реальности. Шабашники на лето приезжали деньги сшибить, коровники строили - а чтобы деревенских ножами резать - это как-то странно. И тут я посчитала годы. Скажем, Василию 45, во время похорон - 15. Снимали в 1983, вышел фильм в 84-м. Отнимаем тридцать лет - и что получаем? Правильно, "холодное лето пятьдесят третьего" и следующий год. Умер Сталин и в честь его смерти объявили большую амнистию, навыпускали уголовников толпами. Тут все и сходится. В городе жить им не разрешили, "понагнали" в деревню и "поселили". А уголовникам такой способ разрешения неудовольствий как раз раз плюнуть...

Вообще сегодняшним взглядом смотреть - способ физической расправы первым приходит на ум некоторым героям фильма. Когда Надюха допрашивает младшую дочь, знала ли та о покупке голубей, она на узкой крыше наступает на девочку, нависает над ней, пихает ее кулаком в живот довольно чувствительно, а когда напуганный ребенок сознается, что знала, Надюха переключает ярость на мужа. Подбирает полено и начинает им грозить: - "я тебе все ребра переломаю", "щас как пульну", "прям чем-нибудь так и убила, паразита". И он кивает и предлагает ей посмотреть на красавцев-голубей. Привычный к ее словесным нападкам и угрозам, он совершенно верит в такой расклад, что она имеет право на него орать и грозить убить за его единственное увлечение в жизни - а он обязан чувствовать себя виноватым.

ну и возвращаемся к переломному моменту - отъезду Василия на курорт. Кстати, перемены сцен в сюжете, объявляются, как фигуры кадрили. И прямо в камеру их объявляет простодушный мужик с кудрявым чубом - которого играет сам режиссер Меньшов. Волос на чуб, у него, конечно, не было, поэтому под кепку ему приладили парик Гурченко задом наперед и выпустили ее кудряшки на лоб.

Ну вот, в избе перед отъездом Василий складывает чемодан, а Надюха на машинке пристрачивает ему к синим трусам семейным карман в желтый цветочек. Потом выходит и заставляет его снять брюки, надеть эти трусы, чтобы в карман спрятать деньги и застегнуть на булавочку. В это время в окне снаружи появляется дядя Митя и степенно здоровается. У него цель одна - найти повод выпить, поэтому сейчас он рассчитывает обмыть проводы Василия. В какой-то момент Надюха спохватывается с трусами в руках и полурастегнутыми штанами на муже и Митяя гонит. И вот тут единственная сцена, от которой я смеялась. Дядя Митя в окне поворачивается вполоборота и полным достоинства голосом говорит раздельно: Извините... что помешал вам деньги прятать.

И отчего-то это ужасно смешно. Timing, как говорят у западных комиков, это неожиданное торжественное достоинство, с каким произносятся слова, и абсурдность вежливой фразы - все делает шутку не такой простой и однослойной, как другие шутки в фильме. Другие шутки там - как у нас в татарском театре были. Татарский театр был страшно любим публикой, публика была благодарная донельзя и спектакли шли в два раза длинее положенного - потому что публика взрывалась аплодисментами и хохотом на каждую, абсолютно на каждую реплику, где была хоть малейшая возможность. Поэтому актеры играли череду таких возможностей - жест, пауза, слово - хохот и аплодисменты. "Ну ты... дура!" - и зал взрывается хохотом. Вот в фильме большая часть шуток именно на таком простом театральном уровне, не смешном, не особенно ловком - а просто фраза, поворот в зал и пауза для теплого приема. Надо сказать, по коментам на ютубе видно, что все эти места зритель словил и отметил. "Людк!" - "Ну?" - "Гну!" - хахахахахаххахаха.

В общем, вот единственная, действительно смешная мне сцена. Я ее пересматривала - и снова смеялась.

Интересно еще про интерьер - там все как полагается - от кровати с шишечками до полированного стола посередине. Телевизор, кстати, есть! Но Василий, видимо, им не увлекался совсем. А вот в углу у окна стоит трюмо и на его столике всякие украшенческие штуки - бумажные цветы в вазе (их несколько по комнате) - и большая фарфоровая статуэтка белого голубя. С выгнутой грудью, с распущенным хвостом, очень заметный. Прямо интересно, откуда это. Надюха со своей ненавистью к голубям никогда бы такую не купила - даже при простодушной любви к кичевой красивости. Значит это с женственной нежностью и умилением купил где-то сам Василий и поставил на видном месте! Если оглядеться по комнате, аватар Надюхи тоже имеется - наверху печки стоит большая глиняная ярко размалеванная пузатая кошка - наверное, копилка. Не лежачая, а стоячая - как горшок. И оттуда смотрит на всю комнату своими грозными глазами.

Все домашние собрались провожать - кто руку пожал, кто на шею кинулся. Младшая дочь попросила цветочек аленький ракушек и ветку пальмы. Надо сказать, что до сих пор нам не показывали никакой интимности между Надюхой и Василием. Она грозила ему поленом, отнимала сумки с насмешкой над его подлизыванием, орала - но не делала ничего заботливого. Даже кормила его не жена, а дочь. Заставить его надеть трусы с кармашком она тоже пыталась отстраненно - протянула руку в отдалении и рванула его за ремень. И тут вот сцена прощания, дети подталкивают их поцеловаться - и Надюха со страшной неловкостью подходит к нему боком и из отдаления оба резко клюют друг друга неловко куда-то в случайное место и разъединяются быстро.

Тут еще забавная важность галстука. Советские мужчины анмасс галстук завязывать не умели, поэтому всегда лержали его завязанным и просовывали голову в петлю. А тут Надюха развязала и нагладила - и Василий теперь в ужасе. Завязать никто не умеет, а без галстука он категорически отказывается ехать. Он воспринимает юг как какое-то запредельно культурное место, которому нужно соответствовать: "Там же юг!Культура! Посмотри по телеку - там культурный форпост".

Вот с таким багажом он уезжает. В семейной жизни - привычная рутина, ничего неожиданного уже не может быть. Он постоянно виноват перед женой и постоянно это осознает. Жена относится к нему как к привычной обуви - он всегда тут, как старая калоша, никуда не денется - и никакого особого ухода и заботы не требует. При этом юг для него некое сияющее олицетворение культуры. Плюс у него есть мечта о вершине красивой жизни - побывать в баре и попробовать коктейль. Это действительно в те времена было редкостью и некой заманчивой нездешностью. Не просто бухло - а коктейль, неземная субстанция, затейливая игра вместо простого "плесни в стакан". Кроме того в отношении голубей он в двойственном состоянии - радость и восторг от приобретения редкой пары - и особо бурная ссора и ругань за это же со стороны жены.

Я очень хорошо, кстати, представляю, как они поженились. Он был молодым, худым, застенчивым, такой длинной орясиной, которая все сгибается и приседает, чтобы не быть такой заметной. А она была еще не такой кубышкой на квадратных ножках, а худее - но такая же кругленькая, верткая, бодрая. Смешливая, с яркими щечками-яблочками. Явно ощущала себя деревенской звездой на танцах. А тут он влюбился и ходит как привязанный теленок. Надежда осмотрелась вокруг - он конечно смешной и нелепый, но добрый, работящий и не пьет. И согласилась выйти за него замуж. Так и повелось - ему, орясине, свезло - а она, королевишна, снизошла. Но пусть помнит свое место и знает, кто тут главный в доме.

На деле, конечно, она гораздо примитивнее и проще мужа. Ума у нее немножечко совсем - хватает только на быт, простые бытовые переговоры, ничего отвлеченного и сложного. Большинство фраз ее из двух-трех слов. Читает она по складам, с трудом - и труд этот так велик, что очевидно, на него уходят все силы и на опознавание смысла умственных запасов уже не остается. Эмпатии ноль, я уже говорила - представить себя на месте других, подумать о них отдельно - что им нужно, что им важно - она не в состоянии. У нее даже не чувства, а ощущения. Как у собачки. Есть ощущение чужого - залиться в истошном лае. Есть ощущение голода или неудобства - скулить и подвывать. Длинные фразы она может произнести только если в них вставлены деревенские готовые конструкции - насмешки, презрения, угрозы.

Удивительно, но ее недотепистый муж гораздо сложнее и тоньше. Он рассказывает истории - и удерживает сюжет истории и умеет выразить чувства в ней, подбирает поэтические слова. Все его фразы длиннее и сложнее, чем у жены. Он описывает чувства и душевные движения - простодушно и по-своему - но описывает. Все это Надюхе недоступно по мозгам - поэтому сразу отвергается и не выслушивается, как посторонний шум. В этой истории она считает его гадким утенком - длинным, несуразным и глупым - а себя прекрасной крутобокой, подбоченившейся уткой, звездой этого курятника. Гипноз ее уверенности в себе так силен, что он тоже думает, что она эталон утки, а он недоутенок. Его младшая дочь - такой же гадкий утенок, они очень похожи и поэтому так близки. И поэтому Надюха, кстати, с таким желанием и надрывом всегда наезжает именно на младшую, чувствуя к ней необъяснимую курятниковскую ненависть.

Одна из последних фраз Василия перед отъездом - "там культурный форпост" - уже становится введением в следующую часть истории. Он ожидает от нового места ощущения культуры с большой буквы - и он вворачивает во фразу сложное выражение, которое его жена не только бы не запомнила из телевизора, но даже не смогла бы прочесть написанным.

И я опять не дошла до следующих событий:) Значит, будет продолжение.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 17 comments