Alika (rikki_t_tavi) wrote,
Alika
rikki_t_tavi

Categories:

Чувства и птицы: смотрим в деталях.

Посмотрела второй раз любимый фильм всего народа - в этот раз с первой половиной, которую сразу не посмотрела. И теперь у меня есть что сказать, с подробностями и деталями, даже про ляпы замеченные:)


В самом начале в титрах меня начали раздражать вертящиеся надписи. Как человек, травмированный компьютерными мальчуками конца девяностых, которые ваяли на коленке веб-дизайн, я сразу подумала про это - ну да, буквы вращаются и мерцают, дорвались! И тут же остановила себя: аа постой, дело-то и до веба и даже до перестройки. И тут мне стало понятно (потому что я посмотрела уже середину фильма) что это имитация переворачивания голубей! Там есть кадры, когда голуби летят и стремительно кувыркаются через голову. И вот эти надписи в титрах делают то же самое - быстро кувыркаются через себя.

А голуби, которые так умеют делать, называются словом, знакомым мне с детства - турман. Надо же! (а по-английски такие кувыркуны называются tumbler)

Затем показывают панораму деревни над речкой - и я ее уже хорошо рассмотрела, потому что по посмотренному ранее представляла себе дома. Это привело к тому, что я заметила одну несостыковку. Панорама сверху начинается с вида домов, разбросанных широко - и ни один из них не имеет замощенного досками двора:) Поскольку по сюжету там Сибирь, а снимали все в Карелии, то сибирский двор, покрытый досками, сделали только для дома главных героев. Среди этой кучи домов стоит здание то ли клуба то ли сельсовета - и перед ним выложена из досок на земле танцевальная площадка. На ней во время пролета панорамного даже видно танцующих людей. А камера пролетает дальше и дальше вдоль берега, через кусок леса, берег поднимается выше и скалистее и наконец там возникает дом героев в кадре. До центра поселка и танцплощадки там далеко и вдоль реки вообще не пробраться, но во время фильма герои будут убегать вниз к речке, потом в противоположную сторону от далекого центра - и в следующем кадре выбегать к танцплощадке:)

Ну что же, посмотрим на героев. Семья Василия и Надюхи живет в давнем дефолте по терминологии незабвенной Эвoлюции. Дети большие, все давно привычно. Ровно и довольно скучно. Василий робкий, ласковый и прибитый. Надюха горластая, сварливая и бойкая бабенка. Длинный Василий все клонится, сутулится, сворачивается, сгибается, как будто считает, что не имеет права много места занимать. Говорит робко, глазами блестит блаженненько - и очень похож сам на доброго полоумного деревенского дурачка, про которого рассказывает дочери.

Детей в деревне душевно не берегут, не трясутся. Вот и ласковый папка запросто рассказывает дочери-школьнице, как убили деревенского дурачка - приехали шабашники да по пьяни и зарезали всеобщего любимца. А того любили голуби - вот оттуда-то Василий и вынес свое пристрастие к голубям.

И это пристрастие бесит до визга его Надюху. Добрый бесхребетный Василий права голоса в семье не имеет, бойкая бабенка его полощет и выжимает как тряпку (коей он и является). Он не пьет, в отличие от окружающих (ну как не пьет - по фильму пьет практически в каждой ситуации, где предлагают - но сам стремления до трясучки не испытывает). Делать ему абсолютно нечего - жена его почти умственно отсталая, поговорить с нею не о чем, книг они не читают, телевизора, кажется, у них нет, никаких других хобби не наблюдается - он даже на рыбалку не ходит. У остальных мужиков вокруг хобби простые и понятные - ужраться алкоголем и резаться в карты (играют они в 66, иначе называемый еще шнопсом). Делают они это все свободное время - и видимо годами, потому что карты, которые соседская бабка принесет для гадания, будут стерты почти до неразличимости изображения.

А у Василия увлечение дурацкое, неуважаемое, пристойное только мальчишкам - разводить и гонять голубей. Надюха с одинаковым презрением относится и к резанию в карты и к голубям - но голуби, по ее мнению, стыднее в глазах общества. У Василия ладная крепкая голубятня в огороде, большая группа красивых голубей - и он совершенно счастлив там. Вдали от истошной жены, от повторяющейся жизни без особого смысла, он проводит там часы - либо гладя и лаская своих голубей, либо глядя в бескрайнее небо, где они парят белыми тенями. Это самое любимое его занятие и отрада для его женственно-ласковой и простодушной натуры. Голуби не орут, не обзывают его, они к нему льнут, садятся на плечи и руки, пьют изо рта и все время лезут целоваться. Белые прекрасные нежные создания - и любят его преданно.

С одной стороны эти нежно лезущие целоваться голуби - с другой краснорожая истошно орущая на него жена. Эта дура не понимает, что на голубях он отдыхает и может дальше ее выносить - и считает их своими врагами. За свое увлечение Василий не получает ни понимания, ни «разрешения» - он постоянно виноват в нем, и все согласны с этим раскладом - Василий ничтожный гад с дурацким увлечением - жена имеет право его гнобить и пинать и поносить за эту отдушину. Никаких прав у Василия нет - жена к нему относится как к подростку-придурку, которого может полностью контролировать.

Первый скандал разражается именно по этому поводу. Василий, несколько месяцев мечтавший о паре особенно прекрасных голубей, взял из шкафа тридцать рублей и двадцать пять из них потратил на белых птиц дивной красоты. Надюха, обнаружив это, начинает вопить и визжать, разыскивая провинившегося. Непонятно, работает ли Надюха где-то, но Василий работает на лесозаготовках - то есть деньги приносит главным образом он. Однако распоряжение ими полностью в руках Надюхи. В процессе свары выясняется, что деньги у них еще есть на сберкнижке - и сберкнижкой тоже полностью распоряжается Надюха - и кладет на нее и снимает, когда ей нужно.

Однако в процессе Надюха не может себе отказать в еще одном удовольствии. В любой ситуации она начинает перекладывать вину и проблемы на детей. С размахом и удовольствием, с ражем и вкусом. Так и в ситуации обнаружения покупки двух голубей она начинает истерически обнимать детей и кликушески вопить, что теперь они лишены платьев и мороженого, сапогов и помады, все, все пошло прахом и отец-изверг лишил последних радостей бедных деточек. Василий такой простодушный, что все воспринимает по первому смыслу - и робко высунувшись из двери голубятни, возражает, что, пожалуй, жена слишком размахнулась, перечисляя, что не будет куплено теперь на эти двадцать пять рублей.

У Василия и Надюхи трое детей. Старшую зовут «Людк, а Людк», она уезжала в город и была, видимо, замужем или почти замужем, что-то у нее не заладилось и она вернулась зализывать раны в родительский дом. Она ясноглазая, кругленькая крепкая девушка. Среднему сыну Леньке 18 - он здоровенный деревенский парень рыже-вихрастый, с крохотными глазами-бусинками, учится в лесотехникуме и ожидает забора в армию. Младшая,любимица отца Ольга, школьница лет тринадцати, белобрысая, с толстыми рыжими косами, такая же чувствительная, чуткая и ласковая, как отец. Домашние ссоры постоянно доводят ее до слез, и она, рыдая, бросается уговаривать родителей.

Надюха, безусловно, самоназначенный центр всей семьи, задача остальных - ее слушаться или быть виноватыми перед нею. Ею кружат ее собственные ощущения и эмоции, о других она не думает вообще, когда ее несет; своим чувства она отдается полностью, с упоением, махая своей дурниной и призывая всех остальных в сочувственные свидетели.

У семьи Кузякиных есть соседи - старик и бабка, это их единственные друзья, наперсники и собутыльники. Гендерно интересно соседей зовут дядя Митя и баба Шура. По рисунку они так и есть - он еще вполне себе дядька, она - конченная бабка. Играет их пара женатых актеров Юрский и Тенякова. И я опять повторю - Юрский в роли «дяди» вполне органичен, но «бабка» ужасна, дурно переигрывает, неубедительно загримирована, плохо и деревянно двигается, носит деревянно необмятые,криво и кое-как завязанные платки и вызывает у меня зубную боль каждым своим появлением. Если бы у нее было старое лицо, она бы изображала им эмоции. Поскольку лицо у нее сорокалетнее, она им изображает некую абстрактную старость - бессмысленно таращит глаза, пучит губы и слабоумно притискивает подбородок к груди, чтобы образовались складчатые полукруги. Под платье ей пихают тряпки, изображая обвисшую грудь и толстый зад, но по спине видно отсутствие возрастной согбенности. И это постоянное раздражающее глаз несоответствие возрасту - в осанке, в глазах, в гладких столичных ручках интеллигентной актрисы. Остальные тоже играют как в сельской самодеятельности, но у них хотя бы типажи те же, что у героев - деревенских простофиль и разбитных бабенок, так что они играют этой натурой в сторону ее наддатости.

Продолжение завтра: "Надвигается кризис".
Tags: anthropology1, cinema, females, males
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 70 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →