?

Log in

No account? Create an account
Какую цепочку выбирать. Или как я люблю холодное молоко. - Перемена участи [entries|archive|friends|userinfo]
Alika

[ website | artalika ]
[ userinfo | livejournal userinfo ]
[ archive | journal archive ]

Какую цепочку выбирать. Или как я люблю холодное молоко. [Jun. 25th, 2018|03:50 am]
Alika
[Tags|, , ]

 В моей жизни был такой период, когда я непрерывно рассказывала историю жизни врачам. Они пытались выяснить, что со мною не так, и я привычно начинала историю нетаковости. В конце концов я попала в такое место, где этих врачей учили - повышали их квалификацию, рассказывали о новейших достижениях. И даже не рядовых врачей, а заведующих отделениями в клиниках. Доктор там никуда не спешил. Историю болезни он потребовал рассказывать с самого начала. То есть буквально с начала - "я родилась мертвая и не кричала..." Дальше он дотошно прошел по всем годам, останавливая в разных местах и заставляя описывать подробнее. И выслушав все, сказал - Ну что же вы, милая, хотите? Все в вашей жизни сложилось так последовательно неудачно, что привело вас именно к этому результату.

И он рассказал мне мою жизнь обратно как цепь этих удивительно неуместных неприятностей и неудачных совпадений. Я была поражена. До этого я вполне была уверена, что моя жизнь сложилась очень удачно, мне везло, и вообще я была молодец.

В ближайшие недели мне пришлось рассказывать снова и снова вслух почтитрагичный вариант, потому что  я была учебным пособием для других врачей. Некоторое время я ходила и  ворочала эту идею внутри с изумлением - я могла рассказать свою жизнь как цепочку неприятностей, практически трагедий, а могла - как цепочку удач и светлых событий себе на радость. И все это было бы правдой.

Но обдумав все, я поняла, что совершенно не хочу  в качестве "свой жизни" рисовать цепочку неудачных и грустных событий. Я представляла, что кому-то это могло быть очень приятным - упиваться жалостью к себе, скорбно требовать сочувствия,  трогательно и мужественно нести свой печальный крест. Но мне быть человеком, у которого жизнь - вот с таким рисунком - совершенно не хотелось. Врачи-врачами, но в реальности я вернулась к своей прежней версии -  мне везло, и жизнь моя складывалась удивительно удачно.

Возможность такого выбора меня радовала всю жизнь. Когда детка огорчалась, потому что не хотела походить на родственников, на которых походила, я сказала ей - у тебя куча родственников, удваивающихся на каждом поколении назад. И все они так или иначе твои предки, ты их часть и продолжение. Кто тебе мешает выбрать тех, кто тебе нравится - и именно их считать своим родом, от них проводить линию к себе, по ним выстраивать свою цепочку.

Отчего я это вдруг стала вспоминать?

У меня в детстве есть кусок жизни, которым мне одновременно вспоминается и очень несчастным и полным одних из самых приятных и счастливых мгновений. Меня несколько раз летом отдавали в загородный санаторный детский сад. Мама болела, у меня была опасная наследственность, так что за мною следили  с легкой тревожностью. В садике этом я была ужасно несчастна. Оторванная в один миг от дома, круглосуточно целый месяц в окружении чужих, незнакомых, равнодушных людей. Все время на людях - есть, спать, гулять. Посторонние дети, глупые,  равнодушные воспиталки - я их воспринимала как бочонки, обтянутые белыми халатами, где-то там над головой. Они угрожали наказаниями, а дети угрожали нажаловаться, когда я рыдала  в первые дни от тоски по дому, своему месту, привычным родителям. Я еще многое что могу припомнить.

Но с другой стороны - это было мое "дворянское" детство - в старой усадьбе, среди леса, сосен, дикой малины. Это не пионерский лагерь, к нам никто не приставал ни с какими мероприятиями - мы ели, гуляли и спали - и были в общем предоставлены сами себе. И я могла читать часами ( книги у нас были, но вслух нам никто не читал), или медитативно вытягивать нити из листов подорожника, или следить за дятлом с красной головой, или рассматривать картины на стенах. Тенистые заросшие участки  с беседками или солнечные сосновые поляны в лесу, запах флоксов, белая статую кудрявого мальчика. Совсем хорошо было, когда я пару раз болела или была на карантине и попадала в изолятор - тогда вообще никто ко мне не приставал, я ела и гуляла одна и спала, когда вздумается.

В четыре у нас был полдник. Отчего-то нас не сажали за столы в столовой, а приводили в рекреацию на первом этаже. На столе у стены стояли подносы со стаканами и лежали рядами кучки по два печенья. Есть это было мучительно. Полстакана кефира, в котором мне было противно все - его ни туда-ни сюда фактура и густота, его кислость, становившаяся нудной и неглотаемой через пару глотков. Все кисло-молочное я не могу через всю жизнь употреблять. И рада была бы - но не кефиры, ни простокваша, ни модные йогурты не лезут в меня после первого глотка.  К полуполному стакану кефира выдавали два печенья таких советских-советских. Квадратные, белесые, с нечетким отпечатком какого-то узора, они были ватно-сладковатые, где-то  нахватавшиеся влажности и оттого вялые, как рыхлый картон. Вроде и рассыпаются от укуса - но не охотно. Эта рыхло-картонная сладость с невкусной пронзительной кислотой вяло текущего по стеклянным стенкам кефира  были моим ежедневным мучением.

Мы слонялись со стаканами в руках по светлому залу с окнами во всю стену, надо было обязательно доесть и допить, и я давилась не шутя, дышала глубоко, чтобы меня не вырвало. Я ходила и глазела на картины на стенах. По всем традициям санаториев у нас, как и у взрослых по стенам висели настоящие картины маслом - честнейшего советского реализма, я думаю, еще пятидесятых годов. Там были непременно залитые солнцем пригорки со светлыми березками или желтеющие просторные поля - и по ним туда и сюда ходили какие-то толпы светло и весело одетых людей. Если на поле - то в компании трактора. Если компания взбиралась в гору - то непременно с гармонистом впереди. Картины висели высоко, как у взрослых, и мне нужно было задирать голову, чтобы рассмотреть. Под одной из них, с пригорком, стоял наш столик у стены с безжалостными рядами полустаканов кефира. С полями висела на соседней стене. Про "Опять двойку", висевшую снаружи дома над входом я уже писала в прошлом ностальгическом посте про эту усадьбу.

И вот эта картина полдников с противным кефиром и волглым печеньем, в месте, где я была, в общем-то в ссылке, в заточении - не хотела у меня удерживаться. Не нравилось мне это вспоминать. И как в  истории с врачами - я могла выбрать совершенно другое. А другое было вот какое.

Мне очень нравится идея полдника. Это какая-то вольная незаконная еда. Никуда  к порядочной еде не относится, не из чего обязательного не состоит, в отличие от всех других ед может быть сладкой - сразу, а не после выкупа супов и каш. И я все время люблю эту идею незаконной жульнической еды. И мужу и детке на работу клала к обычной еде еду для полдника. И сама картинка солнечной комнаты, состояния после дневного сна - блаженно влажной ложбинки на шее сзади, взмокших вихров на висках, медленных движений, ясных глаз - и еды на ходу, гуляя, или даже стоя у стола, смотрение во двор на птиц на кустах, дятла на стволе дерева или на картины на стенах - это все удивительно приятное.

И главное! Я же могу взять то, что люблю! А люблю я молоко. И люблю я холодное молоко из холодильника. Особенно летом. И вместо этого толстого советского стакана я могу налить его в маленькую кружечку из магазина восточной посуды - тонкого, лаково-гладкого фарфора цвета слоновой кости с синим прихотливым рисунком. И взять любимое печенье - два овала очень сухого, воздушного, вспененного сахарного теста, склеенные темным шоколадом -  хрупкое, рассыпающееся от укуса, очень вкусное. И есть его маленькими кусочками, запивая маленькими глотками холодного-холодного молока. И выстраивать такую цепочку - я с детства так люблю идею полдников! И до сих пор она меня дивно радует!



Вот нашла эту кружечку на старом фото, когда снимала печенье пандами. Панды тоже пойдут:) У меня еще где-то оставался небольшой запас и их.

IMG_5584
LinkReply

Comments:
[User Picture]From: yuliya_lulu
2018-06-25 10:56 am (UTC)
какой вы вкусный повествователь! Мне самой молока холодного захотелось от ваших слов :)
(Reply) (Thread)
[User Picture]From: littlebeam
2018-06-25 11:23 am (UTC)

Ваше повествование очень напомнило "Манюню" :-) дыхание детства. Спасибо

(Reply) (Thread)
[User Picture]From: lada_ladushka
2018-06-25 12:40 pm (UTC)
12 :)
(Reply) (Thread)
[User Picture]From: smiling_aiden
2018-06-25 01:41 pm (UTC)
Очень рада за вас, что вы и были настроены воспринимать свою жизнь как череду удач, и продолжили даже после этой (довольно странной) истории с врачом (ну кто же пациенту внушает, что у него всё плохо?).
Я придерживаюсь мысли, что многие люди "напрашиваются на сочувствие", потому что им его когда-то недодали.
(Reply) (Thread)
[User Picture]From: dona_rita
2018-06-25 01:48 pm (UTC)
Вы просто себе цены не знаете! Так описать советский санаторий с кефиром и печеньем...
(Reply) (Thread)
[User Picture]From: blu_caterpillar
2018-06-25 01:49 pm (UTC)
:)
в лагере мне с полдником было просто - как экставерт я быстро научилась кому-нибудь из наших(вечноголодных ;) этот кефир давать выпить(а когда нас застукали за обменом стаканами - просто стала переливать, а про остаток говорить "больше не могу...уф!" )

Кефир научилась пить только во время второй беременности(видать, организм требовал - перепробовала всякие продукты из кисломолочных, нашла парочку кефирообразных, которые могу выпить)

А как интроверт, в пионерлагере часами бродила по лесу - знала там всё вокруг, за ягодами-грибами ходила(у подруги у бабушки в домике была сковородка, картошка и плитка - и мы к ней вечером приносили грибы и жарили их - особенно когда на ужин была какая-нибудь костлявая рыба(ну почему она всегда была костлявая, а?! вот уже во взрослом возрасте я узнала, что мир полон вкуснейшей рыбы без костей %)), или несъедобная курица. Хуже всего было мясо - жилистое и невкусное(ну, от бефстроганоф можно было хоть соус съесть).

Вообще я до сих пор думаю, что едой из лагеря можно пытать...
(Reply) (Thread)
[User Picture]From: wasilisa
2018-06-26 04:34 am (UTC)
Я не помню, как в лагере, а вот в школе у нас иногда сгоняли весь класс к столовой, каждый ученик обязан был выпить стакан горячего молока. Конечно же, находились те, кто совсем-совсем, прямо до рвоты, не мог пить горячее молоко, и даже тёплое, а особенно с пенками, которые болтаются в каждом стакане. А классный руководитель стоял у выхода с подносом и строго следил, выйти мог только тот, кто поставил на поднос пустой стакан. Я пряталась у двери на кухню, туда ко мне по очереди подходили те, кто желал обменять полный стакан на пустой, потому что я могла выпить пять! :)
А в пионерлагере я у всех приверед отнимала медовую коврижку, которую иногда давали на полдник. Она была такая сухая и некрасивая, такого малоприятного вида и малосъедобного цвета, что её даже попробовать не хотелось тем, кто никогда до этого не пробовал. Но мне и ещё нескольким людям оно было вкусно, поэтому я тайком распихивала куски по карманам (в принципе, еду из столовой выносить нельзя) и лопала потом после ужина, и делилась с теми, кто тоже любил пожрать коврижку, но им доставалось мало.
(Reply) (Parent) (Thread)
[User Picture]From: lady_algiz
2018-06-25 02:51 pm (UTC)
И все равно, ужас домашней девочки, попавшей в санаторий или пионерлагерь, перекрывает всё, что могло бы быть хорошего. По крайней мере, в моем опыте :)
(Reply) (Thread)
From: heike_kessler
2018-06-25 03:16 pm (UTC)
Люблю и кефир и молоко) , печенье отдельно, с кофе-чаем. Как хорошо решать самой, что есть)
(Reply) (Thread)
[User Picture]From: sha_evichka
2018-06-25 03:56 pm (UTC)
Спасибо! Пойду-ка я свою цепочку тоже перецеплю чуть-чуть! )
(Reply) (Thread)
[User Picture]From: lestnica_vverx
2018-06-25 10:45 pm (UTC)
Алика, какой же Вы удивительный человек! Взять и переписать целые неприятные главы в своём сознании, в своей памяти-это не каждому дано! Спасибо, что делитесь так подробно!
:)
(Reply) (Thread)
[User Picture]From: wasilisa
2018-06-26 04:20 am (UTC)
Алика, я вас обожаю, вы в самом противном можете увидеть что-нибудь прекрасное!

И вы напомнили мне мою самую первую поездку в пионерский лагерь. Всё то же самое, только без дворянской усадьбы - несколько деревянных бараков для детей и воспитателей, отдельно стоящий барак-лазарет, домик директора и восхитительная аллея, обрамлённая жёлтой акацией, ведущая от площадки для построения во "дворец" - столовую. По аллее можно было идти не строевым шагом и делать свистульки из стручков.
(Reply) (Thread)
[User Picture]From: lizaberika
2018-06-26 11:06 am (UTC)
>>Совсем хорошо было, когда я пару раз болела или была на карантине и попадала в изолятор - тогда вообще никто ко мне не приставал, я ела и гуляла одна и спала, когда вздумается.

Вот вы написали и я вспомнила, что я попадала в пионерлагере в изолятор, и какое это было счастье - одной в комнате и тишина. И можно было валяться в постели и никто никуда меня не гнал ни на построения с речевками, ни на Зарницы дурацкие.
(Reply) (Thread)
[User Picture]From: zhurzhar
2018-06-26 12:11 pm (UTC)
Я вспомнила, что когда была маленькая, меня часто посылали за хлебом. А было это так. Я приходила из школы домой, быстро делала уроки и садилась, а вернее ложилась с книжкой. Мне было лет 10-14 и я читала запоем разные приключенческие романы, вроде Жюль Верна и Майн Рида. Время от времени я вставала, шла на кухню, отрезала ломоть хлеба от буханки, посыпала солью и незаметно за книгой съедала. Когда вечером отец приходил домой, а к ужину не было хлеба, он начинал сердиться и, предвещая скандал, мама срочно отправляла меня в булочную. Я нехотя одевалась, потому что на улице зимой темно, холодно и даже страшно, выходить совсем не хочется, хотя еще не слишком поздно. Почему-то мне запомнилась именно зима, хотя за хлебом меня посылали круглый год. Правда, летом к хлебу добавлялся квас из бочки, на обратном пути я съедала мою четвертинку черного, запивая квасом, налитым в крышку от бидона.
Так вот зимой я выходила и первую часть пути злилась на папу, который безжалостно выгоняет на мороз. А потом я придумала думать, будто я сказочная принцесса в своем королевстве и что нетронутый, чистый снег, который так красиво блестит в свете фонарей - это мои драгоценности и у меня их очень много, куда ни брось взгляд. Я старалась идти, как принцесса, которая прогуливается по своим владениям, и это существенно скрашивало мой путь. Сейчас, когда я вспоминаю о том, что меня посылали за хлебом, я помню только этот красивый блестящий снег, освещенный оранжевым светом фонарей.
(Reply) (Thread)