July 25th, 2021

ryj_angel

Лытдыбр субботы

Я говорила, что суббота в нашем доме мною назначена как день, когда все делают только то, что хотят? Никаких забот, никакой обязаловки, ни один член семьи не может попросить других сделать что-то нужное. День на полной свободе. Работы, кстати, не исключает - но только если самому человеку чего-то хочется, а не из чувства «надо».

Я, насмотревшись круассанов у японских девочек, очень хотела в корейскую кондитерскую. А муж вполне на неделе придумал, что поедем туда в выходные. И в субботу я проснулась в десять и спросила - мы позавтракаем дома и поедем туда только для развлечения? Или быстро соберемся и там же и позавтракаем? Милый муж выбрал завтрак там - на террасе.

И тут выяснилось, что он, бедняга, оброс и весь топорщится вихрами. Обычно я бы зависла - выбирая, наплевать и поехать или задержаться, занявшись его стрижкой. А тут на меня подействовала субботняя легкость и я мгновенно притащила весь набор для стрижки и велела ему вымыть голову. У одной блогерши я увидела выражение «зачесалось - почеши». Не успела я прочесть в глубину, как  она его расшифровывает, просто мне понравилась идея, которую я сама туда вложила: не зависай, не размумляй, напрягло тебя что-то - тут же сделай и все.

И под этот слоган я его стремительно остригла, так что затылок стал черным, коротким и ровно-густым - и мы уехали.

День был чудесный, ясный и веселый. В наших пустынных краях жара ровная и горячая как в духовке - а в местах прежней жизни, где кондитерская,  просто приятно тепло и немного прохладный ветерок.

И место на террасе было, и выпечки с утра много-много. Я взяла себе большой круассан с ветчиной и сыром и огромный круассан, облитый темным шоколадом и с шоколадным кремом внутри. Вообще я хотела такой разрезанный как ракушка, чтобы в открытом притворе дивная порция взбитых сливок и разложены красивые клубничины. Но такого не было, пришлось брать шоколадный. Муж себе набрал всяких бутербродов и какую-то плюшку с крабовым мясом. Я поколебалась и вместо какао взяла мокко, иначе запивать шоколад шоколадом было бы чересчур даже для меня.

Сырный мой круассан был восхитительный - хрустящий и соленый. В отличие от магазинных, тут вся выпечка свежайшая и на сливочном масле, а не промышленных заменителях. Масло причем возят из Новой Зеландии, а не местным пользуются.

Шоколадный круассан я не смогла добить и отдала остаток мужу. Моя сестрица в детстве была очень жадюга насчет еды, но иногда и она обжиралась и больше в нее не лезло. И тогда она приходила с остатком чего-то вкусного и очень нежно и умильно говорила: угоссяйся, милая мамоська! У нас дома это стало мемом и повторяется человеком, которого угостили неожиданно. Короче и последняя часть шоколадного круассана пересекла стол под девизом «угоссяйся, милая мамоська!»

А я оттерла от пальцев и щек остатки крема и ушла гулять по магазинам. Муж остался с высоким стаканом чай и бесконечным фантастическим романом. За соседним столиком с лаптопом, тетрадями и кучей книг сидел плотный китаец, проходя мимо, я прочла на корешке толстенного учебника «Микроэлектроника».

Гуляла я по двум любимым магазинам - огромному блошинорынковому и японскому всеподрядному. Надобностей у меня никаких не было - просто смотрела, что нового, и покупала, что приглянулось.

Никакой интересной старинной посуды не встретилось,отличный красивый керамический горшок, в который я хотела отсадить бастарда щучего хвоста, увели у меня под носом,  как и шкатулочку, выложенную мелкой перламутровой геометрией, ни одна жестянка с картинками мне не приглянулась. Так что улов мой был чисто бумажный и тканевый.

Три детских книги - Нейл Гейман с рисунками  Криса Риддела, красивая книга про Аду Лавлейс и первый компьютер, и культовая книжка «Это книга» - хотя у меня подозрение, что у меня такая уже есть. Но книжки по рупь тридцать местных денег - и я не стала ее оставлять. И еще купила начатую пачку красивой тонкой бумаги голубого цвета - лощеной и немного фактурной. Бумага для писем. А мне не знаю для чего - может я из нее буду конверты красивые клеить.

Я вообще люблю рыться у них в писчебумажном отделе, там иногда такие странные или старые вещи попадаются. Вот сейчас были пачки в целофане клетчатой бумаги - явно очень старые. Дырки для подшивания в каких-то непривычных местах и цвет пожелтелый, очень приятная бумага - для фотофонов каких-нибудь. А в прошлый раз я купила за бесценок толстенную пачку голубой бумаги - плотной и с мелкими волокнами. Теоретически пачка как у обычной офисной бумаги, но сами листы толще, с мелкими-мелкими волокнами и сделаны из переработанных джинсов! Джинсов, Карл! Кто-то же этим занимается!

Проверила, нет ли случайных кусков красивых тканей - ничего не увлекло. Зато в соседнем ряду накупила винатжных разрозненных льняных салфеток - для вышивок. Не знаю еще, что вышивать, но пусть будут. Четыре из них с уже вышитыми собакенами - я просто выкрою куски и сошью мешочки на тесемочках - для чего попало. Был бы мешочек, а что туда положить, найдется!

В японском магазине было полно народу. И я накупила всякой мелочевки - ведерко для мусора на стол, в виде домика, у которого качается крыша, пропуская брошенный внутрь мусор, кучу пластиковых коробок, чтобы складывать все для какого-то проекта, пару листов черного шринк-пластика, большой лист прозрачного,клубочки для вязания неизвестно чего (палочек для брошек?), две коробочки для японской еды с милыми картинками на крышках, палочки с совами - но не для еды, а для одной идеи. Самосохнущей массы для лепки отчего-то не было, мининаборы японского фетра я купила еще в прошлый раз.

И нагруженная покупками, нагулявшаяся, вернулась в кафе. Купила там коробочку с миниатюрными данишами с миндалем - домой, поговорила с девочкой на кассе и узнала, что мой любимый дессерт, упакованный в стеклянные мини-молочные бутылочки, перестали выпускать. А у меня две таких бутылочки остались - я из них пью холодное молоко. Взяла в холодильнике две ледяных жестянки с газированным пеллегрино - лимонную мужу и апельсиновую себе. Выпили с огромным удовольствием - я приустала от тепла и гуляний, а он просто любит лимонад. И уехали домой. По дороге говорили о чем-то антропологическом и очень интересном.

А дома разбрелись до ужина - муж читать свою книгу, я смотреть свои японские крафтовые инстаграмы и записывать интересные приемы. Такой прекрасный спокойный день вышел. Без вины за несделанное или тревог за нужное - просто в сейчас, с ленивым течением и спокойными занятиями.