July 21st, 2020

ryj_angel

Мама и гольфы

Я сейчас писала для мамы и сестрицы воспоминания о времени вокруг рождения сестрицы - и публиковала для них кусками несколько дней. А сама думала - как интересно - когда ты смотришь издалека на свое детство, вдруг видишь вещи, которые тогда не видел. И картина все время меняется, потому что ты что-то осознал сейчас - а значит, тогдашнее теперь описывается иначе.

В детстве семья своя кажется “простосемьей” и только с возрастом понимаешь особенности, какие-то вещи, с которыми повезло - но ты не осознавал. Так я во взрослом возрасте поняла, что занятия разными творческими вещами никогда не были “глупыми”, “бессмысленными”, все в семье делали это не тайно и урывками, а совершенно открыто, в “главное” время, тратя часы, силы и материалы совершенно спокойно.

Папа так делал мебель и всякие сложные декоративные вещи. А мама шила и вязала. Ее никто не учил, но у нее был какой-то технологический талант - она мне многое в детстве и юности связала и сшила просто по картинке, без выкроек или описаний.

И все делали какую-то тонкую тщательную работу. Мама вязала тонкими спицами и гордилась всегда, что ее вещи выглядят как покупные. И я сейчас внезапно вспомнила про гольфы!

Мне было, наверное, между тремя и пятью, и мама вязала мне красивейшие гольфы из ириса. Ирис тонкие хб нитки, делались из мерсеризованного хлопка и благодаря этому блестели приятно. Я даже не знаю, что в те времена из него вязали. Но мама вязала на тонких спицах гольфы.

Очень тщательно и тонко саму ступню лицевыми - подсматривала у готовых вещей и делала так же, а “штанинку” вязала узорно и толстенько - ажурами или сотами. Под коленкой вязала опять лицевыми, подгибала и протягивала тонкую резинку. А потом делала то, что я в этих гольфах больше всего любила - шнурочек, завязанный бантиком и на концах два помпончика из этого же ириса. Помпоны были маленькие, круглые и ровные - такими мохнатыми шариками. И в каждый помпон она добавляла кусочек другого цвета - маленькое пятнышко. Пришиты эти бантики с помпонами были на самом верху по бокам и весело подпрыгивали, когда я бегала.

Когда меня в этом куда-то водили, женщины все время спрашивали, где мы купили такие красивые гольфы - и долго не верили, что мама сама связала мне. При маме еще верили, а если я одна говорила - возражали: да ладно, мама купила, а ты подумала, что она сама.

Я почему-то лучше других помню лимонно-желтые - у них был такой светлый нарядный цвет и такой приятный мягкий блеск, и шарики наверху походили на цыплят. А были еще мятно-зеленые.

Журналы все вязальные и модные мне от мамы остались, но я нигде такую идею не видела. Она сама придумала такие гольфы мне и несколько раз повторяла. Тогда не было нынешней моды на авторские носки из хорошей пряжи, покупные гольфы были простые хлопковые, а самовязаные носки - толстые, из деревенской шерсти. На фоне этих шерстяных носков, которые у всех были, мои гольфы казались совершенно нездешними. А учитывая, какая маленькая я была - я думаю, они вообще были миниатюрные и прелестные.

Я думаю, я от нее унаследовала эту любовь к совершенно необязательным, но красивым вещам.

(Надо для нее про это тоже написать, ей интересно читать, что я помню. Поначалу она беспокоилась, что я буду художественно писать и что-нибудь перевру. Но я ей сказала, что художественно у нас писатель в семье есть в лице сестрицы, а я буду как можно подробнее и выразительнее - но только факты. Она после первой части сказала - да, точно так все и было! И про гольфы ей будет очень приятно вспомнить.)