March 13th, 2020

ryj_angel

Белые колеса

Иногда вдруг вспоминаются какие-то предметы, которые потерялись когда-то - не трагично, а просто по жизненному пути где-то рассеялись. И я вспомнила, что у меня были такие подставки под стаканы или чашки, очень художественные.

Я тогда работала макетчиком в  архитектурно-дизайнерском управлении и мы с моим другом и макетным товарищем целыми днями играли практически - потому что делали маленькие "настоящие" штуки. И в тот раз наш дизайнерский отдел придумывал что-то для международного конкурса, и в числе прочего были проекты офисных кресел. Нам выдали чертежи и виды со всех сторон, а мы должны были сделать эти маленькие кресла. В проекте они были белоснежные - белая эмаль и белая кожа.

Я уже сейчас не помню, как мы делали верх, но внизу было такое кольцо с приделанными к нему колесиками. Сейчас все больше у офисных кресел внизу розетка такая из расходящихся ножек с колесиками на концах, а  в нашем проекте было колесо из белой блестящей трубки с колесиками по кругу. Мы тогда собирали все подряд, разные мелкие штучки и обрывки - все пригодится, если нужно детали сложные делать.

И для этого кольца очень удачно нашли кусок провода толстого. Внутри была проволока миллиметров пять толщиной, похожая на припой, а снаружи белое пластиковое покрытие. Все  хорошо, но этот провод сам с собой не склеишь, правда? И мы придумали хитрый ход, который нам дал трубку  с почти невидимым швом, при этом крепкий круг, который не мог бы распасться.

Вымеряли провод по кругу, ровно такой окружности, как нам было нужно, и очень ровно отрезали оба конца. Оплетка белая была не приклеена к проволоке, а сидела на ней очень плотно, как пластичный рукав. Кто зачищал концы проводов для сращивания, знает о чем я говорю. Когда у нас в руках был кусок ровно нужного размера, мы потихоньку начинали оплетку толкать с одного края - и так, толкая и подтягивая, сгоняли ее примерно на один сантиметр. И  у нас была  заготовка, у которой с одной стороны торчал голый серый сантиметровый хвостик, а с другой  - пустой сантиметровый рукавчик. После чего оставалось только вокруг нужного диаметра обжать это кольцо ровным кругом и сиротливый хвостик сунуть в пустой рукав с другого конца. Получалось практически цельное кольцо - внутри везде металл, снаружи везде оплетка, сходящаяся ровным незаметным швом.

Кольца получались прочные и ровные, красивые, белые и бестящие снаружи. А колесики мы делали из таблеток. Набрали кучу, нашли подходящего размера и склеили по две. Таблетки белые, ровные, красивые, чуть выпуклые. Колесики из них выходили заглядение просто, совершенно дизайнерские. Делали какие-то мелкие детали креплений и сажали на кольцо.

Кресла вышли отличные, довольно крупные, так что все детали рассмотреть можно. А колец осталось несколько штук лишних, пока мы пробовали. Такие - сантиметров 10-11, наверное, диаметром. И я их унесла домой - ничего не пропадало.  А у меня была идея для них.

В одном зарубежном журнале я увидела картинку с плетеными подставками. Для них нужны были кольца, но откуда их возьмешь? А тут взялись сами! Так что я обшила кольца тонкими белыми нитками - петлями внутрь кольца, практически незаметными. А в эти петли засновала все льняными суровыми нитками - диаметрами через середину круга. И по этим радиальным нитям заплела по кругу, как гобелен - но не сплошь, а  отдельными пиками, спиральными кусками, в общем абстрактными формами по ажуру льняных нитей. Часть - белыми толстыми нитями, часть цветным ирисом пастельных цветов. Вышло удивительно красиво и необычно. Частично плотный гобеленовый застил, частично натянутые нити льняного цвета.

И долго использовала потом эти кружки как подставки под чашки. Вот прямо вижу мысленным взором, как они стопочкой лежат на холодильнике. А при переезде, видимо, все куда-то отдала. И даже забыла и проект этот и результат. А сегодня вдруг так отчетливо вспомнила. И кресла игрушечные, поехавшие на выставку и эти коустеры, очень какие-то скандинавские. Теперь хочется их снова повторить, если я вспомнию всю технологию и рисунок. А может журнал найдется! Старые дизайнерские журналы я привезла с собой, может среди них есть и тот.
ryj_angel

Опять про коронавирус

В ленте инстаграмской у меня сегодня подряд сообщения от музеев - Орсе, Лувр, наш Де Янг, наша СФМОМА  сообщают, что в пятницу в пять или шесть вечера закрываются  ради здоровья населения - и все, остаются закрытыми на неопределенный срок. Коротко и внятно.

Следом длинная цидулька от Эрмитажа - бла-бла-бла, мы следим, мы осознаем, все выставки откроются по расписанию, ничего не изменилось, главное - не собираться в 1000 человек в одном зале, остальное все можно, если из наших кто поедет в Европу гулять, мы их придержим дома две недели.

 У нас сначала пришло письмо, что мой любимый магазинчик книг, пожертвованных жителями, в библиотеке закрывают - там работают старушки-волонтеры, мы не можем подвергать их опасности. Следом пришло письмо, что все программы в библиотеке отменяются - все-все, от помощи с уроками до 3-d принтинга. Жду, что и библиотеки скоро закроют...

Принстонские ученые выяснили, что вирус в аэрозольном состянии (взвеси в воздухе) сохраняется до трех часов,  на меди держится до четырех часов, на картоне до 24 часов - и двое-трое суток на пластике и нержавеющей стали.

Спасибо, теперь я шарахаюсь от канистр с молоком и коробок  в почте.

Италия перегнала Китай по числу активно болеющих на данный момент - в Китае 12 тысяч, в Италии - 15. Германия перегнала Францию по числу заболевших.

Все этапы пройдены - когда в мире заболевало по нескольку человек в день, потом по нескольку десятков,  потом по нескольку сотен, сейчас заболевает по несколько тысяч - и каждый день это число на тысячу больше. Через пару дней мы пройдем отметку в десять тысяч, а там начнется счет на десятки тысяч ежедневно.

Идиоты, которые поехали в круизы в это время, болтаются в воде, порты не хотят их принимать, чем дальше, тем понятнее, что не только отдыха и гуляний не будет, но и  просто слезть и убежать с корабля домой будет непросто. Компании круизные объявляют, что новые поездки запускать не будут. Вот эти пенсионерские сардинные коробки  разгрузят, если кто-то им разрешит подойти к берегу - и все.

А еще есть дебильные оптимисты, которые повторяют про теплую водичку и вирус, боящийся 26-27 градусов. Надо же, какой пугливый. А вы эти вирусы ртом ешьте! Там 37 градусов, он сразу помрет. Вот прямо ходите и облизывайте все - будете суперуничтожителями вирусов  температурой собственного языка!

Короче, каждый день встаешь еще к мини-апокалипсису. У нас теперь объявлено чрезвычайное положение по всей стране, и не исключают локдауна городов в дальнейшем.

В связи с закрытием школ очень просят не сдавать детей бабушкам и дедушкам - дети суперраспространители, а старики очень уязвимы.

А еще читала дуру, которая говорила - да фигня, ну переболею пневмонией, че там страшного, я согласна. Ага, переболеет. И думает после этого останется такой же дурой здоровенькой. А нет. Пневмония оставит следы в легких навсегда - и в следующий любой вирус эта дура будет уже не в группе дур, а в группе риска.

А еще видела идиотку, которая щебетала - ой, у нас такой фенотип у русских - мы не заражаемся. Ага, французы, немцы и прочие испанцы гигантскими темпами заражаются, а у русских двадцать, сорок случайных - и все выздоравливают как мухи. Хоть бы врали какие-то более правдоподобные цифры. В одной тургруппе из Москвы, прилетевшей в Израиль, оказалось сразу два коронавирусника. Прикиньте сколько людей в группе?  И какой процент будут два человека из них.  Среди 24 человек русских, снятых с круизного теплохода - 5 заболевших.  Потому что их диагностировали не "фенотипные" органы, а посторонние. А в самой Москве на 12 миллионов населения всего 24 человека.  Аха. Мои тапочки, как отслужившние в армии, в этом цирке не смеются.

И самое противное, что мне в этой мировой ситуации начинает казаться, что все дела бессмысленны, девять из десяти тем для постов, которые я хотела написать - бессмысленны, что проку в игрушках, цветах или способах рисования пейзажей.

Хотя, наверное, правильнее беспокоиться первым делом поутру и последним делом вечером - потому что я проверяю очередную статистику, а в середине дня сопротивляться унынию и писать-таки о цветах, игрушках и книгах.