December 23rd, 2019

ryj_angel

И еще про хюгге и зиму.

Лора М., художница, которая делает мои любимые украшения с природными травками и мелкими существами, собирается уехать в Швецию. Прожила всю жизнь в Лос-Анджелесе. Но в этом году  в числе нескольких потерь умер муж ее брата. А муж был шведом, и на родине у него осталась ферма и большой дом. Все это досталось брату. Ферма там не такая, где нужно работать, а просто кусок земли и дом в лесах на природе. Брат собрался переехать туда и позвал с собой Лору.

И вот она мне рассказала, что сейчас распродает все свои запасы, раздает мебель, дом сдаст или продаст - и поедет жить в Швецию. Природа там ей очень понравилась, а  украшения ее, минималистичные и природные, были очень популярны у скандинавов, когда она ездила на шоу в Англию.

Я же рассказала ей историю, которую недавно прочла.

Аспирантка американская, занимающаяся психологией, провела почти год в норвежском городке. Городок этот был уже за Полярным кругом, так что зимой там солнце несколько месяцев не поднималось над горизонтом. Девушка эта поехала изучать там сезонную депрессию. Вот приходит осень, холодает, дни становятся короче и темнее - и люди начинают унывать. Где же изучать этот механизм, как не в темном норвежском городе.

Но к ее изумлению она обнаружила, что никаких признаков сезонной депрессии у опрошенных людей не было. Когда она, не выдержав, уже начала спрашивать: но почему у вас нет этой зимней депрессии? - люди удивленно отвечали: а почему она у нас должна быть?

И оказалось, что местные жители с нетерпением и радостью ждут зимы - будет много удовольствий. Можно встать на лыжи и кататься в свое удовольствие, можно собираться с друзьями, можно сидеть в теплом уютном доме с зажённым камином и горящими свечами и пить горячее и вкусное, можно укрываться пушистыми пледами и читать, а  можно ходить на многочисленные городские праздники.

Аспирантка  же привыкла к американскому отношению - все вокруг только и мечтают жить в месте, где вечное лето, с первой холодной погодой, дождем и снегом, начинают зябнуть и жаловаться  - и в общем всем понятно, что тепло и лето это хорошо, а зима и холод - то, без чего можно было бы и обойтись.

Так что вместо изучения депресии она почти год она потратила на то, чтоб наблюдать за их жизнью, всматриваться в радости, перестраивать отношение к не-лету в своей голове - и удивляться.

В норвежском городке никто не ныл по поводу начинающейся зимы. У них оказалась отличная система удовольствий. И дома они устраивались уютно и на воле с удовольствием катались на лыжах и развлекались на снегу. Кроме того, как она заметила, у них были очень сильные социальные связи - было множество праздников  и событий, в которых жители городка принимали совместное участие. У них не было ощущения, что из-за холода они разбрелись по домам и сидят там как медведи в берлоге. А наоборот было ощущение сплоченности и добрососедства.

А еще она увидела то, о чем я не подозревала. Для меня не встающее над горизонтом солнце равнялось полной тьме. А оказывается, солнце-то подходит к горизонту, просто не выглядывает, но из за этих подходов у них бывают дивной красоты восходы и закаты с этим светом из-за горизонта. Я такое могу представить. В Коста-Рике мы сидели на пляже до захода солнца - красота прекрасная с сиренево-серебряной водой и апельсиновым светом. Но оказалось, что когда солнце скрывается, небо начинает расцвечиваться небывало яркими красками - и чем ниже уходит солнце, тем выше и дальше  в нашу  сторону сияет небо.

Вот и в норвежском городке на закатах и рассветах небо расцвечивалось  синим, малиновым и пурпурным, и все это отражалось в снегу, создавая невиданно красивые переливы цвета на мерцающей поверхности.

В общем, американская аспирантка передумала норвежцев жалеть и вернулась домой с сильно пересмотренным взглядом на жизнь.

Я где-то в середине разговора с Лорой ей эту историю пересказала, а в конце, когда я уже отходила, она вдруг мне сказала: спасибо вам за историю. Оказывается, я все-таки побаивалась зимы и снега и этот рассказ меня здорово ободрил. Я теперь прямо с оптимизмом смотрю вперед.

А на меня саму эта история произвела сильное впечатление, прямо каким-то фоном наложилась на все. Зимы у нас нет, но похолодало, временами выезжаешь, а Сири в телефоне на вопрос о температуре отвечает - снаружи четыре градуса. И дожди льют. И внезапно за одну ночь обвалились все листья на веточках на густом дереве перед домом. Но почему-то все это теперь вызывает у меня чувство удовольствия.

И горы веток, засыпавших газон под деревом, похожим на зверскую иву из Гарри Поттера, и дали в тумане, и дождь по прозрачным стеклам, и острый свежий холод, когда я утром открываю окно-дверь в сад и вдыхаю мокрый воздух. И даже сидение на диванчике под большим окном -  я уже заклеила его, но от него все еще веет холодом по шее. Раньше бы меня это раздражало и я думала - невозможно тут сидеть. А сейчас я притаскиваю плед, наматываю шарф на шею и сижу с ногами днем с видом на улицу, вечером с высокой лампой, в окружении своих книг, тетрадей, с теплым лаптопом. И прекрасно.


картинка из одного шведского инстаграма (@ sussijo)

____________________________

А я еще вспомнила рассказ про то, как мы с деткой любили одну зиму, потому что я очень удачно сделала одежную реальность под себя.