October 13th, 2019

ryj_angel

Можно читать:)

Сегодня вернули все 93 коробки, взятых напрокат. Ай-да мы.

Книги вчера уже просто так ставила  и клала на полки, мелкие в два ряда. На противоположной стене еще один мелкий шкафик, туда я складывала непонятное.
70275440_.jpg

А сегодня устроила себе беззастенчивый день отдыха, валяюсь на диване у шкафов и рассматриваю книги из "непонятного" шкафика. Кучу детских прелестных насмотрела, обнаружила два бумажных русских романа - полудетектива-полулюбовных - ума не могу приложить, откуда они?? - кто-то из редчайших гостей оставил дорожное чтение? И читала томик из Всемирки - поэзия древнего Востока. На нем стоит варненский штамп и купила я его лет тридцать назад в Варне, в книжной коммисионке. Вместе с "Таис Афинской" и воспоминаниями жены Мандельштама. Думаю теперь - дочитать и избавиться? Или все же оставить на память?
ryj_angel

Восточное старинное - том Всемирки

Дочитала свой том древнего Востока из собрания Всемирки. Это первый том первой серии, как оказалось. Вспомнила, что одно древнеегипетское стихотворение когда-то выучила наизусть.

Удивительно, что в такие далекие от нас времена люди испытывали те же чувства, что и мы.

Гильгамеши и всякие индийские многословности меньше всего меня увлекли. Египет, Китай и современные переводы из Ветхого Завета больше всего понравились, и чувствую я, захочется снять томик с полки и перечитать.

У Лао-Цзы в книге Дао Де Цзин встретила удивительно интересное:

Если не превозносить таланты, среди людей не будет соперничества. Если не ценить редкие вещи, люди не станут красть. Если люди не видят того, что возбуждает желания, их сердца не волнуются. Поэтому, когда правит мудрец, он опорожняет их сердца - и наполняет желудки, ослабляет их волю - и укрепляет кости. Он постоянно стремится к тому, чтобы у народа не было знаний и желаний и чтобы те, кто знает, - не смели действовать. Он действует недеянием - и всем управляет.

Еда и физкультура. А искусств и знаний не нужно - они только зря волнуют людей. Наверное, древним китайцам с их безумно красивыми тканями, фарфором и предметами обихода просто физически невозможно было вот такое - не создавать и не ценить редкостно красивые вещи.


А еще я во всех текстах особенно обостренно замечаю слова против накопительства - от того же Лао-цзы до Экклезиаста.

Но верю им умеренно - то есть головой, не действием. Ибо, как и Толстой - это все агитация после того, как у человека было много красивого и роскошного. Наелся и отказывается. А проповедует тем, у кого ничего толком не было еще.

Так что до восьмидесяти я буду собирать и наслаждаться, а после - агитировать всех ничего не иметь:)


(p.s. Нашла этот том прямо с листалкой. Аааааа, практически почти та же книга - но не весит ничего и на полке не стоит!)