August 12th, 2016

ryj_angel

Альбертус

Свинья так и отказывается грызть что-то твердое. Может с зубами какая-то глубокая проблема, может он просто привык за время болезни и уже не напрягает челюсти. Он ест свою свинскую еду в виде кашки. Врачиха сегодня страшно смеялась, когда я рассказала, что у него набор японских фарфоровых тарелочек ( красивые блюдечки для соевого соуса), с которых он ест. Он ест клубнику со свистом. Объедает только зелень и не грызет стебельки от петрушки. Все, что имеет шкурку, свинтус ест как японский ножик. Видели вы рекламу, как они берут кусок помидора, придерживают и этим чудо-ножом подрезают, так что в руке остается мякоть, а на доске тонкая глянцевая шкурка? То же самое делает свинья. Если ему дать кусок яблока, помидора или перца, он с пением уносит к себе в пиглу, а потом там обнаруживается ровный кусок шкурки - все, что до нее, Альбертус ровненько соскоблил. Помидор прокусить он не может, и  помидорки черри ему приходится разрезать надвое.

Сегодня я утром посмотрела на него - а он весь замурзанный, прописанное желтое пузцо, спина вымазанная чем-то. Понесла стирать в раковине. После стирки все время обнаруживается, что реального свина там гораздо меньше, чем казалось. Посушила феном, отправила в дом на полотенцах обсыхать. И потом  опрометчиво дала ему кусок сладкого перца... Большой кусок.

Помня о прежних его привычках, я думала, что он начнет грызть с одного края и так, как гусеница по листу, будет продвигаться до другого. Но я же забыла, что он японский чудо-ножик...

Свин лег туда мордой и пузом и начал выскабливать равномерно сверху вниз к шкурке. Когда я  вытащила его везти к врачу, на полу в пиглу лежал почти тряпочный кусок шкурки размером мне примерно в ладонь, а вся морда, щеки, горло, плечи и грудь свинтуса были вырви-глаз оранжевого цвета. Вся белая отмытая шерсть  верхней его половины  пламенела  дико рыжим. Не знаю, отчего красный сладкий перец в покраске стал оранжевым, но свин выглядел как престарелый рок-певец с хной на седине. Он облизывал оранжевые щеки и отчаянно лягался, пока я тащила его к раковине. Потом я терла его мокрыми салфетками, а он высказывал мне на своем свинском языке, что он думает про негодяек, тревожащих его во время ланча.

Врачиха смеялась, увидев его рыжую изнанку. Я нажаловалась, что он так ничего и не отгрызает, ест мягкое и всему предпочитает сладкие фрукты и клубнику. А потом сказала, что мой муж сказал, что свин уже почти старый и жить ему так и так немного, может мы не будем пытаться вернуть его к здоровой твердой еде, а я буду давать ему все, что он ест и готовить мягкое - и пусть доживает в состоянии удовольствия. Врачиха сказала - знаете, а я с ним согласна. Если вы в состоянии ему все время готовить мягкую еду - пусть ест хотя бы ее. И клубники давайте сколько захочет. Принесла ему немного итальянской петрушки - и он жадно сгрыз, даже со стебельками. Так что на этом и порешили.

Потом мы досиживали рабочий день в кафе, я купила в соседнем магазине себе салат, а свинье пучок петрушки. В кафе сломался стимер для молока и  вместо какао мне сделали холодный шоколад на молоке со льдом. Свинтус обнял пучок петрушки и ел сразу по всей длине. Потом так же в обнимку  с ним уснул.