August 16th, 2014

ryj_angel

день печенья

В пятницу в пункте "печь печенье" я вытащила рецепт венских ванильно-миндальных подковок и потерла руки. Когда-то я уже его делала и вышло очень вкусно, так что никаких подвохов я не ожидала. Должно было выйти беленькое гладкое тесто, из которого нужно было катать цилиндрики толщиной с карандаш и сгибать их подковками. Я прочитала все коменты к рецепту, где люди делились как а) нарезать, чтобы все были одинаковой длины,б) катать доской с ручкой, чтобы были идеально ровными и в) взять что-то круглое и сгибать вокруг, чтобы все были одинаково округлыми.

Беленькое гладенькое тесто однако выглядело у меня желтым, мокрым и рассыпчатым, будто я положила в миску морского песка с пляжа и полила его оливковым маслом. Я добавила желток и воды - все, как советовала автор рецепта, отправила тесто на два часа в холодильник, и отправилась смотреть очередной этап конкурса дизайнеров.

Через два часа тесто выглядело еще хуже. С одной стороны оно выглядело темно-желтым, очень жирным - прямо мокрым, и в нем поблескивали кристаллики сахара - с другой при любом касании оно рушилось, как песчаная башня на берегу. Я чувствовала себя одновременно маленькой девочкой, любовно до гладкости пытаясь сделать ровный кусок - и маленьким мальчиком, который тычет пятерней, и все рассыпается мокрым зернистым песком.

Но делать было нечего, надо было как-то лепить эти подковки. Я отщипнула кусок - он охотно рассыпался у меня в ладони, я сжала ладонь и теперь превратилась в храброго портняжку. Тот пугал великана умением выжать воду из камня, а сжимал кусок свежего сыра - я пугала саму себя: при сжимании в ладони кусок песка ненадолго слипался вместе, но между всеми пальцами что-то сочилось - казалось, что вода, ужасалось, что масло.

Какое-то время  я слепляла кусок сам с собою, потом пыталась катать из него "карандашик" - под ладонью карандашик нагло  рассыпался на куски c песчаными разломами, сами куски при этом были жирными и подозрительно гладкими, с узкими извилистыми хвостиками. При попытке обрезать хвостики и свернуть карандашик подковкой, он трескался по всей арке. Но я же отличница, я продолжала лепить эти разломанные подковки. Хватило меня на пол-противня, вторую половину я стала заполнять полумесяцами, слегка согнутыми в спине. И вот они лежали, наглые, мокро-блестящие, темно-желтые и все больше напоминали мне banana slugs - таких слизней цвета банана.

Второй противень я катать уже не могла. Изобретатель во мне подтибрил кусок пищевой пленки, стал запихивать в нее кусочки теста и поверх пленки сразу вылепливать форму месяца. Внутри пленки, стиснутые ею, полумесяцы получались совсем гладкими, но банана слагсов напоминали еще сильнее. Слагсы эти фактически улитки, только без домика - гладкие, скользкие и с такой же плоской подошвой. Вышедшие из пленки полумесяцы страшно их напоминали - кроме всего и тем, что снизу получались плоскими, даже со слегка  расплющенным тонким краем вокруг круглых телец.

Игра в юного кондитера незаметно перешла в игру в юного натуралиста. Вот у меня два противня, густо усеянных жирненькими, блестящими желтыми фигнями с острыми хвостиками. Я запихала их в духовку и стала ждать волшебного преображения. Но не тут-то было. Печенья стали  сухими на вид, но все потрескались морщинисто, не желали подрумяниться и оставались бледными. У автора они чуть не за пять минут готовы, я свои держала по 18 минут, они все оставались прискорбно бледными, хотя уже начинали засыхать в  твердое. Пришлось вынуть, Я щедро обсыпала их сахарной пудрой, выложила на тарелки и унесла к чаю.

Муж посмотрел на них так, будто я была именно юным натуралистом, а не юным кондитером  и принесла на стол свою добычу из дикой природы, брал осторожно, но ел охотно. Там орехи, с орехами все вкусно, и сахар - с сахаром все сладко...

Вчера меня от них уже тошнило,я пыталась заесть это чувство салатом с ароматизированным уксусом, потом молоком, потом шоколадным мороженым.  Муж осторожно поинтересовался, хочу ли я погасить чувство тошноты или вызвать его таким макаром и набором продуктов.

А сегодня я попробовала -  очень похоже на советское печенье курабье, ничего есть можно. Но на вид, конечно, дааа, окончательно переименовано теперь в ореховое печенье банана слагс. Муж опять же деликатно предлагает мне упражняться в этом каждую вторую пятницу, не каждую неделю. Но я не сдамся! Запасы этого сгружу ребенку, пусть травит угощает приятелей загадочными русскими сладостями, а на новую неделю присматриваю что-нибудь новенькое.