October 19th, 2013

ryj_angel

Принцип "не вашего покупателя"

В последних постах с обсуждениями идей из книги про воплощение творческих идей несколько раз возникла тема, которую я даже обозначила одним из пунктиров лытдыбра и про которую хотела написать.  Эта тема условно называется " не твой покупатель".

Вспомнила я ее, когда недавно разговаривала с подругой, и она  упомянула неприятную ситуацию - она заканчивала большой проект, и в гостях некий знакомый, узнав об этом,  выразился о проекте и его идее очень неодобрительно, даже раздраженно. И настроение ей попортил. О, говорю я ей, у меня есть на этот счет  работающий принцип.

Если ты что-то выпускаешь, производишь, делаешь на продажу и приходит некто и обругивает это - нужно первым делом его "квалифицировать" - и если по результатам квалификации он не твой покупатель - совершенно и полностью игнорировать его и его высказывание и физически ( не отвечать) и душевно ( головы не прикладывать).

Вот читаю я у Твайлы Тарп про  то, как продавцов ( особенно больших и ценных вещей) учат квалифицировать  покупателя. Ну это выражение английское дословное, не совсем точно звучит, а по смыслу - рассматривать покупателя и определять его позицию. У покупателя должна быть искренняя надобность в этой вещи, должны быть деньги на нее и важнее денег - должно быть право эти деньги потратить. Это  квалификационная проверка обычного покупателя. У крафтера, художника, рукодельника квалифиционная проверка чуть иная - пол, возраст, интересы, вкусы, характер этого человека, его стиль, то, что он любит. Посмотришь на такого и понимаешь - ну никаким боком он тебе не покупатель, и никогда не будет.

Первый раз я такое заметила в журнале одной рукодельницы, давно, уже даже не помню сути продаваемого. Но пришел некто и сказал  буквально что-то - что это за дерьмо, кто это покупает? И я прямо засмеялась тогда, потому что, скажем условно, товары были расчитаны на девочек, интересующихся бабочками и жуками, а некто  был мужского пола и увлекался лошадями и способами вывоза  и утилизации конского навоза. Ни то ни другое увлечение ни плохо ни хорошо, просто лошадник-навозник - вообще посторонний человек и его можно игнорировать, как пустое место.

Если ваш продукт ругает "не ваш покупатель" - пропускайте это мимо ушей. Не тратьте времени на разговоры с ним, боже упаси, объяснения. Знаете, сколько на земле людей? Семь миллиардов. Из  них ваш продукт нужен примерно 100 -10 000 людей. Вы же не пойдете приставать и объясняться с каждым из семи миллиардов минус десять тысяч, отчего и почему ему не хочется покупать ваш товар? Вот и считайте человека обругавшего одним из семи миллиардов - подумаешь новость, вон вас сколько, кому не нужно, каждого слушать что ли?  Ваше время гораздо лучше потратить на разговоры с покупателями,  с теми, кто ваш потребитель, - и на производство чего-то нового. То есть человек заявивший, что такое ему не нравится и он не купит, все равно что прямо сказал - не тратьте на меня время,  от меня никакой пользы.  - Окей, принято.

То же самое относится и вообще к вам, даже если вы не продаете ничего. Ваши вкусы, ваш внешний вид, ваши интересы, ваши тексты - пришел "не ваш покупатель"? - можно не принимать его во внимание вообще.

Тут есть две тонкости. Collapse )
ryj_angel

Для кого пишутся стихи

В пунктире уже обозначила эту мысль про поэтесс, а сейчас скажу ее подробнее.

Читаю воспоминания Анатолия Наймана об Ахматовой, вспоминаю взрыв женского негодования после поста о том, что у Цветаевой были выпуклые щеки и это все сводится в одну картину.

Найман с еще несколькими молодыми поэтами, включая Бродского, украсили собою старость Ахматовой поэтической литературной дружбой и выпиванием водки в хорошей компании. Я думаю, ей страшно повезло - дожить до старости в этой непредсказуемой стране и получить еще при жизни понимание и восхищение от сотоварищей по цеху.

Так вот, Найман пишет воспоминания, интенсивно насыщенные литературой, поэзией, словами давних поэтов, цитатами на всех языках. И Ахматова и Цветаева считали себя поэтами, то есть погруженными в высокое искусство слова. Вот это высокое искусство, перекличка с великими поэтами прошлого, разговоры о своем святом ремесле с сотоварищами настоящего - это было их ежедневным делом. Слово было их золотом, и они его всяко гранили, отливали, чеканили - и ценили таких же золотых дел мастеров, с которым об этом можно поговорить. И так складывалось, что сотоварищами-поэтами были в большой степени мужчины.

И в результате с годами сложилась интереснейшая ситуация. Как потребители стихи и той и другой не читают мужчины. Их читают и обсуждают только другие бегемоты поэты. Все с той же точки зрения - одного златокузнеца о другом. А потребляют активно - женщины с чувствами. Большая армия этих женщин никогда не была целью обеих поэтесс. Обслуживание их неназванных чувств никогда не было их миссией. Они даже, как могли, проговаривались в этом. Одна сокрушалась, что научила женщин говорить, и как бы им намекнуть, чтобы заткнулись. Вторая просто считала себя мрамором на фоне бесконечной трухи других, не умеющих писать стихи.

И как страшная ирония - самая большая аудитория, потребляющая их стихи, это именно женщины в размахе страстей, чувств, любовных истерик и прочего.

Стихи удивительнейшее создание человека. Кроме литературной мысли и своей собственной ограничивающей и одновременно украшающей формы (ритм и рифмы), они еще выполняют почти первобытную роль Collapse )
____________
книга Наймана, которую я читаю - вот эта:
1000902205_cr