May 25th, 2011

ryj_angel

Старые картинки



Разбираю папку со своими старыми рисунками. Это самый первый мой эскиз-набросок декораций. Мне 15 лет, нам дали раздел - старые советские пьесы, и это пьеса "Машенька" какого-то Афиногенова. Я ничего не помню из сюжета этой пьесы, но, кажется, там какая-то бедная сиротка приезжает жить в квартиру своего то ли дедушки, то ли старого дядюшки профессора. И это вот квартира старого профессора. Нарисовано гуашью на картонке, в которой приходили родителям книги-приложения к Огоньку.

И я сейчас вдруг вспомнила, что для мебели ходила в гости к своей старой знакомой, учительнице музыки и немецкого, которая была еще дореволюционная девочка, а ныне старушка, и рисовала ее мебель, лампы, письменные столы. Сестрица потом вывела ее под именем Старой Знакомой в "Гликерии".

Старушка жила с престарелым родственником, которого звала дядя Коля. И я только сейчас поняла, что и дядяколя и те картинки старых вещей, которые я рисовала для декораций к пьесе, отозвались в картинке с библиотекой к Гликерье.

Я сейчас смотрю и думаю - а вполне неплохо у меня получалось в 15-16, но тогда вокруг почти все были старше и почти все рисовали лучше, поэтому я собой была мало довольна. А других картинок с декорациями у меня не сохранилось:( Они были большие и, видимо, сгинули у родителей при переездах. А маленькая вот спаслась.
ryj_angel

Ани лё мэдабэрэт иврит:)

У меня вопрос к ивритознающим френдам. Мне когда-то достались в подарок вот такие соломинки с лыковыми бантиками. В подарке том еще был кусок мыла ручной работы, завернутый в серую, ручной работы тряпицу, и я посчитала эту штуку тоже прибамбасом для ванной. Так они у меня и украшали ванную, в корзинке с разными лосьонами и солями для ванн, и я все думала, как же их использовать предполагалось? А тут недавно разбирала ванные штучки и заглянула в привязанную этикетку - до этого не смотрела, думая, что там все на иврите, и углядела по английски написанное, что это "мед с добавками в соломинке" - и внезапно подумала, может это не для ванн, а для еды???


Под катом картинка этикетки крупно, скажите же мне, что там такое написано и для чего оно?
Collapse )
ryj_angel

Мышь Гликерия. Процесс работы. Часть седьмая.

Продолжение. Предыдущие части тут


Теперь у меня были партии обведенных картинок и можно было приступать к покраске.

Акрил, как вы знаете, довольно густой в тюбиках и банках. Но он легко разводится до тонких отмывок. Однако, это нельзя делать на палитре – не удастся размешать достаточно ровно и прозрачно, чтобы залить большие куски. Поэтому я все свои краски намешала заранее – очень сильно разведя водой и тщательно размешав.


В процессе работы мне стало тяжело от переполненного стола рабочего и я с него убрала все лишнее – и фуфыськи и инструменты и оставила только нужное и две специально купленные пластиковые коробки – одну с красками в тюбиках, другую – в баночках.
Вот стол "до". Все громоздится, на окне приятные, но отвлекающие предметы, краски и банки толпятся на столе. Для самого рисования - маленький кусочек, на котором и лист не помещается.


А это стол "после". Все фуфыськи и штучки с окна убраны, все банки и кружки с инструментами ушли со стола на подоконник. На столе совершенно пусто. Слева бамбуковые коробочки с канцелярскими штучками - точилками, скрепками, скотчем, запасом стиралок. Справа две пластиковых коробки. Я выбрала только те краски, что мне нужны, а все коробки с разложенными по цветам красками, которые на фото "до" стоят на полу слева, убрала в шкаф. Под работой - лист тонкой упаковочной бумаги, запас их сложен под столом.



Сами краски я разводила в маленьких баночках, специально купленных наборами. Это такие мелкие, соединенные в ряды баночки с плотными крышками. ( Если кому интересно, вот такие: Mona Lisa Mix & Save Reusable Paint Cup Strips) Там я разводила мелкие количества краски. Перед работой весь ряд баночек нужно было энергично потрясти и они перемешивались в прозрачные внутри. Те, цвета, что я помногу использовала, я намешала в больших баночках с крышками. Охристо-желтый, например, или более оранжевый его собрат. А также цвет платьев у Гликерии – чтобы сиреневый цвет был везде одинаковый, я намешала сразу большое количество.
У одной художницы углядела способ хранить баночки с акрилом вверх дном. Видно сразу цвет сквозь прозрачное дно, и при выдавливании у крышки густая краска, а не отстоявшаяся жидкость.

Вот маленькие баночки видны на заднем плане. Я некоторые часто используемые комбинации наломала на куски по три-четыре. Но совершила ошибку и отломила отдельную баночку. Она легкая, как пушинка, и крышка у нее довольно большая - поэтому перевернуть ее не проблема - и тут же все жидкое и яркое содержимое радостно выливается, куда придется. Поэтому, пока я не купила новую порцию банок, я эту одиночную приклеила к крышке от банки.

Таким образом в банках у меня был набор жидких красок – как насыщенная акварель. Надо только не забывать было энергично их трясти перед каждым употреблением - неразмешанная краска дает совсем другой оттенок.

Кисточки у меня были хорошие – много разных дорогих колонковых и искусственных для акварели – и крупных и тонких. Хорошие кисти – 80 процентов успеха. Не нужно думать, не нужно мучаться, они набирают большое количество краски и отлично ее отдают. А поскольку акрил тяжелее и гуще акварели, нужно, чтобы они были достаточно упругими и сильными. Мне не пошли ни слишком мягкие вятские беличьи кисти, ни те плотные, которыми я густо акрилом пишу.


Слева -колонковые, которыми я рисовала, в середине и справа - беличьи и акриловые, которые не пошли.

Вокруг лежали пустые листы бумаги, где можно было быстро попробовать цвет, или узор, или возможность заливки.
Что в акриле хорошо – он очень тонкотертый и дает прозрачные красивые цвета. Его можно смешивать практически бесконечно – и он не даст грязных оттенков. Его можно наносить слоями и перекрывать – и цвет тоже останется чистым. Наложенный сверху слой не размывает нижнего и кладется как цветная прозрачная пленка. Он быстро сохнет и дает работать дальше.

Но достоинства акрила имеют и оборотную сторону. Положенный слой уже нельзя ни смыть, ни размыть, ни ослабить – покрасил - и все, намертво. Никаких высветлений мокрой кисточкой, никаких исправлений. То, что он быстро сохнет и впитывается, очень осложняло ровные тонкие заливки – оставишь на секунду край с краской, чтобы гнать вниз противоположный – все, уже след контура краски остался. Невозможно во влажный слой внести другой цвет, чтобы он растекся – нужно делать это в процессе, быстро и сразу.

С другой стороны, хоть он и сохнет прямо на глазах, для окончательного высыхания ему нужно, как минимум, сутки – чтобы цвета «уселись» и стали теми, что будут окончательно. Я много раз рисовала образцы – и они мне не нравились сразу – потому что были грубыми и слишком резкими, а через сутки все как-то сплавлялось – и выглядело уже вполне хорошо, мягко и гармонично.

Это все время нужно было держать в голове – что сейчас цвет это еще не окончательный цвет, посмотрим завтра. До окончательной обводки карандашом нужно было выдерживать законченную картинку сутки. И если что-то правилось краской еще раз, после обводки – опять сутки как минимум до сканирования.

Из-за перерывов на высыхание, я не могла красить одну картинку за другой от начала до конца. Обычно утро начиналось с того, что я вытаскивала картинки из-под пресса и раскладывала на огромной кровати по кругу рядами. Потом выбирала из набора начатых по одной и красила там что-то. Удобно было, например, все сиреневые платья одновременно красить. Или все голубые небеса. Или всю зелень на нескольких картинках. Или все желтые стены в доме. Так что одновременно в работе у меня было 30-35 картинок разной степени начатости.



Огромность работы пугает на самом деле. Ты целый день красишь, красишь, а ничего не продвигается - и так месяцами. Но я так уже работала, и воспоминание об этом меня успокаивало. Я так рисовала однажды 50 камней с портретом Асисяя для Полунина. 50 – это оказалось очень много! Полдня у меня уходило на то, чтобы нарисовать всем асисяям красные тапки – просто два красных пятна. Еще полдня – на то, чтобы положить на них тень объемную. И в результате ты провел не разгибаясь в работе целый день, а в толпе камней ничего не изменилось – снизу чуть виднеется красный и все.



Так и тут – в тридцати картинках одновременно покрасить по небольшому кусочку – совершенно незаметно, ничего не двигается наружно. И так день за днем. А если ты рисовал в каждом месте по 10 минут – это 300 минут в день – пять часов работы не разгибаясь, но почти незаметной.





Веселее пошло, когда появились картинки, в которых все основные цветовые плоскости были закрашены и можно было прорисовывать детали, мелкие вещи, объемы, тени – тогда в листе начинали возникать выпуклые законченные куски и становилось видно конечный результат.


(Весь процесс покраски картинки с чердаком - тут





Я стала на стенку прикалывать готовые работы - чтобы можно было посмотреть, как прогресс идет.



Обводить особенно приятно - это моя любимая часть работы с детства. Все получает форму, все контуры заключают предметы и делают их отчетливыми. Почти все картинки в книге рисовались один к одному, можно представить, как тоненько нужно было обводить. Вот увеличенный кусок картинки про то, как Гликерия перекладывала вещи, чтобы освободить место для нового имени в зеленой шкатулке.



Обводила я игольно наточенным карандашом с мягкостью B - 1М в старой русской маркировке. Он как раз дает хорошую темную линию, но еще достаточно твердый, чтобы не крошиться и не размазываться. Ни одна из точилок мне не подошла и я точила все любимым ножом экзакто. Мой нож видно наверху в баночке с карандашами, он с резиновой ручкой, очень удобно держать (X-Acto X2000 No-Roll Rubber Barrel Knife). Грифель доводила на мелкой шкурке - ее кусок тоже видно на фото с карандашами.

А для стирания неудачных линий незаменим специальный трафаретик. Выглядит вот так:

По-английски называется erasing shield. Стоит копейки, и я его сильно рекомендую всем рисующим! У меня такие много лет, еще с работы в архитектурном бюро. С ними чрезвычайно удобно стирать только неверную линию или ее фрагмент. Стиралка вещь объемная, как размахнется - так сотрет и что не нужно было, а с этим "щитом" можно наложить и в прорезь стереть только тоненький кусочек. А края и округлые углы удобны для стирания вокруг нарисованного - прикрыл и стер аккуратно все на заляпанном фоне.

Еще одна удобная вещь для тех, кому приходится рисовать руками и много обводить чего-то - это трафарет с овалами:

Этот с овалами, видными под разными углами


На компьютере, конечно, раз плюнуть овал нарисовать, и любого размера, но комиксисты, которые руками рисуют, очень любят эту линейку. Я овалы руками рисовала, потому что мне нужно было, чтобы они были немного, самую малость, кривыми - и живыми, но эта штучка у меня висела на стене рядом, потому что просто приятная:)

Самое приятное, конечно, когда все обведено, все дорисовано, и картинка из разряда " в процессе" переходит в разряд "готово".

Поскольку картинки в книге печатались "навылет" - то есть доходили до всех краев листа, их нужно было рисовать больше, чем окончательный размер. И не в том смысле больше, что потом ее уменьшали, а в том, что рисунок продолжается немного за края того, что будет напечатано. Тогда, если при печати сдвинут слегка картинку, или разрежут лист чуть дальше нужного - там все равно будет изображение, а не белое поле. Вот эта картинка как раз такая - больше чем нужно. При печати от нее отрежут по сантиметру с каждой стороны и на странице все идеально будет доходить до самого края.