January 26th, 2011

ryj_angel

Еще толстовского чтения.

Грипп то отпускает, то снова накатывает - и тогда плохо и кашлятельно и недышимо.
Читаю урывками, писать днем не могу почти. Пришлось отлавливать мужа за ужином и рассказывать ему на словах, что я надумала. Он пытался отбиваться, говоря - ведь ты уже написала это? я прочитаю лучше! - Но я-то не писала. Поэтому про Толстого он у меня слушал вместо читателей в жж:)

Сколько ни читаю "Каренину" все время обнаруживаю новые вещи.
Вот сейчас ткнулась в три места, прочла три разных куска - и все так увлекательно.

В одном Левин страстно ищет, чтобы ему сделать с землей и мужиками. И такой у него насущный живой интерес, что все, кто имеет отношение - зажиточный мужик прибедняющийся, современный помещик, старомодный помещик - он ото всех ждет откровения - как, как это сделать, где суть? И так отчего-то мне узнаваема эта жадная устремленность, когда кажется, что есть люди - и они знают как надо. А потом он пытается заключить разные договоры с мужиками и наталкивается все время на такую картину:
"Правда, часто, разговаривая с мужиками и разъясняя им все выгоды предприятия, Левин чувствовал, что мужики слушают при этом только пение его голоса и знают твердо, что, что бы он ни говорил, они не дадутся ему в обман. В особенности чувствовал он это, когда говорил . с самым умным из мужиков, Резуновым, и заметил ту игру в глазах Резунова, которая ясно показывала и насмешку над Левиным и твердую уверенность, что если будет кто обманут, то уж никак не он, Резунов. "
Левина с его поисками жалко все время, крестьяне ему как назло все делают. ( А выражение лица мужиков я сразу вспомнила, при разговоре, какое бывает выражение лица у некоторых женщин в магазине. Именно по нему я иногда опознаю русских - я точно знаю, что вы меня все собираетесь наколоть, но я не из таковских, я не дамся.)

Второй кусок про то, как Анна сказала Вронскому, что созналась мужу. Если вы помните,созналась она по дороге со скачек, безумно напуганная за жизнь упавшего Вронского, и Каренин ей сказал, что при разводе она не получит сына. И вот она ждет, чтобы поговорить с Вронским и загадывает так - если он скажет немедленно и страстно "брось все и беги со мной!" - она бросит сына и уедет с Вронским.
Но Вронский неожиданно для нее первым делом проявляет на лице выражение серьезной трудной заботы. И она этого ему никогда не прощает и не дает объяснить, когда он спохватываясь пытается объяснить, поняв, что среагировал не так, как она ожидала. А он на самом деле мгновенно представил следующий шаг - муж немедленно вызывает его на дуэль, так, организация, место, люди, он, конечно в воздух и стоит бесстрастно, ожидая выстрела мужа - куда? в сердце? в живот? Анне же мысль о дуэли, мгновенной готовности к смерти за то, что он с нею спал, разжалования на службе - всей цепочки мужского поведения - вообще не приходит в голову. Вообще. И выражение серьезной заботы она воспринимает только про себя - сразу не позвал, сразу не сказал... И дальше она уже никогда ему полностью не верит.

Как вообще мужчины и женщины могут сосуществовать, если у них все разное, я не знаю.
ryj_angel

Дихотомия: раздражаться со вкусом - гасить раздражение.

Почти две недели прошло, как я решила экспериментировать с вновь открытой дихотомией про мгновенные раздражения-недовольства.
Они, эти две недели, пришлись, конечно, на странное время - неделю прекрасного солнечного отдыха и неделю изматывающего гриппа в постели, но я не забывала про это!
Отслеживать и гасить оказалось совсем не трудно. А процесс отпускания мне сказал о чувстве больше, наверное, чем его внимательное отслеживание и развитие. Оказалось, я отпускаю очень знакомым способом, и я его узнала по одному из прошлых экспериментов. Там была дихотомия - мне до всего есть дело против пусть сами со своими проблемами разбираются. Именно это - пусть сами со своими делами разбираются - и было мгновенной волшебной пеной огнетушителя.

И уже из этого я поняла, что составляет семейство вещей, которые меня раздражают! Практически две вещи - когда что-то не соответствует действительности, завирается и расходится с реальностью и когда что-то сделано плохо, некрасиво, непрофессионально. И раздражение мое собственно это приступ внутреннего фиксерства - выявить, что неверно и сделать, сделать это правильно. Пофиксить на месте! Большей частью я этот приступ фиксерства успевала отметить и останавливала порыв исправить несоответствие с реальностью или хорошосделанностью. Но иногда пропускала. В идеале нужно было, конечно, все порывы загасить для чистоты эксперимента:)

Собственно, наблюдать, что именно раздражает, я собиралась в следующие две недели, но оказалось, это наблюлось нечаянно и сейчас. Очень освобождающе. Потому что, когда внятно подумаешь - ну пусть их... привирают - или - ну криво, и пусть, пусть кривят, это их проблемы- это одновременно признает мои отношения к вранью и к плохо сделанному - но обдуманно сбрасывают это , как обязанность считать своей проблемой.

На следующем этапе, я наверное, все же заведу что-то письменное, какой-то лог, для фиксирования подробного раздражений - как будто меня наняли объяснить, отчего это плохо, неправильно, и как надо бы правильно. Опять же буду полностью стараться удерживаться от объяснения этого объектам, от попыток пофиксить у них - только в полную силу дать развернуться своему недовольству в отдельном месте - с подробными аргументами.
И тогда у меня к концу срока наберется какой-то статистический материал - что попало в судовой журнал мелей, кочек и топких мест:)


Photo by Caps!