June 29th, 2006

ryj_angel

Сиреневый портрет в арт-галерее

У меня сегодня был очень странный день. Мне надо было быть в трех разных местах в течение дня, отдаваться в руки разных медицинских монстров. А в перерывах я оказывалась в малознакомых местах, и мне надо было протянуть там два-четыре часа. И я в промышленных масштабах ходила пешком и меня все время заносило в разные интересные места.

Так я была в галерее художественной. И там было все художественное, цены исчислялись тысячами и десятками тысяч. А сама галерея неожиданно уютна, и с хозяином ее мы легко разговорились. Я обошла все, подивилась на кожаных во всех подробностях выделанных восточных воинов, расписанных всеми деталями. Еще там были прекрасные якобы стулья, дизайнерского облика, но отлитые из бронзы. И картины... На видных местах висели такие картины... такие... Очень много яркого масла, солнце, колонны, террасы, обвитость виноградом и море вдали. Вот у Левконои этих помпезных ковриков достаточно, можно представить. К смелым мазкам мастихинов по колоннам желто-пурпурным было пущено золотом. То есть не написано золото, а покрашено золотой краской - какие-то детали и узоры.

Я прошла весь путь до глубин, там уже в закутках были картины, доверчиво срисованные с домашних фото - море и мама с ребятишками, у всех скошенные лица, в три четверти глазки в кучку, такая самодеятельная раскрасочка. За парадным залом все было домашнее - столы с чайниками и кружками, багет на полу. А у дальней стены стояла прислоненная и полускрытая совершенно чудесная картина.

На ней в неуловимо арт-нуво стиле отворачивала от нас лицо и разметывала каштановые кудри тонкая девушка в сиреневом. Все скользило- слои лиловой одежды, летящие длинные завитки, тонкое лицо, тонкие пальцы. Масло тонкими лессировками - как акварель, странные фон, ограниченый двумя бордюрами - серебряными с орнаментом. Я отходила и снова возвращалась. Она казалась цитатой или копией с неизвестного мне современника Мухи и Климта. Хотя приглядевшись, я увидела - нет не копия, все современное.

Вот, сказала я хозяину, вот там мне у вас больше всего понравилась сиреневая с серебром картина с девушкой.

Гдее??- спросил хозяин. Повел меня опять в дальнюю комнату, в закулисье.

Вот эта, сказала я.

Ооо, сказал он неуловимо печально. Да, это хорошо. В европейском стиле.
Рассказал мне про художника - француз, все художники в семье, это его жена, правда красивая? Смотрите, он рисует не на холсте, а на очень тонкой структуры ткани, поэтому такие нежные переходы, такая гладкая поверхность. Я провела пальцами по бледно-охристым пятнам фона. Масло? Да, очень прозрачно, но масло.

Когда он в третий раз сказал с нажимом это "европейский стиль", я не выдержала - что вы имеете в виду?
А то, что здесь такое не покупают.
Как??? Ведь это же по-настоящему хорошо!
Ну, сказал он, тут любят пейзажи... и такое... пободрее.

Вот такое? Язвительно ткнула я в живописателя псевдо-классических развалин и вьющегося винограда, сдобренного золотом.
Да:( Вот это очень хорошо идет, а ведь такого дурного вкуса!

Мы еще поговорили, как он привозит картины, сидят ли они весь день в галерее. Я рассказала ему про исследование Комара и Меламеда про "идеальную картину". Он покивал головой. И знаете что? - продолжила я. Они говорят, что люди не любят оранжевого и не хотят оранжевых картин! - А здесь любят, сказал он оживившись. Вот как раз любят оранжевый, золотой, коричневый, да. А на том побережье наоборот - голубой и зеленый.

Мы расстались очень довольные друг другом, он дал мне какие-то телефоны и адреса на предмет классов живой натуры. Но та французская девушка, уходя сказала я, все равно у вас самая лучшая во всей галерее!
ryj_angel

В книжно: люди и какао

Еще я пошла пить какао в книжный магазин, потому что там по моим прикидкам должно было быть какао Годива и яблочные конвертики. Я к этому времене не ела уже пропасть времени и к тому же выпила таблетку, после чего нужно было ждать час до первой еды. И вот я медленно съела горячий яблочный квадрат, сидя у окна и все прикидывала - за окном тянулся балкон с видом на улицу, стояли клетчатые железные столики и стулья и зеленые гигантские зонты - не пойти ли мне есть туда.
Пока я, вытягивая шею, обнаружила, где дверь на балкон, пирог кончился, а на улице, напротив, начался мелкий дождик.

С недопитым стаканом какао и двумя выбранными книжками пошла искать место для сидения. нашла кружок из трех мягких кресел и у колонны одинокий деревянный стул. На полу сидел большой бородатый человек, похожий на увеличенного младенца, за спиной у него болталась на резинке ярко-зеленая шляпа. Он посмотрел на мое плюхание на стул и сердито засопел. Аа, думаю я себе - он хотел на этот стул усесться. Все равно он не втиснется в это жесткое деревянное кресло с подлокотниками.

Я смотрела книгу с разными видами плетений, сразу видно когда книгу делают рукодельницы, а когда художники. Расплющенные серебряные палочки переплетались тонкой серебряной проволокой и выходили такие подобия рыбьих скелетиков.
А толстый сердитый бородач в младенческих кудрях сел во внезапно освободившееся кресло. И думаете, стал читать? Ни фига! Он сидел лицом к эскалатору и в упор сердито глядел на людей поднимающихся и опускающихся по узким дорожкам.

Я уже допила какао, насмотрелась книг, получила телефонный вызов на улицу, забыла про него, и едучи вниз по узким ступенькам дернулась взглядом и наткнулась на его немигающий взгляд. Буйные кудри, зеленая шляпа, надутые щеки.
Так и хочется посадить его на стену, а потом уронить с нее!
ryj_angel

Спят усталые игрушки

После последнего визита мне снова пришлось коротать два часа. И я медленно по жаре, стараясь держаться по пятнам тени, добралась до библиотеки.

Там мне на глаза попалась книга, что-то про детскую иллюстрацию 1880-1930х.
Оказалось, это не совсем то, что я подумала. Это вот конкретно про иллюстраторов, рисовавших пухлых детей. Куча иллюстраций, но вовсе не из книг, а из альбомчиков серии "Наше дитя". Такая прелестная книжица, где мама записывает разные первые вещи своего ангелочка. Все страницы, естественно, украшены рисунками. Оказалось, удивительно увлекательно.

Я же очень люблю знать, как люди жили в быту в то или иное время. А там такие бесхитростные подробности - как выглядела одежда младенцев, как булавками заколоты пеленки, какие ботинки на них. Ужасно смешные ванны - эмалированные такие, как овальные тазы, но с высоким изголовьем. Коляски - сплетеные редко корзиноподобные экипажи на высоченных тонких колесах. В корзинку эту наложено подушек почти вровень с краями и поверх них ваялется кружевной младенец.

Особенно меня заинтересовали игрушки. На многих картинках был стандартный набор, видимо, принятый для детей.
Мяч. Кукла с мягким тельцем и конечностями. Кубики. Дудочка:) Погремушка на длинной ручке. И самое прелестное - барашек. Очень реалистичный барашек, иногда собачка, на четырех ножках, приделанный к дощечке, под дощечкой маленькие колесики. И веревочка, за которую возить. Барашек ( иногда собачка) были на каждой картинке. И я уже к ним привыкла. Но тут на одной иллюстрации было два таких возильных животных... Я пригляделась и меня обуял ужас. Тонкой акварелью - контуры и слегка объем - был нарисован очередной барашек. Над второй досочкой возвышался петушок, хороший такой, аутентичный - голова, пышный хвост... - и стоял он на тех же четырех ногах!!! Две у него шли из груди, а две из-под хвоста.

Причем не сразу понималось, что там не то, а когда понималось... Будь у меня такой петушок в детстве, меня бы до сих пор кошмары преследовали!

С другой стороны, может у Дали был такой петушок в детстве? А он вон ничего... почти выправился.