February 1st, 2006

ryj_angel

Личная жизнь: как я завтракаю

А чем вы завтракаете?

Лично у меня так.
Я прихожу на кухню и ищу кружку под настроение. Иногда мне хочется стройную, английскую из тонкого костяного фарфора. Иногда толстостенную, с "каменным" покрытием. Иногда маленькую, иногда большую. Но никогда черную. черных у меня несколько - но я из них не пью. Ну вот, кружка выбрана. В акварельных ботанических цветах, японских обезьянках или с осликом Иа.
Я наливаю в нее молоко - двухпроцентное - меньше невкусно, больше слишком жирно - из большой канистры с ручкой. Ручка пустая и в нее тоже затекает молоко:) Кружка отправляется в микроволновку, кнопка с цифрой три задает полторы минуты на грение.

Я в это время достаю из шкафа хлеб, и хлебница у меня традиционная донельзя - крышка у нее из жердочек на ткани, полукруглая. Хлеб любимый. Он уже нарезан на поперечные ломти. В его чуть желтоватой мякоти намешаны пять разных семян и орехов. Из них я знаю только мак и семечки подсолнуха. Хлеб отправляется в тостер. Тостер тоже любимый, вместо старого с оторванными внутри спиральками купили тостер для бубликов, щели у него широкие, поэтому и запихивать и вынимать легко.

Потом я достаю банку с какао. На ней написано , конечно, "горячий шоколад", да еще двойной. Это хорошее какао, в нем нет кучи сумасшедших отдушек, как бывает в детских разных вариантах несквика. И ложечку.

И иду мыть фрукты. Обычно клубнику. Несколько крупных ягод - она тяжелая, темная и восхитительно пахнет. Лежит в пластиковых коробочках с крышками и дырками для вентиляции. Потом промокаю клубнику бумажным толстеньким полотенцем с пупырышками. И нарезаю маленьким ножом. У него толстая черная ручка, упругая на ощупь и прочное лезвие с острым кончиком. Меня настигает секундное раздражение, потому что кончик слегка загнут. Ножи свои я очень люблю и берегу, а вот остальные негодяи в семье все время пытаются ими отколупнуть крышки у банок с огурцами. Иногда я режу ягоды поперек - на розовые спилы-кругляшки с красной каймой, а чаще вдоль - чтобы видеть яркую спинку , прочерченную сеткой втиснутых крошечных семечек.

За это время звякает микроволновка. Там нагрелось молоко - как раз до нужной температуры, не кипит, а приятно горячее. Вдоль одной стенки кружево пузыриков.
Две с верхом ложки какао, их нужно уговорить утонуть и раствориться, чтобы я не расплескала через край. Пены на поверхности прибавляется. Дзинкает тостер. Хлеб теперь не мягкий и поникающий в пальцах, а сухой, горячий и подрумяненый. На его поверхности маленькой пустыни я раскладываю ягоды - густо-густо - красным по темно желтому. Если у меня нет клубники, тогда я режу грушу ломтиками и ракладываю ее скрипочные дольки. А иногда мне хочется масла, и я под ягоды намазываю сливочный нежный слой. Только нужно дать хлебу чуть остыть, или все сразу растает и впитается - тоже вкусно, но хочется же чувствовать масло, как отдельную радость.

Бутерброд я кладу на веселую тарелку. Есть просто тарелки - белые и хорошие, а есть веселые, они ярко покрашены - в оранжевый, красный - и по ним ходят какие-то свинтусы и овцы, коровы и собаки. Бутерброд на яркой тарелке и кружку с какао я несу к столу с толстой стеклянной столешницей. На ней лежат тканые оранжево-красные подстилки, моя - самая замазанная шоколадом.
И ем.
Сухой горячий хлебчик с орехами и клубникой и густое сладкое какао.
И не надоедает.