September 23rd, 2005

ryj_angel

Детское чтение

Меня на самом деле чтение с экрана нисколько не пугает. Единственное неудобство было - нельзя лежать, но с палмом и оно отпало. Однако компьютер вечером у меня отняли, и я пошла смотреть настоящие книги. На диван, куда же еще. Всякие маленькие детские смотрела. Прочла среди них Житковскую "Как я ловил человечков". И так я ее оказывается помню душевно - весь этот пароход с полированной кабинкой, медный руль и натянутые лесенки. И ожидание, что вот-вот, если хорошо притаиться, человечки-то выдадут себя! Прочитала вслух детке - вдруг на середине говорю: а ты вот не представляй себя, а представь, скажем, Сенечку, как он глядит в щелку из коридора - сразу так трогательно станет! Детка говорит: а ты кого представляешь? - А я, как не стараюсь, не могу сама представить Сенечку, трогательно обманывающего себя, а представляю, как и в свои семь - себя, умную и точно знающую, что человечки-то там есть, только они сидят на лавках, ноги поджали и руками что есть сил
уцепились в сиденья. Сидят как приклеенные...


А потом она мне читала для развлечения книжку про Емелю, не настоящую сказку, а выпускались такие книжки по мотивам мультфильмов - картинки и коротко текст под ними. Дважды замирала над прочтенным. "Несмеяна заплакала в три ручья" -" А третий откуда? Из носа?" И еще. Емеля уже во дворце, приехал на печке и наяривает на гармошке. "Все вокруг печки пустились впляс". - Подозрительно всматривается: "Ну и где эти печки?" - Я не сразу поняла. А оказывается, мало ли как там во дворцах было! Печек, наверное, много. Одна в гости пришла, остальные вокруг нее в пляс пустились...
ryj_angel

Бросить все и жить окнами на реку. Грета Гарбо

Каждый раз в телевизоре попадаю на фильм с Гретой Гарбо. И немые были и говорящие, и документальный фильм про нее. Говорят, что она очень нравилась женщинам и не нравилась мужчинам.
Я озадачилась. Разглядываю. Она очень андрогинная. Груди нет вообще, широкие плечи. Все женщины в те года были безгрудыми и закруглялись спиной , как раковины, чтобы удобнее было кутаться в меха и прятать лицо в высокие вороты. Но она прогнута в спине-вогнута в груди больше, чем полагается по моде. И голос низкий - тоже андрогинный. И говорит всегда замедленно, будто колесико слов нехотя цепляется за следующее. Почти везде в традиционном поцелуе во весь экран замирает, отводит губы, отводит глаза, отводит себя - не целует, ускользает. Нравится мне. Я знаю - запавшие скулы и полузакрытые веками глаза всегда будут меня покупать с потрохами.