September 17th, 2005

ryj_angel

Любовь к актерам и певцам

А я, как ни кручу, не могу вспомнить актера или певца, по которому бы сходила с ума/сохла или о котором мечтала. Я вообще крайне редко увлекаюсь людьми.
Если прикинуть хотя бы косвенно - на чьи лица я смотрела в самом романтическом возрасте - то это будут Альтмановский портрет Ахматовой, Сомовский портрет Блока и черно-белое фото Владислава Дворжецкого.
Но это из серии моего формализма - любви к необычным лицам.
ryj_angel

успешные поиски врагов

Прочитала у одного юзера страшные рассказки про американскую школу. Передернуто все, что можно было передернуть. А множество других людей передают друг другу ссылку со словами - вот посмотри, какие они там уроды. Так "знания" и расходятся среди незнающих...
ryj_angel

Люди, которые умеют. Книги, где справляются.

Я люблю истории успеха.
Истории лишений, гонений и общей круговой гнусности меня не завлекают нисколько. От них у меня падает настроение и трудоспособность. Сестрица, зная это, время от времени звонила мне со словами: Хочешь расскажу тебе success story?

Истории успеха не имеют отношения к богатству, знатности или здоровью. Что-то есть в тех людях, которые в них участвуют, что не позволяет им ныть и предаваться сладостным сокрушениям. Не знаю, от чего это зависит, но всегда жадно вчитываюсь или вслушиваюсь в такие истории, пытаясь ухватить, что за дзенская насмешливость и легкость есть в этих людях.

Тысячи советских книжек про войну забылись, как смылись, но одну я помню до сих пор, даже помню место, где сидела у соседей на полу и читала ее в каком-то детском журнале. Она была про войну, про мальчика и про его совершенно удивительную бабушку. Столичная (кажется питерская, хотя могу и ошибаться) бабушка в тяготах войны несла какую-то удивительную изобретательность. В совершенно голодные времена, например, она сделала тортик из чего попало и облила его, как глазурью, совершенно случайно найденным пузырьком микстуры от кашля, загустевшей довоенной жидкостью. Потом в Сибири, в эвакуации, она тоже непрерывно что-то изобретала и придумывала, сажала маленький огородик, выращивала то, что там не растет.

Апогеем ее необычности было то, что она купила мочалку на рынке - ну, такую, из жестких растительных волокон, дорогущую по тем временам. И обнаружила там одно семечко. Она посадила это семечко - и навыращивала уж я не знаю чего, наверное, это сорт тыкв - луффа, как мне помнится, а внутри у них были эти мочалки, и они с внуком продавали их и выживали...

И она, и Робинзон Крузо, и русские княжны, устроившие мастерскую с вышитыми платьями нравились мне чрезвычайно.
А потом я навсегда полюбила Торнтона Уайлдера и его героев, у которых душевная гибкость и легкость сочеталась с этой жизненной выживаемостью, с отсутствием трагедийности и нежностью к другим человеческим созданиям.