January 11th, 2005

ryj_angel

Шуршать! не откидываться!

Дитя решило не прибегать к моей помощи в исполнении очередного высокохудожественного проекта. В результате я о его наличии узнала полдесятого ночи. А у ребенка помимо текста на странице было еще громадье художественных планов. Моя неинформированность не спасла меня от спасения ребенка и проекта, а лишь оттянула сроки этого.

К половине первого громадье удалось свести к элегантному минимуму и проект закончить. Только ценой усилий по поддержанию постоянной рабочей занятости. Дитя ведь как? Проведет линию и откидывается на спинку стула, чтобы полюбоваться и посидеть с ручками на коленках. Мое худруководство состояло в орании как загребной на регате: не откидываться! все время карандашом шуршать! Нет этого - возьми другой цвет и шурши непрерывно! Не опускать руки на колени!! Не откидываться! Шуршать непрерывно! Обведи кусок! следующий сразу! не откидываться! Шуршать!!

Два часа моих воплей загребным спустя проект закончен. Но что было в середине! С девяти я мечтала о ванне. Пол-одиннадцатого я пустила ее наливать, крича всю перебежку туда и обратно: Шуршать! Не откидываться!!
Пока я пять минут показывала ей как рисовать бамбук, буржуинская ванна с напором как у пожарного брандспойта вся наполнилась и хлынула в народ.

Изысканная фантазия персидского архитектора-владельца дома настелила во всех санитарных местах белые ковры от стены до стены. Их-то и заливало пенными волнами. Загребной во мне с удвоенной силой стал вопить команды: все сюда! нести все полотенца! все простыни!! При метании по ковру ванной между пальцами взлетали фонтанчики воды, даже когда лужи сверху отсушили всеми полотенцами в доме.

Еще полчаса мы как идиоты прыгали по растеленным махровым полотенцам, именно прыгали - так как только в момент удара из под толстого покрытия вздыбивался фонтанчик . Зато я придумала гениальное ноу-хау. Промокшие полотенца я бегала относила в стиральную машину и ставила на отжим. На второй партии мы прыгали как два зайца-переростка из дурного детского утренника. Дите от греха подальше унеслось рисовать свой бамбук.

Ну вот, время всего пол-первого ночи, а полы отжаты, сушатся моим феном, дитя сообщило, что мама у него потрясающая и ушло спать. И я наконец могу пойти в ванную с чайничком зеленого чая и книжкой Претчета...

( Если вы возьметесь напоминать мне о потопе у сестрицы, я вам сразу скажу, в детстве я всегда тут же болела тем же чем и она, даже если этим не заражалась. Потопы это ерунда. Однажды она сожгла этаж высотного учебного здания, где преподавала. А через пару дней выгорело полстены комнаты, в которой работала я. В соседнем здании. Нас чуть обеих не погнали с работы с записью в трудовой: за подозрение в ведьмских талантах.)

И шоколад остался только кормовой... В смысле кондитерский. Пойду отгрызу...