January 9th, 2005

ryj_angel

А я еще и на машинке швейной... и крестиком вышивать...

Я у нас в семье известна тем, что попадаю в разные дурацкие и интересные ситуации с редким постоянством. Так же, особо изобретательно, я травмируюсь. Несмотря на больность и несчастность, сами ситуации вызывают у меня всегда приступ идиотского смеха.
Вот наиболее простенькое членовредительство.
Сижу я шью на маминой старой машинке. Она какая-то особо циничная, сделанная до какого-то времени и все детали на ней чуть ли не из военной стали, никакого алюминия. Сестрица поодаль смотрит телевизор. Я прилежно строчу. И тут она вопит неожиданно что-то про то, что на экране. Я поднимаю голову. А система я очень однозадачная. Интеллектуальные ресурсы мои всегда лишь в одном месте. В данном случае на экране. В то время как рука, подталкивающая маховик и нога, нажимающая на педаль, продолжают трудиться без присмотра. Сначала я чувствую, как игла натыкается на что-то, а потом с усилием, входит во что-то резиновое, ну как школьная стиралка. Затем медленно идет странное органичение в движениях, еще не понимаемое. - и затем тупая боль. Перевожу взгляд с экрана на рабочее поле и вижу - работа, съехавшая наискосок и мои мизинец на ее месте, аккуратно пригвожденный иглой.
Я говорю короткое, отчаянное А! Сестрица понимает, что дело нечисто и бежит ко мне.
А у меня такой ступор и я пытаюсь руку-то к себе прибрать - что ей там делать? А рука не отдается! И тут мне становится как-то неприятно, противно так, я наконец связываю резиновое протыкание и свой сиротливый мизинец - и чувствую - сейчас начну падать.
Ага - и картина маслом. Я-то падаю со стула, как приличная девушка - в обморок. Но палец мой машинку не отпускает, и она едет к краю стола за мной, а потом грохается мне на бессознательную голову...
И тут мне становится ужасно жалко сестру. Я представляю ее, объясняющуюся со скорой помощью. А что это у вашей сестрицы с головкой? А это ей на головку свалилась мамина швейная машинка из милитаристской стали, невыбранных танковых запасов. А с пальцем что? А палец она машинкой пришила, видите, строчка какая ровная?
Поэтому я сижу прямо и тупенько палец к себе тяну, надеясь, что это все сон и морок.

Тут сестрица, как песик сен-бернар, - дыши, говорит, глубоко и смотри в окошко, там птииички! - а я буду машинку назад крутить.
Ну я дышу, смотрю ( птичек, кстати нет), а она тем же противным резиновым макаром иглу вверх выводит - и палец мой, с дыркой и каплей крови на свободе наконец! И я все еще в таком тумане от огорчения, а она мне рану обрабатывает.
А потом мы начинаем хохотать. Она над тем, как я мявкнула, и она увидела эту идиотскую картину на фоне рукава. А я все думаю - как это я левый мизинец с наружнего левого края умудрилась прошить и через ее хохот говорю ей с непонятной гордостью - ты представляешь, какой он маленький? и там же кость внутри! А я так ловко, только через мясо!

А потом приехала мама и с только ей свойственной любознательностью стала интересоваться, не как - а зачем я палец пришивала...