August 27th, 2004

ryj_angel

Никакой мистики, в продолжение к разговору о чувствах дюдей из старой литературы.

Упрек, высказанный мне ДономКарлосом, как-то озадачил меня.
Затем я обдумала и поняла, в чем неверно-понятость вами многими меня.

В наше время, при словах думать о важном, тонком и прочее - непременно приходит на ум некие духовно-развивательные практики, нечто самоуглубленное, почти мистическое. Работа над собою, короче говоря.

То, о чем говорила я, было иным. Я не от сегодняшнего дня шла с нашими попытками психологически-метафизических углублений.
Я о том, что те, герои старых классиков, они размышляли о судьбах родины, о справедливости, о дружбе и товариществе - доверии беспредельном и восторженном состоянии разделения мыслей, о любви и ответственности. И оттого, что у них не было посредников между ними и действительностью, они все время смотрели на жизнь непосредственно и видели больше оттенков в ежесекундно текущей жизни. Свое состояние они отслеживали поминутно - от разнеженной лени - до бешенства и колотящегося сердца. И точно так же видели собеседников - с тонкими переменами в лице, в тоне голоса, в жестах.

Тонкие движения - это малозаметные движения в выражениях и состояниях. А вовсе не тонкие материи нынешнего дня - как связь с потусторонним и в себе и снаружи.

Вот этого - " он бросился на кровать и принялся размышлять, какой замечательный человек NN." - и поверьте, этот "он" может два часа так думать о человеке, перебирая его мысли, какую-то особую грацию при совершении благородного поступка, его открытые благородные слова в защиту кого-то, обдумывать его теории о людях.

Кто из вас может вот так - броситься и два часа раздумывать? не убежав почитать к компьютеру?

А они это делают непрерывно - лягут ли лицом к небу, встанут ли на мосту. И каждый вид этот они видят и замечают и связывают с собой, своими мыслями либо идеями. Ну как Болконский с дубом. А много ли вы дубов вот так непосредственно, пристально, осознанно видели?

Поэтому, дорогой Карлос, ни на что такое я не замахивалась важное и нестерпимое...

И "Хагакурэ" я читала. Достаточно долго время , проведенное в одной дзенской тусовке ( из которой меня как-то выгнали за, кажется, неуместную резвость , отсутствие подчинения и необучаемость) позволило мне прочесть всякие дзенские тексты. "Хагакурэ" я хранила зипом и посылала всем желающим.

То, о чем я говорю, очень близко к дзенскому принципу непосредственного переживания жизни, сведения к минимуму посредников и символов между жизнью и своим восприятием, бытия в сейчас.