August 26th, 2004

ryj_angel

Любовь и праздность. Про героев старой литературы

Для любви нужна праздность, когда-то прочла я. И сразу в это поверила. Нужно вольное время, не остановленное тупиками строгого расписания, нужна свобода от забот. Нужна возможность просидеть за разговорами ночь или уехать куда-то в параллельную жизнь.

Собственно, застрявшая в гостинице и закончившая первую неотложную беготню я начала читать "Преступление и наказание". Не могу уже припомнить, каким образом удалось мне улизнуть от прочтения этого в школе, но факт остается фактом: я не прочла оттуда ни строчки, кроме сцены убийства ( в шесть лет, без имени автора, в хрестоматии, оставленной приехавшей поступать в институт двоюродной сестрой)
То есть, я, конечно, знаю ( из анекдотов, каюсь), что студент по фамилии Раскольников убил старушку топором. Но больше ничего. Для меня было, например, открытием то, что он убил ее в первой четверти книги. Я отчего-то думала, что весь роман будет долгой сценой его моральной подготовки.

Но дело не в этом. Дело в том, что меня всегда поражало, когда я читала Толстого, к примеру. И вот сейчас у Достоевского. Герои их непрерывно и интенсивно что-то внутри себя думают. Какие-то тонкие движения, совершенно не бытовые размышления, постоянные осознавания чувств других и своих чувств по отношению к другим. Вот я считаю себя умной и глубокой, но видит бог - не думаю я так постоянно, напряженно, интенсивно разные тонкооттеночные вещи.
И в других этого не вижу. Можно, конечно, свалить на произвол классиков. Но люди там, сходясь, начинают какие-то опять же тонкие материи обсуждать и выказывают такую открытость, что в наши дни выглядит просто некорректной. Не в смысле личных подробностей открытость. А в смысле каких-то чувств высоких, какие в наши дни и обсуждать-то вслух неловко - и даже читать отчасти неловко.

Да что же это, думаю я себе. И вдруг все то же приходит мне на ум. Для любви нужна праздность. Для напряженной умственной работы ( нравственно умной, не офисно-умной) тоже нужна праздность. Нужно время незабитых мозгов для созревания и варения этих мыслей внутри и время для сидения и разговаривания этих мыслей вслух с такими же друзьями...
Вероятно, у тех людей это время было. Малая занятость. А остальное время - не подключенные мозги.
Наши мозги всегда подключены. Их всегда глушит и забивает чужая информация. Привычка к этому забиванию становится уже незамечаемой. Оставшись наедине с собой в туалете, мы ищем глазами хоть что-нибудь печатное. Нет ничего - сгодится и упаковка туалетной бумаги: какой-такой селезнегорский комбинат ее выпускает, по какому госту, и в какой типографии напечатан данный шедевр?
Во включенном компьютере постоянно висят ленты новостей, сайты анекдотов, жежевые просторы, форумы, на худой конец собственная почта и icq. Шарики в ваших мозгах постоянно крутятся от этого постороннего источника. Двигатель стоит снаружи и ими шевелит. Наши собственные мысли бывают продолжениями волокон залетевших, запихнутых в нас мыслей.
Входя в дом, люди практически сразу включают телевизор, если его держат дома. Они приносят второй к месту, где едят - чтобы это время тоже не пропадало и мозги не остались без присмотра.
И вновь, в любую передышку - компьютер, книга ( чтобы казалось, ты сам куда-то бежишь и что-то побеждаешь - или вовсе даже пугаешься и дрожишь)
И так все время.
Где эта праздность, когда бы мы думали сами и в своей голове жили бы и управляли сами - разными, небытовыми, высокими мыслями?
Чтобы час, и два, и целый вечер?
И второй вечер?
А в третий несколько часов об этом говорили?

Праздности такой с четверть часа в день - если идти где-то пешком или гладить в месте, куда не провели телевизор...

И все.