August 10th, 2004

ryj_angel

У-вей против Мичурина

Замечали ли вы, что советская традиция личностной идеологии всегда была такая... мичуринская?
В нас воспитывали уверенность, что все, что угодно можно перевоспитать, переломить, перековать.
Вся эта романтика беспризорников, из которых выходили безупречные люди. Весь пафос Макаренко. Все октябрятско-пионерско-комсомольские собрания по выражению "фе" оступившемуся и вовлечению его в правильное русло?
Бывшие кавалеристы, управляющие заводами и культурой.
Знаменитая кухарка, которую никто не встречал.

Я даже не замечала, что внутри у меня было твердое убеждение (которого я не вырабатывала и не проверяла) - что из любого материала ( человеческого) можно сделать все, что угодно. В пятом классе я завела свой первый дневник, нарисовала на обложке 12-тикопеечной тетради герб, зашифровала какой-то лозунг - и открыв ее, написала список своих недостатков... Против каждого было суровое и бескомпромисное: "истребить к ноябрю!", "исправить к новому году!". Дело, понятно, было в сентябре... Нужно ли говорить, что весь список благополучно пребывает со мною и сегодня?:) И только что замеченное!:) я даже сроки ставила не в отрезках времени - а совершенно бессознательно - к праздникам и годовщинам:)

Изнурительное это заблуждение - что физкультурой можно добыть себе длинные ноги, репейником густые волосы, стараниями прогресс в нелюбимом и неинтересном деле, а постоянной работой над собой - улучшения отношений с человеком дрянным и на тебя плюющим - заблуждение это треснуло с тоненьким, но отчетливым звоном в совершенно определенный момент. Кажется, я лежала в больнице или просто болела - и читала невесть откуда взявшиеся номера "Науки и жизни" с книгой академика Амосова. Амосов был какой-то немыслимый патриарх, сам по себе утес на ниве родной медицины и кажется ( не дай мне соврать) сердечный хирург. И вдруг у него я читаю совершенно крамольную и потрясшую меня мысль - ничего невозможно воспитать, ничего невозможно привить, приделать к человеку. Все на 95 процентов заложено при рождении. И пять процентов идет на счет обработки этих 95.

То есть, говорит Амосов, все что можете вы, родители, общество - это развить что-то удачное и притушить, смягчить дурное, разрушительное или неприемлемое...

Это был один из глубоких мировоззренческих моих поворотов внутри. Парадоксальность заявления еще не отзвенела - а я стала стремительно и не проводя через словесное сознание, прокручивать свидетельства этому.
С тех пор свидетельств и наблюдений только увеличилось в количестве.

Удивительная привычка к насилию все еще бродит по закоулкам моего организма. То там то здесь мне нужно напоминать себе, что особенности человека - не диагноз, с которым нужно бороться, а объективные вещи, существующие абсолютно независимо от моих умений закрывать глазки и смотреть особо перекошенно, видя призрачный "город-сад" на месте иного пейзажа.

В яблоне можно сделать разрез, вставить черенок груши, замотать бинтом и требовать срощения и плодоношения... В человеке - нельзя.

Одна из вещей, которую я поняла про себя в процессе учебы - и которая до сих пор многое объясняет в моих пристрастиях и нелюбвях, сильных и слабых сторонах - это мой тип умственно-психической деятельности. Оказывается, он тоже врожден. Характеризуется он в крупном разделении способностью к погруженности и способности к разделенности внимания.

Первая у меня развита блестяще. Я могу заниматься в любой обстановке - уткнулась в задачу, идею, учебу или рисунок - и я перестаю видеть и слышать окружающую действительность. ( Сестрица раскусила это раньше мамы и давала ей слово, что я действительно не слышу того, что от меня требуют, когда читаю.) Это прекрасно - потому что я могу делать курсовую в палате на восемь тетенек, обсуждающих свое наболевшее, женское так же спокойно как в тихой библиотеке. Я могу продумать любой проект, решая все возникающие проблемы с удовольствием и лихостью. Я гений сортировки и систематики - дайте мне шкаф - данных или платьев - и я гениально рассортирую и организую, оптимизирую работу, хранение, употребление. Если я что-то решила или загорелась идеей - остановить меня можно только танком - и то бы я за него побеспокоилась

И с другой стороны - способности к распределенности внимания у меня нет ни на грош! Я абсолютно и полностью однозадачная система. Как windows3.11? Если два человека подошли ко мне одновременно и задали каждый по вопросу - у меня летят предохранители и я зависаю в прострации. ( милый мой, напротив, читая книгу, может абсолютно спокойно ответить мгновенно детке, нравится ли ему имя Дон Дукарнон для злодея в ее новом романе и подсказать мне слово, которое я никак не могу правильно вставить во фразу.)
Если я делаю одно дело, я совершенно не могу держать в уме и под контролем несколько других. Оттого, я отвратительная хозяйка, несмотря на то, что умею все на свете и гениально навожу локальный порядок. Что толку в блестяще отсортированном шкафу, коли охвата моих мозгов не хватает на поддержания системы в работающем состоянии?

Человек, умеющий поддерживать системы в постоянном функционировании, всегда вызывает у меня образ циркового артиста с тарелочками. Знаете, того, что втыкает прутики в стол и раскручивает на них тарелочки? А дальше он вынужден носиться туда сюда и подкручивать те, что замедляются - иначе они упадут и разобьются. Замедляются они без всякой системы, не по порядку, и он носится счастливой птицей во фраке и виртуозно застваляет их парить в воздухе.

Это супер умение, абсолютно мне недоступное. Даже когда я представляю его, у меня начинает кружиться голова и я на миг теряю ориентацию в пространстве. А ведь ему легко! в смысле - ему конечно трудно и сосредоточенно вот так носиться - но само по себе действие ему органически свойственно.

Во мне еще теплится остаток надежды, а может не надежды, а не до конца выкорчеванной мичуринщины, что я просто не стараюсь, что если напрячься, поработать над собой - я тоже смогу легко распределять внимание. И потому я чувствую укол этой октябренской вины.

Но скорее всего, правда в том, что нужно признать правоту того, что я смутно и так знаю - и перестать насиловать себя тем, к чему нисколько не лежит моя душа - а бросить силы на цветение того, что идет естественно легко, не выгибая суставы в противоположную сторону...

( Оглядываясь на жизнь, замечаете ли вы, что есть что-то, что естественно для вас - и это не меняется со временем? есть ли пути пользоваться этим по полной программе, вместо того, чтобы корить себя за обделенность чем-то иным?)