May 31st, 2004

ryj_angel

Принцесса на галошине. Любой обувью стираю ноги

Не знаю, как люди обувь носят.
У нас слегка потеплело, и в связи с этим я три дня выходила гулять. За три дня и три разных обуви я стерла себе все возможные места поражения. Сначала вполне удобными туфлями в стиле колледж пятку - до пузыря. На следующий день я надела обувь без задников - и тут же натерла краем верха мозоль, а заодно в узкой ступне выполнила любимый фокус - в сжатом состоянии прорезала краем ногтя одного пальца боковую поверхность рядом находящегося - и пришла домой в крови. Сегодня, плюнув на красоту, вытащила пару удобных прорезанных тапочек из мягкой кожи джинсового цвета, разношенных до состояния галош - и вернулась домой хромая. Скоро на ступне, на той подушечке, что под большим пальцем обнаружен был большой и продленный пузырь. Каким-то образом к стельке внутри прилипло несколько бумажных кружочков, как от конфетти - и эти невинные кружочки сделали свое черное дело. У меня не осталось обуви, которую я могу надеть на многочисленные повреждения:) Я вообще не люблю обувь! В ней в принципе невозможно ходить. В ней можно дойти - от дверей до машины, от входа до прилавка, от ворот до стола в библиотеке - и все! А я люблю ходить - много, быстро и по разной местности.

Самая душевная обувь у меня была - выпущеная славными узкоглазыми братьями. На рынке достались мне две пары тапочек на резиновом ходу, впору ангелу. Одни ярко, фуксийно розовые, вторые дико-изумрудные. Сшиты те и другие из тонкого гладкого ситца, проложенного мягкой набивкой. Резиновая подошва, которую можно было скрутить колесом, обнимала их совсех сторон, будто они так и родились в этом симбиозе, а спереди языком затекала на носок - чтобы он не стерся о прозу жизни. Ноги в них казались крохотными. Мягко обнимающие со всех сторон и туго зашнурованные, они сидели на ногах как вторая кожа. А гибкая пружинящая подошва сама отталкивалась от земли. Все июньские лужи на пути просто звали к перелетанию. И способ был удивительно знаком по снам с полетами - вытягиваешь носок одной ноги, второй отталкиваешься - слегка, без усилия - и весь летишь за этим изумрудным или розовым носком с резиновым язычком... И лужа внизу уже кончилась, ничего, думаешь, вон следующая уже недалеко, что зря приземляться-то:)

Вот о чем вспоминаю я, когда хожу короткими перебежками по дому фантастической походкой - растопыривая пальцы на одной порезанной ноге и косолапя другой, опираясь только на внешний край...