Alika (rikki_t_tavi) wrote,
Alika
rikki_t_tavi

Categories:

Детское чтение, взрослое чтение, хорошие писатели.

Отложила детективы Мишеля Бюсси и внезапно зачиталась "Отцами и детьми". Как все-таки Тургенев прекрасно пишет - ясно, прозрачно, без лишней суеты! В школе этого понять было невозможно - во-первых, нам давали всех хорошо пишущих, не с чем сравнить в дурную сторону, во-вторых,  никакой ценности в хорошем писательстве еще не было. Сюжет, истории были интереснее.

И я все продолжаю думать про произведения, которые ужасно не нравятся детям и скучны им - и в то же время взрослым кажутся очень подходящими для детей, прямо должными вызывать у них счастье. Я уже рассказывала, что так  у меня с Пришвиным дело было -  я недоумевала по поводу его школьно-программных произведений, отчего мы читаем такую мутоту, потом больше недоумевала по поводу рекомендаций. У мамы моей был какой-то знакомый с удивительной библиотекой. У него был свой дом - не деревенский свой, а городской-деревянный-дореволюционный, и внутри него было прекрасно по-дореволюционному. Странный свет, скрадывающий углы - от высоких потолков и отсутствия пустых светлых стен. Сплошные книжные шкафы, старинные кресла и сам хозяин, похожий на паука с радостным лицом. Мама приводила меня к нему и он выдавал мне какое-то чтение, расспросив про предыдущее. И вот выдал мне в очередной раз Пришвина, сплошь про природу, с радостным убеждением - как прекрасно это подойдет ребенку. Ребенок измучился, читая.

А потом, когда мне было между 20 и 25, я читала Пришвина радостно - и заметки о природе и дневники - мне все казалось таким чудесным, тонким, хрустально отчетливым - и я совершенно точно помню, что одновременно казалось - это прекрасное чтение для детей! Вот это все - о любви к родной природе, это им должно быть так близко и так должно нравится! Останавливала меня от навязывания всем окрестным детям только  прекрасная память - я отчетливо могла восстановить себя дюжину лет назад, и та я не была бы в восторге от заставления читать про ручьи, весну света и первые ростки.

Так вот, я даже не про природу, которой нас немилосердно мучали, я про то, где было про людей! С детства я так и не перечитывала "Бежин луг" у Тургенева, такой зубодробительной нудятиной мне это помнилось. Нужно сейчас перечесть и я совершенно уверена, что буду думать - это же совершенно жемчужина в литературе! Но я даже не про природу - я про героев-детей.

Пришло мне в голову, что не нравилось нам в детстве всякое литературное, где автор  сверху смотрит на детей. отдаленно, отстраненными глазами - пусть с умилением и наблюдательностью. но именно так смотрит Пришвин на свою героиню в болотах, так смотрит Тургенев на своих крестьянских детей в "Бежином луге". и менно в этом разлад у взрослых с детьми. Детям неинтересно и неувлекательно читать про такой взгляд на детей! Они с другими детьми на равных - в одной параллели, и воспринимают их как людей.  А у писателей любование сверху, умиление, наблюдение  отстраненное - и этот взгляд ребенок-ровесник никак разделить не может! Он не может умиляться на ребенка околосвоеговозрастного, он изнутри этого ребенка. Поэтому все эти повести выглядят для юного читателя непонятно неприятными, вразнобой с его внутренними чувствами.

А хорошо идут приключенческие повести, где ребенок его возраста - вполне себе самостоятельная единица, приключается, как умеет, решает свои, по ощущениям вполне "человеческие", а не "младенческие" проблемы. Вот когда мы читали "Судьбу барабанщика", "Кортик" и подобные повести - там автор не смотрит на детей с умилением сверху и не приглашает нас разделить этот взгляд, там мы на уровне детей - смотрим их глазами, бегаем и прячемся на их высоте, в их размере - и нам упоительно следовать за сюжетом. А за "мальчуганами с мечтательным взглядом", которые  картинно вздыхают и облокачивают кудрявые головы на ручки - неинтересно! А потом вырастаем, читаем взрослым взглядом - и опять обманувшись, думаем - ооо, как это хорошо и тонко про детей! Им должно понравиться! Ведь я так был тронут!

Ну вот это была моральная подготовка к Бежину лугу:) А возвращаясь к "Отцам и детям" я опять думаю - как же ясно и коротко написано! Все что нужно, и ничего лишнего, никаких финтифлюшек, украшательств, бриллиантов на траве, изумрудов и яхонтов, бантиков и описаний возвышенно истерических красот. И при этом то, что очень нравится мне - описание того, как тонко чувствовали люди - или тонко замечает это писатель. Мне кажется, что он пишет совершенно современно, ясно, отчетливо. И я вдруг понимаю, что я достаточно читала литературы того времени проходной, обычной. У меня есть старинные журналы и там обычно много печатали литературы - и рассказов и повестей с продолжением. И вот они практически все массово такая наддатая Чарская - много красот и узоров, много сентиментальности - и лишнего, лишнего, лишнего - всей этой пустой виньеточности и натужных украшательств. То есть те писатели, что дошли до нас, остались в наших днях - они остались именно потому, что поперек и выше своего времени, массовой литературы - были другими! И Толстой был другим, и Тургенев - и Пушкин был фантастически другим, нежели современники. И вот эта ясность, отчетливость, отсутствие мусорной украшательности, когда каждое слово работает на дело, а не прилеплено бантиком - именно это создает хорошего писателя - и позволяет ему остаться дальше своего современного ему пространства.
Tags: anthropology, reading, writers, writers_and_poets
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 34 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →