Alika (rikki_t_tavi) wrote,
Alika
rikki_t_tavi

Categories:

Владимир Богомолов и два его романа

Я дочитала свою растрепанную книжку "В августе сорок четвертого" Богомолова. Она была такой же увлекательной как и в юности. Быков утверждает, что это самый печатаемый и читаемый роман об Отечественной войне. Мне он в старые времена казался таким странным, что как бы маргинальным - не в плохом смысле, а в смысле - стоящим в стороне, мало известным из-за необычности. Но я думаю, те, кто читал, его не забудут.

Необычность его в том, что он как бы про суперагентов, только  советских. Не зевающих и простодушных неумех - а про высокопрофессиональных, точных, быстрых, выносливых, умеющих всякие загадочные штуки типа "качания маятника" и "стрельбы по-македонски". И я думаю, что меня в свое время (и сейчас опять) привлекла не приключенческость и не военность - а именно рассказ о профессионализме, высоком умении. Причем с обеих шпионских и контразведческих сторон

А нынешним взглядом я дополнительно увидела - целый пласт реальных документов - указаний, донесений, директив - очень интересно с точки зрения антропологии, как это у них было. И отдельно пласт пропагандистский. В советской юности было понятно - советское это же хорошо, те, кто борются против, да еще с помощью фашистов - однозначно "плохие" и их нужно давить. А сейчас я вижу - вот они - белорусы, украинцы, поляки, литовцы - им совершенно не улыбается быть принудительно втянутыми в советскую жизнь, они сражаются за свою независимость - не против "хороших советских" - а против грубого тоталитарного нажима чужих полусумасшедших фанатиков на коммунистической почве. И шпионы там  не немцы-фашисты, а вот эти русскоговорящие восточноевропейцы на своей земле, между прочим.

Ну разорить зажиточные хозяйства - святое дело, так еще и герои душевно прямо против "непманов". Один из героев ходит по базару - местность эта недавно отнята у Польши и  присоединена к советскому государству:

[Цитата]Андрею достался центр города и базар. Он ходил по улицам, время от
времени толкался по базару, присматривался ко всем военным, а заодно и к
гражданским, - ни одного похожего лица.
На базаре среди покупателей, точнее, покупательниц, попадались и
военные; но более всего там было крестьян.
В порыжелых домотканых маринарках, в платках, картузах и польских
форменных фуражках с лакированными козырьками, они теснились у подвод,
ходили по рядам, ко всему приценивались, покупали же мало, только что из
одежи. Слышалась русская, белорусская, а чаще польская речь.
Продавалась всякая всячина - от картошки и живых свиней до католических
иконок и военного обмундирования. На лотках торговцев-профессионалов
красовались сотни пачек литовских и немецких сигарет, самодельные пирожные и
свечи, конфеты, полукопченая колбаса и булочки; здесь же под яркой
заманчивой вывеской "Буфет. Обеды как у мамы!" продавали горячие блюда и
ароматный самогон - бимбер.
Частная торговля в освобожденных городах удивляла Андрея: он не мог
понять предпринимательства. Буржуи, как он представлял их по книгам и кино,
наверно, выглядели точно так, как эти сытые люди за лотками.

- Нэп, - авторитетно объяснял Таманцев. - Некоторое оживление частного
капитала и спекулянтов. Придет время, их так прижмут - небо с овчинку
покажется!..


***
История начинается с того, что неизвестные шпионы выходят в эфир из леса и передают неизвестную радиограмму куда-то. Дело в недавно освобожденной от немцев белорусской местности, которая недавно была оттяпана у Польши и еще в достаточной растерянности - Польша, советская власть, немцы, снова советская власть. Офицеры организации Смерш - смерть шпионам - буквально роют носом землю, пытаясь найти этих шпионов. В начале это вот такой крупный план - один передатчик, примерно двое шпионов и три контрразведчика их должны поймать тут между тремя селами. Затем камера отъезжает - и видно все более общую картину - вплоть до ставки главнокомандующего - как эта случайная одиночная радиопередача, оказывается, завязана в несравнимо более огромную ситуацию.Это я в юности тоже совершенно пропустила мимо.

История закручивается и сжимается до финальных "Малыш свалил Мищенко!" и условного сигнала "Бабушка приехала". И читала я ее с неослабевающим интересом. Тем более на кухню поставили столик для завтраков - под яркой лампой и стало удобно есть и читать. К тому же у меня теперь есть подставка для книг - вообще раздолье, руками можно не держать. На книге пятна от еды - еще из той старой жизни:)

А потом, дочитав, я пошла читать про автора и про сам роман. Автор загадочен, не давал интервью, мало про него точных сведений, только слухи - от того, что все он придумал, до того, что у него был редчайший документ, пропуск с тремя "К", который давал ему доступ к любой закрытой части любых архивов где угодно.

Быков посвятил ему лекцию в своем проекте "Сто лекций". Это проект о литературе 20 века - "Один год — одна книга — одна лекция. И так сто раз. С 1900 года до 1999." 1973 год как раз про писателя Богомолова и книгу "В августе сорок четвертого". ( я теперь знаю, что буду слушать за работой!). По ссылке там и видео и расшифровка лекции - я торопилась и прочла все словами.

Богомолов еще и автор рассказа "Иван", по которому Тарковский снял "Иваново детство". И Быков рассказал про последний роман писателя - огромный, напечатанный уже после смерти автора, "Жизнь моя, иль ты приснилась мне". И я  на волне старой книги, прочла еще и это. Сначала милого мужа замучала разговорами о смершевском романе, а теперь вот достаю историями из  этого. Начал Богомолов роман этот писать еще в семидесятые, планировал закончить к середине девяностых, но не закончил, и публикацию подготовила вдова - вышел роман в 2014-м. Быков утверждает, что это великий роман, еще недооцененный читателями - главным образом потому что автор его передержал - волна безумного интереса к правде прошлого уже схлынула. Я тоже думаю, что если бы он появился  в те времена, когда вся страна читала одним порывом "Детей Арбата" и "Белые одежды" - он быыл бы бомбой.

Я рассказывала как-то, что в юности заставляла себя смотреть и читать про войну - и чуть не заболела от бесконечной безысходной трагичности. Но  картина у меня составилась определенная и совершенно такая, как была оформленая легенда советская. Никаких нквд, конечно, лагерей и расстрелов там не было. Были прекрасные,  как с картинки, русские солдаты, которые в начале говорили мечтательно о доме и саде, а в конце их зверски убивали - и я прямо молила - не надо, не надо про сад рассказывать! Но при всей зверскости преоблада там романтическая нота. У Богомолова же меня поразила бытовая подробная картина, без романтических цветов и березок. В романе рассказывается про время после войны - вот май, только что война кончилась - и что происходит? Реально, бытово, что происходит с нашими войсками, которые в Германии? Эти люди продолжают быть военными, никто из них десятого мая не очнулся в своем саду - они продолжают служить - а вокруг Германия, поделенная на сектора между союзниками. И вот эта подробнейшая картина того, как это день за днем выглядело - с госпиталями, службой, подозрениями, угрозами, допросами, любовными трагедиями, блудом, венерическими болезнями, директивами, как именно любить "Великого и гениального руководителя" - невероятно интересна. Там множество опять же документов, вроде бы не впрямую относящихся к героям - бесконечные указы, директивы,  донесения, разьяснения - про все на свете. И история очень молодого героя - ему в мае сорок пятого девятнадцать. Он рассказывает о текущем дне и вспоминает прошлое - от детства до службы.

И это все читается не отрываясь! Во второй половине разворачивается картина  того, что было с людьми, попавшими в Германию, когда их стали возвращать на родину. Там же все - угнанные батрачить, взятые в плен, сидящие в концлагерях, ушедшие с отступающими войсками немецкими - перебежчики, любовницы, жены немцев и шпионы. И все это тоже не в романтическом беллетризованном стиле - а очень конкретно и подробно, что на бытовом ежедневном уровне происходило - как из собирали, размещали, перевозили, допрашивали. И их было страшно немало! - около шести миллионов! В общем,  как-то очень сильно это переделало картину войны из моего детства и юности.
Tags: reading, writers, writers_and_poets
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 39 comments