Alika (rikki_t_tavi) wrote,
Alika
rikki_t_tavi

Category:

Кольридж, Иванов и Одоевцева - о загадочных девах удивительной красоты.

Одоевцева рассказывает в книге, как впервые очаровалась стихами своего будущего мужа Георгия Иванова. Гумилев позвал ее проститься накануне своего отъезда куда-то. Она пришла в надежде, что он будет живописно рассказывать, как будет по ней скучать и как ему тяжела разлука, а он в восторге рассказывал ей, как дивно Иванов перевел поэму Кольриджа "Кристабель" - и зачитал ей весь перевод. Поэтесса с бантом в конце концов победила в ней женщину с бантом, и она осталась в очарованности.

И я пошла искать эту поэму. Вообще нужно все книги так читать - немедленно искать более подробное чтение про упомянутое там - людей, события, стихи и книги. Это мой любимый вид чтения - по расходящимся ссылкам. Но он, конечно, очень медленный:)

Так вот, я нашла поэму и в русском переводе и в оригинале.

Кольридж написал первую часть в один год, а вторую - в следующие три года (все это в конце восемнадцатого века). Третью часть так и не написал, и мы не узнаем, чем история закончилась. Не написал, потому что никак не мог выбрать из придуманных нескольких окончаний. Я бы согласилась, если бы он прозой изложил, какие варианты у него были:)

История там странная, магическая, чувственная и загадочная. Кристабель, юная и прекрасная дочь богатого рыцаря, уходит ночью из замка в лес, чтобы помолиться о своем женихе. И вдруг слышит странные стоны и всхлипы. Обходит огромный дуб и видит сидящую с другой стороны девушку удивительной красоты:


Юная дева прелестна на вид
В белом шелковом платье сидит.
Платье блестит в лучах луны,
Ее шея и плечи обнажены,
От них ее платье еще бледней.
Она сидит на земле, боса,
И дикие звезды цветных камней
Блестят, запутаны в ее волоса.

Конечно, страшно лицом к лицу
Было девушке встретить в ночном лесу
Такую страшную красу.


Девушка рассказывает, что ее выкрали несколько вооруженных негодяев, привезли в темный лес и оставили там с обещанием вернуться. Кристабель предлагает ей спасение - отвести ее в свой замок, там переночевать и послать весть в ее родной дом. И дальше начинается мерцающая чертовщина. Мерцающая - потому что все время непонятно, что происходит - один миг все хорошо и девушка выглядит ангелом, второй миг - и кружится голова, что-то дурманит и проглядывает нечто змеиное. Отец Кристабели невероятно очарован бедняжкой Джеральдиной, сама Кристабель тоже под чарами. Ночь в одной постели описана так смутно и спутанно - то ли грех, то ли сон. Плюс еще абсолютно непонятно, что увидела Кристабель, когда Джеральдина разделась донага - хвост и копыта чешую на груди и боках? Страшные шрамы?

Иванов, и правда, перевел виртуозно. Кольридж для этой поэмы придумал новый ритм. Мы в русской поэзии привыкли к очень упорядоченному ритму в стихах - рисунок ударных и безударных слогов четко повторяется в строках. Поэтому нам так легко разгадывать загадки "восстановите пропущенную строку в стихотворении" - мы всегда можем на уровне "та-та-та" восстановить, сколько слогов и с какими ударениями нужно воспроизвести, а по предыдущим строкам представить себе и рифму. Английские стихи своей неупорядоченностью меня раздражают, нынче же они вообще отказались от ритма и рифм, и "поэзия" теперь это набор певучей прозы с туманным содержанием. А если добавить к этому сложно-представимое русскому уху - дифтонги это один слог, а не два, а вот звук "л" может быть слогом - то становится еще хуже. "Сова", которую мы произнесем как "Аул", будет на деле одним слогом.

Кольридж же придумал для своей поэмы ритм упорядоченный и неупорядоченный одновременно. В каждой строке у него ровно четыре ударных слога, по всей поэме. Но вот безударных в промежутках может быть сколько угодно! Так в каждой строке у него от семи до двенадцати слогов, но ударений всегда четыре. И Иванов этот ритм повторил. Человеку с OCD читать этот текст мучительно:) Постоянный непорядочек. Но я приноровилась.

А потом еще нашла статью литературоведческую (на английском) - про повторения и художественные особенности этой поэмы - и читаю ее сейчас.

А Одоевцева под впечатлением от ивановской "Кристабели" написала свою "Поэму луны" - вдруг стали приходить строки, как под наваждением:
Ночью, когда наступает тишь,
К жабе прилетает летучая мышь.
Говорит о том, что мертва луна,
И о том, что ночь темна и длинна.
Пресвятая Дева, помилуй нас!
Добрый сон бежит от испуганных глаз
Оттого, что ночь длинна и страшна.
А дурного не надо сна


Тоже зачарованная история про рыцарей и девушку удивительной красоты. Я стихов ее, кстати, никогда не читала. Нужно теперь почитать и ее и Иванова. Ну и Кольриджа.  ( На амазоне киндовскую книгу со всей его поэзией можно получить бесплатно) Он, кроме всего стихотворного, писал еще много про теорию поэзии - что и как нужно писать.


А это иллюстрация к "Кристабели" из издания 1829 г. Кольридж, говорят, ее собственноручно одобрил. Подлая Джеральдинка искоса строит глазки хозяину дома, заодно зачаровывая Кристабель. Обе прелестные девы одеты и причесаны по современной ампирной моде.
Tags: beauties, poets, reading, writers_and_poets
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 33 comments