Alika (rikki_t_tavi) wrote,
Alika
rikki_t_tavi

Categories:

Страсти тинейджеров

Про историю с девочкой и манипулятивными письмами из этого поста. В коментах оказалось, что люди думают, что это было в начальной школе - то-то я думаю, там жалость к "бедной маленькой девочке".

История там совершенно не имеющая ценности, но интересная на уровне - а вот как бывает. Было это так.

Все участники ее на самом деле старшеклассники, им лет по 17-18. Дюймовочкой я ее называю за маленький рост и умильное выражение лица. Если вас это сбивает в сторону положительной коннотации, я могу называть ее "коротенькая блондинка":)

Коротенькая блондинка - актриса в школьном театре и герлфрендша высокого хорошего мальчика. Убеждена, что она страшно привлекательна для всех. У мальчика есть друг еще с детских лет - невысокий хороший еврейский мальчик. Они все в одной большой компании (включая и нашу детку). Короткая блондинка активно занимается сексом со своим высоким бойфрендом. Однажды ночью она выбирается из дома и приходит к невысокому другу своего бойфренда. В доме им делать нечего, он тоже незаметно от родителей выбирается из спальни. Они сидят ночью в беседке в саду ( там большие дворы-сады, с бассейнами, дорожками и разными навесами и удаленно стоящими беседками. В доме могут и не заметить, что там кто-то есть, выглядит примерно вот так).

Слово за слово - и она делает ему минет.

На этом месте рассказа я вздрогнула от неожиданности - как это слово за слово - и минет? - Ну вот, как-то так вышло.

Мальчик минету не сопротивляется, но наутро начинает мучаться погаными чувствами - это его друг, а его девушка вроде как другу изменила, и он вроде как предатель. Думает, как покаяться.

Короткая блондинка пугается того, что эти мальчики могут между собой обсудить, и решает нанести превентивный удар. Она бежит к бойфренду и жалуется ему, что она бедный беднюсик, и что его подлый френд силой принудил ее к оральному сексу, практически изнасиловал. Как он мог так поступить с ее доверием и со своим лучшим другом? Она жалуется и ловко манипулятивно его настраивает против предателя. Бойфренд свирепеет и бежит друга убивать. ( А друг, как я уже сказала невысокий еврейский приличный мальчик, почти ботан, и в роли принудителя его представить очень сложно, блондинка может даже крепче и сильнее его). Бойфренд ломится за другом, угрожает ему убийством, всякими физическими расправами. Невысокий друг не находит ничего лучшего, как угрозы принять серьезно и принести с собой в школу нож, чтобы обороняться или просто держать на расстоянии рассвирепуна. Этот факт выдают администрации, мальчука повязывают, нож конфискуют, его исключают из школы на несколько дней.

Друзья полностью порывают отношения, не разговаривают, не встречаются и обходят друг друга по дуге. Компания вынуждена общаться с ним по раздельности. Окружающий народ не одобряет блондинку. Со стороны ее роль выглядит не так однозначно жертвенно, как для ее бойфренда, нравственность под вопросом - зачем ночью ехать к чужому мальчику и проводить с ним ночь в беседке? Кроме нравственной сомнительности, ей начинают ставить в упрек разрушение дружбы многолетней и раскол компании. Разговоры с бойфрендом и уговоры помириться с другом ничего не дают - он говорит, что она беднюсик, страдалица,ее принудили, потом пытаются оболгать перед ним.

Блондинка обходит друзей по очереди и жалуется, какая она несчастная и невинная, как пострадала не за что, как теперь ей тяжело от злых бесчувственных людей, которые намекают, что в этом есть ее вина.

Наша девочка дружит с обоими мальчиками. Во избежание неверного понимания - у нее нет романтической заинтересованности. Она в этом сильно в меня - ей нравится иметь много друзей мужского пола, разговаривать, дружить - и не впадать в прокрустово ложе здешних обычаев - иметь бойфренда, не смотреть ни на кого другого, обязательно целоваться у всех на виду, всяко демонстрировать физическую принадлежность. И они с нею разговаривают очень доверительно, она в курсе множества историй, отношений, чувств и происшествий.

Своего отношения к ситуации она не скрывает - осуждает блондинку, которая рассорила друзей, столкнула их и одному еще испортила школьную запись.

Блондинка все вербует людей на свою сторону и решает взяться за нашу детку тоже. Начинает жалобно рассказывать, что та за спиной у нее рассказывает про нее неправду. Причем "неправда" не про мальчиков, а про что-то совершенно другое, нелестное для нее. Рассказывает всем, что детка ее несправедливо обвиняет, приступает к детке - как ты могла, я такой беднюсик, я так страдаю.

Детка приходит ко мне в недоумении - она понятия не имеет, о чем та говорит, она никогда этого не говорила, она никогда не говорила это каким-то мифическим людям за спиной блондинки. Все что она к ней имеет - она прямо говорит и может сказать ей в лицо.

И вот на этом месте короткая блондинка начинает писать письма.

То есть до сих пор я знаю из рассказов детки про то, что блондинка непрерывно занимается манипуляциями. Но тут начинаются тексты, которые просто комедийно манипулятивны.

В первом из них блондинка пытается заставить детку извиняться перед ней и признать вину. Делает это она способом, который наверняка работает для американских людей, которых последовательно учат обращаться друг с другом в конфликтных ситуациях.

Она предлагает забыть те обиды, которые они нанесли друг другу, простить негатив, обещает, что поймет ее несовершенство и говорит, что ей нетрудно первой сделать шаг. Смотри, говорит она - я извиняюсь за - и дальше что-то вполне невнятное и несуществующее, вроде страданий, которые она нанесла детке своим неудовольствием ею, я стою тут вполне скромная и великодушная и приношу тебе свои извинения, несмотря на. Давай пойдем друг другу навстречу и тд.

Это довольно длинное письмо, где всячески описывается, какая она humble и готова на извинения.

В ответ она ожидает выдавленное из детки признание своей вины перед беднюсиком и принесение встречных извинений.

На этом месте детка, которая а) ничего из обвинений не делала б) ненавидит манипуляции и в) не воспитана в Америке с автоматическим набором реакций формальных взаимностей, отвечает ей - я тронута твоими угрызениями совести, но тебе совершенно не за что извиняться, могу облегчить твою совесть - никаких эмоциональных страданий ты мне не нанесла, я практически ничего не заметила и совершенно в порядке, ничего же не было вообще, стоящего внимания. Ты ошибочно что-то подумала про меня, я тебе сказала, что это не так, и думала, что мы исчерпали проблему. Могу тебя совершенно успокоить - я больше об этом и не думала, не говоря уж о том, чтобы расстраиваться. В общем, извинения твои совершенно излишни, можешь совершенно успокоиться и не переживать, все в порядке, даже обсуждать нечего.


Блондинку это подвесило. И как выжимать дальше? Если тебе сказали, что ничего нет и тебе извиняться не за что - значит и ответных извинений не жди.

( на этом месте я сто раз допросила детку - хоть что-то было, что дало бы повод? - она совершенно твердо ответила, что нет - никогда оно вот эти обвинения не придумывала, не знала о них, не обсуждала - и не обсуждала с теми, на кого намекают. То есть наезжает она наугад - то ли боится и сама предполагает, что именно в ней могут осуждать, то ли что-то слышала и выстреливает в пространство - авось кто-то отзовется виной)

Блондинка написала еще два письма с настаиванием на взаимных извинениях и разными аргументами, какой она беднюсик. Причем аргументы тоже были из области выстрелов в пустоту, она даже не знала, как живет наша детка. Все это время мы страшно веселились, разглядывая нехитрые манипуляции - и я помогала детке формулировать ответы. Самое главное было - не принимать мяч на своей половине, не начинать объяснять себя, рассказывать подробности - нет, я вот только это говорила, вообще никак не делать вид, что это каким-то образом дело детки. Отвечать только про саму блондинку. Нет, это ты ошибочно подумала. Нет, в этом нет надобности с твоей стороны. Нет, это твои проблемы и твоя задача их решать.

В третьем письме была вот эта фраза про ужин. Вообще там все время повторялся бессвязный поток каких-то фраз, которые блондинке явно казались аргументами. Вот вы, наверное, все думаете, что мне все легко дается - что я такая красивая, что у меня такой замечательный бойфренд, вы все думаете, что красивым легко живется, вы думаете, что если я так хорошо выгляжу - у меня легкая богатая жизнь? А я совсем не богатая ( в духе - у нас в доме всего один бассейн и машины всего три). Все эти аргументы нарастали каким-то бессмысленным ( для детки) потоком, автра явно предполагала, что вызывает немыслимую жалость и сочувствие и разжалобила уже всех, что всем понятно, что она какой-то немыслимый беднюсик - у нее всего лишь красота, удачный бойфренд, она сама делает уроки - и как апофеоз и последнее, почти немыслимое признание - я вчера САМА готовила свой ужин...

Над ужином мы ржали больше всего. Я не могу проникнуться ни одним аргументом в этом письме, я даже их не очень понимаю. Только предполагаю смысл. Мое предположение такое - у нас очень зажиточный район, все одноклассники из школы живут в роскошных больших домах, с несколькими бассейнами, с несколькими лестницами на второй этаж - такой длинный дом, с кучей гостинных, с конюшнями, садами, с дорогими огромными машинами. Машины всем автоматом покупают по исполнении 16 лет - и машины - мерседесы и бмв. То есть девочка, ничего не зная о деткиной жизни, автоматом предположила то же самое и рассчитывала на слезы сочувствия от одного бассейна ( условно говоря)? У многих, наверное, слуги-домработницы-кухарки, или мама, вся такая степфордовская жена, готовит ризотто на ужин. Забота о ребенке - это когда у него мерседес и все готовенькое на столе?

И напарывается на детку. У нас простой дом, по меркам моей старой жизни просторный и прекрасный - по сравнению с одноклассниками, как говорил герой в "Отце невесты" - весь наш дом поместится у них в прихожей. У нас простые экономичные машины. Ребенок свою не получил автоматом - она год работала в поте лица с папой над интернет-магазином, заработала и купили ей подержанную. У нас мебель из икеи и нет ни одной завитушки на ней. У нас морская свинка, а не два лабрадора и три персидских кошки:). Мы всего несколько лет в эмиграции и у нас нет капиталов родителей или своей тридцатилетней каръеры и накоплений тут, как у всех одноклассников. Детка приехала, не зная ни слова по-английски - и да, она тоже сама делает уроки, да еще на чужом, свободно освоенном языке. Этого всего она не пишет блондинке, просто отвечает, что не видит ничего страшного и трагического в том, чтобы быть красивой, или в отсутствии лишних бассейнов...

И да, наша девочка весь последний год готовила каждый день ужин для всей семьи и мыла посуду:)

После этого ответа письма от девочки резко прекратились.

( Кстати, на протяжении следующих пары лет бойфренд пытался с нею расстаться, она его уговорами и жалобами возвращала обратно, он все же ушел, восстановил отношения с другом - тогда блондинка разжалобила и охмурила друга, может вкинула в аргументы пару минетов, и сделала его своим официальным бойфрендом, а их отношения между собой снова разорвала...)

Что меня поразило в собственном ребенке - это абсолютно спокойный отказ вестись на жалость, испытывать навязанную вину, делать что-то из вежливости, бросаться что-то делать для манипулятора - и при этом не проявлять агрессии, враждебности, даже видимой язвительности или резкости.

Морали нет никакой - просто интересная история из жизни и отношений старшеклассников.
Tags: anthropology, detka, istorii
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 138 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →