Alika (rikki_t_tavi) wrote,
Alika
rikki_t_tavi

Categories:

Миу Мау отвечает на вопросы. Часть первая.

Интервью с miumau дизайнером, художником и автором множества статьей.

А: Миу, я знаю, что ты выросла в художественной семье. На мой взгляд, это огромная разница по сравнению с семьей обычной. Рисующий ребенок в обычной, не-художественной семье зачастую знает только то, что выкопал и встретил сам и бывает единственным приносчиком отблесков искусства в семейную среду. Когда же родители уже художники, многое не нужно узнавать извне, многие драгоценные вещи уже находятся в атмосфере, в которой ты растешь.
Это я так думаю - извне.
А что ты думаешь? Что было особо хорошего в том, что твои родители художники?


М: Особо хорошего - полный дом кисточек, красок, бумаги, любых инструментов, какие только могут пригодиться, полный дом книг по искусству, художники, приходившие в гости "поиграться в наш офортный станок", делавшие прямо на моих глазах шедевры, мама и лучший друг и учитель Серебровский, умевшие "безошибочно ставить диагноз": увидев, что я бьюсь с какой-то картинкой, всегда быстро находили, что мне надо "подсунуть", чтобы я сразу нашла в одной книге ответы на десяток животрепещущих вопросов и решила задачу наилучшим образом.

Когда понадобилось учиться рисовать по-настоящему, мама сразу знала "кому меня надо отдать на растерзание" - есть знакомый, хорошо владеющий академическим рисунком (и преподающий его в архитектурном институте), организовавший небольшой кружок для детей, желающих научиться (в основном, естественно, дети знакомых художников). Походишь год, и можно смело сдавать экзамены в художку...

В присутствии художников неуютно рисовать плохо, слабую работу непременно таковой назовут, пожмут плечами, скажут: "Ты можешь лучше". Помимо этого постоянно наблюдаешь, как критикуют работы других, естественно, примеряешь сказанное к своим работам и делаешь соответствующие выводы. Очень вдохновляет, когда рядом постоянно кто-то работает. Не секрет, что художники часто подхватывают идеи друг друга, вместе развивают какие-то темы. А ребенок, который крутится под ногами, естественно должен перепробовать все, что делают взрослые. Если мама делает книжку, то мне тоже надо книжку, если папа делает плакат с помощью шелкографии, мне обязательно тоже надо кусочек шелка. Получается такой непрерывный курс "художественного воспитания" - я постоянно выполняла какие-то задания. А если удавалось выпросить что-то серьезное вроде куска шелка для шелкографии или куска линолеума для гравюры,родители естественно проводили со мной "воспитательную беседу" перед началом работы и объясняли, что с этим надо делать и как. "Чтобы добро не пропадало, и если уже делать, то по-человечески". Так я многому научилась.

А: Я просто не могу не завидовать тебе:)

М: Но я не думаю, что все это обязательное условие, без которого не стать художником. Моя мама всегда хотела рисовать, хотя в семье никто этим не занимался. Страсть началась с того, что она рисовала все стенгазеты в школе с первого класса и посылала свои иллюстрации к прочитанным на уроках литературы романам в "Пионерскую Правду". Заметив ее талант, учителя после окончания 10-го класса в районной школе в глухом райцентре направили ее в художественное училище. А горы книг по искусству и все остальное она нажила за пару лет, стоило только начать учиться.

А: Любые родители являются и первыми критиками, первыми, высказывающими свое мнение о работах и первыми, кто выражает какое-то общее мнение о мире искусства. ( Как высказался отец одной известной актрисы уже в ее очень взрослом возрасте: Ну попрыгаешь еще немного, а что потом? профессии-то нет!)
Какими критиками были твои родители?


М: По-разному.
Когда я делала что-то хорошее, они меня хвалили. Когда делала не очень хорошо, устраивали "разборы полетов" и заставляли переделывать. Иногда они просто высказывали свое мнение, и дальнейшие решения я принимала сама - могла бросить неудачную работу и забыть, а могла запомнить плохую критику и пойти переделывать. Но иногда бывало - найдет коса на камень, мама увидит плохую работу и вцепится: "Так не пойдет, сделай новую". И потом начинались мучения и терзания, иногда мне надоедала работа и хотелось ее бросить, а мама требовала завершения проекта, я рисовала третий, пятый и десятый вариант, обильно поливая шедевры слезами и громко рыдая. И не было мне пощады :-) Пока не сделаю "как надо".
Папа умел высказаться о моих работах так, что у меня потом неделю был праздник. Правда он же умел сказать о работе пару слов так, что я сначала погружалась в истерику, потом в депрессию, потом решала никогда больше не рисовать ничего, а потом, успокоившись, еще долго припоминала ему эту обиду.


А: Как ты считаешь, тебе пришлось труднее, чем тем, кто рос среди родственников, не понимающих в искусстве?

М: Не знаю, я не пробовала вырасти среди людей, не понимающих в искусстве:-)

Что-то было проще - например, многие знания мне достались сразу по первому требованию и были практически поданы "на блюдечке с голубой каемочкой". Я в 10 лет знала, что такое офорт, имела в своем распоряжении копировальный стол и умела пользоваться многими материалами и инструментами, которых большинство моих сверстников в жизни не видали.
Что-то наверняка было сложнее. Я выросла в настоящей "богеме", а это в настоящей жизни не так романтично, как в кино. Это значит среди прочего, что ребенок часто один, часто отвечает за себя сам и принимает какие-то решения сам. Например, я умудрялась не ходить в школу, "оставаться на лето", сама как-то выкручиваться из всех этих проблем и переходить в следующий класс, без того, чтобы родители хоть что-то об этом узнали. (Они со своей стороны ни о каких школьных делах меня не спрашивали, они исходили из того, что я видимо как-то в эту школу хожу все это время).
Так же мне часто приходилось наблюдать вещи, от которых в нормальных условиях детей изо всех сил оберегают.

Еще мне было труднее других, когда я начинала работать. Естественно все заказы, связанные с рисованием, приходили через маму - она была главным художественным редактором в детском журнале, а редакция находилась в одном здании с комсомольской газетой, там тоже можно было подработать.
Но я постоянно слышала от мамы: "Делай хорошо, я не хочу, чтобы мне сказали, что у тебя принимают слабые работы только потому, что ты моя дочь!"

А: Я знаю, что у тебя не один родственник связан с искусством, но давай начнем с ближайщих. Оба твоих родителя - художники. А чем именно они занимались?

М: Мама после окончания художественного училища 10 лет преподавала рисование в "группах эстетического воспитания" детям от 4 до 7 лет, потом 10 лет работала главным худредом детского журнала, все это время параллельно делала иллюстрации для всех издательств в городе - начинала с маленьких заказов - советские книжки, которым нужна была только обложка, чаще всего даже без картинки - нужно было только сделать ровно заголовок (тогда не было компьютеров и ксероксов, и сделать ровный заголовок тоже было большим искусством). Потом она получала все более серьезные заказы - книжки со стихами, художественная литература, и в конце концов "доработалась" до самых больших заказов, какие мог получить иллюстратор - учебники.

А: Оо, я помню этот титанический труд, который художники вкладывали в отрисовку гуашью заголовков на книгах и плакатах! Мы на выставках вглядывались в оригиналы и поражались.
А чем занимался твой отец?


М: Папа тоже делал иллюстрации для всего на свете, от обложек до учебников, и параллельно работал декоратором в театре - "писал задники".

А: Я помню, ты вскользь как-то сказала, что папа твой умел рисовать десятки одинаковых фигурок - для учебников. Меня в детстве завораживали эти рисунки в учебниках, но я не представляла, что есть люди, которые вот так, руками, их рисуют.

М: Кто-то же рисовал все, что было у нас в книжках. Некоторые умели ровно писать ненавистные шрифты, другие сидели и годами одну за другой рисовали перышком картинки в энциклопедии, были умельцы, владевшие мастерством написания нот, это же тоже умудриться надо, все нотки одинаково нарисовать, а потом одинаковые хвостики и черточки... У меня, например, хорошо получались лозунги, поэтому я перед каждым праздником зарабатывала себе здесь и там десятку написанием на трех метрах ткани какой-нибудь глупости вроде "Слава КПСС!"

А: Ну надо же:) Представляю тебя, ползающую по полу с гигантской кистью, клеем и гуашью:)
А правда ли, что твоя мама всю жизнь рисует минимум одну картинку в день? Что она дала себе такое обещание в юности?


М: Она умудрилась оставаться верной этому обещанию примерно 25 лет. К сожалению, в последнее время у нее это не получается (надеюсь, что она еще вернется к прежнему режиму).

А: Ты уже начала рассказывать, как родители начали тебя учить. А как вообще складывалась твоя учеба? Где ты училась, у кого и чему?

М: Я училась у многих людей. У меня с детства было очень много интересов и большое желание научиться многим вещам, и я использовала все возможности. Например, я очень интересовалась всеми рукоделиями сразу, и где-то к 5-му классу прошла все курсы вязания, кройки и шитья, макраме, вышивания и что там еще бывает - в школе, в доме пионеров, в доме офицеров, во дворце профсоюзов и в прочих советских организациях, при которых открывались подобные кружки. Мне пару лет назад подарили немецкую "Энциклопедию рукоделий", и я обнаружила, что умею делать все, что там перечислено.
Я годами не могла уйти в школу, потому что просыпалась утром и начинала что-то делать - украшение из бисера или картинку или куклу, а потом вдруг приходили домой родители и говорили: "О! Ты уже вернулась из школы?!" А я туда не уходила и даже еще не позавтракала... Когда я училась во вторую смену, и надо было уходить в школу в то время, когда кто-то из родителей был дома, меня с криками отрывали от дела в какой-то момент, я запихивала в школьную сумку то, что как раз делала, доходила до соседнего дома - там была академия наук, усаживалась там на скамеечке и продолжала заниматься своими делами до вечера.
Если у меня что-то не получалось, я забивалась в какой-нибудь угол и тренировалась, пока не получится хорошо.

Родители меня охотно учили тому, что умели. Папа учил пользоваться разными необычными материалами - папье-маше, глиной, линолеумом. Мама учила решать какие-то оформительские задачи, обращаться с цветами, композицией, организовывать свою работу и выполнять заказы. Бабушка в свободное время научила шить и готовить. А вот академическому рисунку родители учить не захотели - "отдали профессионалу, чтобы не тратить на это собственные нервы".

После 8 класса в школе мне поставили "все тройки" в ответ на обещание, что меня в этой школе никогда больше не увидят. Я поступила в художественное училище и училась там с удовольствием на круглые пятерки. Работы, сделанные для художки, показывала в основном Серебровскому - я его уже упоминала неоднократно - он был другом нашей семьи и учителем для моих родителей и для меня. Его комментарии к работам всегда очень помогали.
После я еще отучилась 4 года на "Рекламной графике" в академии художеств в Цюрихе. Потом закончила компьютерный колледж, где из меня сделали "специалиста по компьютерной графике". Дальше уже была работа.

А: А что ты думаешь о необходимости специального художественного образования?

М: Образование это всегда хорошо и полезно. Это очень удобно - человека ставят в такие условия, что он вынужден 8 часов в день работать над конкретной задачей, одно это уже много дает. В идеале еще есть преподаватели, умеющие за кратчайшее время "впихнуть" в человека много знаний и умений, пользуясь отработанной системой. Мало кто способен сам себя заставить учиться и работать над собой, целенаправленно что-то изучать, если он не учится, а, например, работает или просто живет своей жизнью. Обязательство куда-то ходить каждый день великое дело. Ты же знаешь, как трудно быть дисциплинированным по собственной инициативе.

А:Очень трудно, я знаю.
Но вот дискуссии по этому поводу все время вспыхивают то тут то там. Получившие образование люди никогда не оспаривали надобности его получения. Но не учившиеся зачастую защищают точку зрения, что образование не нужно - был бы талант и у человека получится.


М: Смотря что имеется ввиду. Нарисовать получится, безусловно, если достаточно долго и настойчиво этим заниматься. А вот получится ли этим заниматься годы, без того, чтобы кто-нибудь подгонял?

А: Возможна ли такая ситуация, где образование не нужно? Можно ли обойтись без него?

М: Конечно можно, если хватает дисциплины научиться всему самостоятельно.

А: То есть ты все равно стоишь за образование, вопрос только в том, получено ли оно самостоятельно или при помощи учебного заведения.
А что ты думаешь про "художников из народа"? Людей, у которых нет специального академического тренинга, но которые просто рисуют картинки?


М: Художники из народа бывают очень разные, и у них разные цели, претензии и задачи. Некоторые всю жизнь работают в рамках очень узкого жанра, и прекрасно справляются со своими задачами в пределах того, что их интересует. Как например Мария Приймаченко - вот она рисует свои орнаменты, у нее очень лихо получается, ей совершенно не нужен никакой академический рисунок и классическая школа, она сделала все, что хотела, и прожила свою жизнь не зря.
Если кому-то этого достаточно "для полного счастья", можно жить без школы всю жизнь.
Бывают гении вроде Матисса, которые умудряются все выразить такими простыми средствами, что большего и не требуется. Матисс умел нарисовать похоже, но самыми живыми и интересными были не его академические работы.

Некоторые люди стремятся к вещам, которых невозможно достичь без академической школы. Если кто-то тянется к классическим примерам, пытается писать реалистичные картины, значит рано или поздно придется учиться рисовать правильно руки-ноги, а так же тени, свет и перспективу.
Это проще сделать в школе, но можно и без нее.

А: Можно и без нее... Где-то ты упомянула, что 1000 часов целенаправленно прорисовать - это минимум, который нужен, чтобы научиться - и в то же время то количество, которое гарантирует результат любому не ленящемуся. Это так?

М: Конечно.
Серебровский как-то успокоил меня, сказав, что у него есть для меня хорошая новость: Рисование это одно из тех дел в котором количество непременно переходит в качество. До определенного предела, конечно.
Если посадить любого человека много-много рисовать с натуры, пытаться изобразить похоже, то что он видит, он в конце концов научится рисовать очень похоже. То, что можно "вколотить в каждого", скажем, за три года в художественном училище или институте, это очень немало. Можно с уверенностью заявить, что любой человек, старательно отучившийся в таком заведении, будет в состоянии правильно и похоже нарисовать человека, так, чтобы он был правильным, "не деформированным", похожим на себя.
Чем больше художник тренируется, тем увереннее его линия, он рисует быстрее, соответственно больше успевает "охватить" за короткое время. Ведь сложность рисунка состоит в том, чтобы за обозримое время сопоставить друг с другом кучу вещей, заметить, как они соотносятся друг с другом, и изобразить это, не исказив. Это в большой степени вопрос опыта.

А: Так есть ли люди, которые сделали это, без погоняния со стороны в виде училищ или академий?

М: Конечно. Ведь были (и видимо есть) гениальные музыканты, всю жизнь поражавшие публику своими произведениями и при этом не умевшие читать ноты.
Были и есть художники, научившиеся всему сами.
Но чтобы самостоятельно, "без пинков" научиться всему как надо, нужна очень большая "мотивация". Настолько большая, что я бы сказала, что только люди одержимые желанием рисовать могут научиться этому сами. Это надо с очень большим рвением учиться, проявлять настойчивость, к тому же, если человек учится сам, без помощи, ему однозначно тяжелее, и ко многим результатам он приходит более длинным и мучительным путем.
Мы же все прекрасно знаем, что это такое - много лет подряд по собственной инициативе, ежедневно, делать что-то тяжелое, что трудно дается и плохо получается, без того, чтобы кто-то заставлял или подгонял.

А: После твоего описания, я все же склоняюсь к тому, что лучше помощь извне - хоть учитель, хоть курсы.Мне кажется, эффективнее будет.
Вот кстати, к учебе в компьютерном колледже, все хотела тебя спросить. В наше время удобности компьютерной графики все переходят на цифровые картинки, а у тебя их не видно. Все твои работы отличаются рукодельностью. Что за этим - любовь к деланию руками, непривычка к компьютеру, какие-то принципы?


М: У меня бывало такое на работе, что я делала иллюстрации в векторных программах, но в целом я больше люблю рисовать руками.
Мне кажется, что у нарисованных рукой линий есть какой-то особый шарм. А рисовать рукой в компьютере (планшетом) у меня не получилось - на работе 2 года лежал рядом этот планшет, но он мне почему-то все время действовал на нервы, мы не подружились.

А: Делаешь ли ты вообще что-то на компьютере?

М: Конечно. Я делала очень много так называемых "неразглаженных" или "пиксельных" картинок для работы, коллажей из фотографий, и еще я очень люблю рисовать контуры руками, а потом раскрашивать их в компьютере - особенно когда планируется очень разноцветная работа и я не уверена в выборе цветов - в компьютере можно пробовать сколько угодно...

А: Рукотворность твоих работ всегда видна, они очень органичны, как будто вырастают из линии, из пятен - а не сконструированы, не сложены вместе. Еще давно, встречая твои работы, я их всегда узнавала - в них есть что-то народное, узорочное. Даже не знаю, какого народа... Откуда в тебе эти мотивы?

М: Я очень люблю разное народное творчество. Я выросла в Таджикистане и очень любила таджикские вышивки "Сюзани", Несколько очень старых до сих пор висит у меня на стене. Там встречаются очень интересные декоративные элементы - простые и выразительные. Как-то раз я увидела фотографию Матисса в своем доме, на фоне такой вот вышивки. Я очень обрадовалась - он, значит, тоже любил вдохновляться ими.
Вообще я очень люблю народное творчество - мексиканское, африканское, перуанское... В народном киче встречаются иногда на редкость смелые и необычные решения.

А: Я тоже люблю. Модильяни вот говорил, что украшения должны быть варварскими, имея в виду вот эту рукодельность, смелость и декоративность.
Но вернемся к твоим работам. Ты работала у легендарного ( не побоюсь этого слова) Темы Лебедева. А как это получилось? Как вы познакомились, как дошли до идеи работы совместной? Ты ведь не жила тогда уже в России?


М: Я честно говоря не помню, по какому поводу я ему написала в первый раз письмо - это было так давно... Я тогда только начинала пробовать что-то в веб-дизайне, а "дизайн.ру" был чуть ли не единственным нормальным дизайнерским сайтом на русском языке. Он тогда еще был такой старомодный, с черно-белыми кнопками. Я что-то хотела от Тёмы, написала ему письмо, представилась, приписала ссылку на свой сайт. Потом забыла про эту историю и по какому-то совсем другому поводу написала ему письмо через год. Начала со слов "Вы меня, наверное, не помните", а он ответил: "Почему же, я все прекрасно помню". Выяснилось, что он краем глаза посматривал, что я там делаю. Мы начали переписываться, потом я приезжала в Москву и напросилась в гости в Студию, потом Тёма пару раз приехал в Берлин... А когда наша АйДиМедия решила уволить две с половиной тысячи человек, Тёма предложил мне поработать у себя.

А: Я начала тебя читать с тех времен, когда ты была артдиректором в каком-то монстре в Германии. Примерно в это же время ты начала писать, что раздутый штат придется сокращать - и ушла сама, не дожидаясь предложения. Что это была за организация? Связана ли она как-то с Лебедевым тоже - или это уже отдельная твоя работа?

М: Я работала тогда в АйДиМедии, она тогда была одним из двух самых больших немецких агентств в Германии, занимавшихся веб-дизайном. Никакого отношения к Лебедеву АйДи не имела. АйДи была акционерным обществом, и во времена "Интернетного бума" они, как и все "гиганты", cильно "раздулись". Я думаю, что подробности этой сложной истории никому не интересны, факт, что в один прекрасный момент в Европе "обвалилась биржа" и АйДиМедии, как и многим другим, пришлось уволить несколько тысяч человек.

А: Всегда хотела узнать - что же это за работа такая - арт-директор? Что он делает, в чем его обязанности, что является результатом его труда? Пока мои смутные догадки мечутся между худредактором и главным художником проекта. А что там на самом деле?

М: Главная задача арт-директора - понять, что хочет клиент и дать ему это. Т.е. он должен либо сам сделать то, что нравится клиенту, либо заставить своих подопечных дизайнеров сделать это. Он является связующим звеном между "деньгодателем" и творческими личностями, которые просто хотят делать красоту. Если заказчик знает, чего он хочет, он часто не может это объяснить - профессия арт-директора - угадывать желания заказчика по каким-то намекам и выявлять, что ему нравится.
В моей книжке, которая, надеюсь, скоро увидит свет, имеется довольно подробный рецепт, "Как быстро поставить заказчику диагноз". Иногда заказчик не знает, чего он хочет. Тогда просто надо узнать, что ему нравится, потом придумать, что ему надо, и сделать так, чтобы он решил, что это он сам придумал, что ему надо, и захотел то, что для него придумал арт-директор.
Помимо этого арт-директор должен спланировать большой проект, распределить силы всех участвующих и проследить, чтобы все сделали свою работу вовремя. Если он видит, что дизайнер делает что-то, что заказчик "не съест", он должен найти способ "подогнать" то, что хочет сделать дизайнер, к тому, что хочет заказчик, но желательно так, чтобы при этом не отбить у дизайнера полностью желание работать.

Когда я работала артдиректором, у меня часто день начинался так:
Сначала вбегал в комнату программист и кричал: "Я с твоими дизайнерами работать не буду! Они оболтусы! Порядка не знают, приходят, когда хотят, все ломают, скрипты портят, документы не туда складывают". И я начинала утешать программиста: "Ну ты же умный человек, у тебя математический склад ума, ты полжизни изучал точные науки, ну прости ты моих бедных дизайнеров. Они, несчастные, не знают, что такое порядок и дисциплина, куда им до тебя, будь снисходителен, они так, как ты, не могут..."
Уходит слегка успокоившийся программист, прибегает дизайнер: "Я с этими сволочами-программистами работать не буду! Они фашисты! Все норовят разложить по секундам, лишнего килобайта прямо нарисовать не дают. Душат творческую обстановку! Наступают на горло песне!"
Приходится уговаривать дизайнера: "Ну прости их несчастных, они математики, они не знают, что такое творческий порыв, у них все держится на их любимом порядке..."
Потом приходит менеджер и кричит: "Скажи своим дизайнерам, что они своим бардаком всех достали, и программистам скажи, что их неспособность сотрудничать с твоими дизайнерами - не повод, чтобы срывать все сроки!"
Объясняю менеджерам, что они все живые люди и иногда не могут работать точно по плану, составленному менеджерами в ворде.

А потом на презентации заказчик говорит: "Нас все устраивает, только надо все сделать вдвое быстрее, и мы хотим еще пять вариантов для примера, чтобы выбрать", и приходится объяснять, что он тут имеет дело не с цехом, полным чернорабочих, а с большой компанией из настоящих гениев, которых мы долго искали и отбирали, все они очень ценные сотрудники и трепетные натуры, и к их рабочей силе надо относиться как к драгоценности, потому что это наш самый дорогой клад.

Это тоже работа арт-директора :-)

А: Тебе нравилось работать арт-директором?

М: Вообще я стала дизайнером, и просто в какой-то момент "выросла" из этой работы. Просто делать дизайн стало скучно, мне хотелось самой придумывать, планировать, решать, и естественно я тут же столкнулась непосредственно с заказчиком и поняла, что надо не просто придумывать интересное, а надо сделать то, что он купит, это обязательное условие для того, чтобы тебе разрешили принимать какие-то решения по отношению к дизайну. Потом быстро выяснилось, что у меня хорошо получается работать с людьми - и с заказчиками и с дизайнерами. Наверное, этим мне работа и нравилась. Всем приятно заниматься тем, что с легкостью хорошо получается.

А: Из чтения твоих статей того же времени помню я дивную запись о книгах, необходимых дизайнеру, иллюстратору. Я, помню, тогда задохнулась от зависти ко всему этому богатству. А как у тебя жизнь складывается с подобными книгами? У тебя есть все эти, рекомендованные тобою - и много больше? Что ты покупаешь, какие книги, как часто, для чего? Что за сокровища в твоей личной библиотеке?

М: Сейчас у меня довольно много книг дома, и это просто ничего по сравнению с той библиотекой, в которой я выросла. В моем детстве в большой, по советским меркам, квартире, вдоль всех стен были книжные полки до самого потолка. А потолки были почти трехметровые. Книги стояли на полках в 2 ряда, а в некоторых местах - в три. И при этом еще сотни книг лежали горками на столах, тумбочках, на полу... везде. Родители покупали книги чемоданами и постоянно отдавали на них все последние деньги, потому что "это рабочий материал". У нас можно было найти все - от восточной миниатюры до русского лубка, родителям это было нужно, потому что часто их просили срочно что-то нарисовать в каком-то стиле, в котором они не ориентировались так, чтобы не заглядывая никуда, за ночь, уверенной рукой, нарисовать все, что надо.

Я часто перекапываю книжные магазины и довольно быстро выхватываю из кучи всего то, что мне надо. Не могу сказать, по какому принципу, это видимо то самое, чему меня научили в с детства, я просто иногда вижу книгу, буквально за секунду пролистываю, и мне сразу ясно - эта книга будет рабочей. Иногда бывает, что я захожу в специализированный магазин с книгами по дизайну, посмотреть, что там дают нового. Перелистаю 100 новых книг - тоска. Ничего не хочется унести домой. А потом найду где-нибудь под столом последний потрепанный экземпляр про японский плакат 60-х годов и ухожу с ней домой, счастливая...

Рекомендованные мной книги у меня конечно же есть все. Из этого списка только одной книги у меня больше нет, потому что я ее подарила Тёме :-)

А: Ты перепробовала, кажется, все на свете, все виды прикладного творчества и разные техники. А расскажи, хотя бы в перечислении, те области, которые тебя интересовали и в которых ты что-то делала? Что ты умеешь и чем занималась в то или иное время?

М: Это будет ОЧЕНЬ длинный список, и наверняка я еще половину забуду.
В детстве я много рисовала, делала кукол, вязала и шила для них одежду, строила кукольные дома. Видимо во мне уже тогда проснулись первые арт-директорские таланты, потому что летом я умудрялась организовать десяток детей во дворе так, что они под моим руководством выстраивали в песочнице дворец в человеческий рост. Мальчишкам приходилось для этих проектов приносить воду ведрами и воровать кучи кирпичей и прочих материалов на соседней стройке, потому что проекты были очень монументальные. В результате в центре двора возникало сложнейшее архитектурное сооружение с виноградниками из смородины, подземными гаражами, бассейнами и черт знает чем еще.
В школьные годы, как я уже говорила, я перепробовала все способы плетения, вязания, делала макраме, украшения из бисера, кружева коклюшками, с подачи папы занималась линогравюрой, выжиганием, шелкографией, папье-маше. Я всем увлекалась "приступами" и на каждый новый проект набрасывалась, как маньяк. Проекты всегда затевались сразу гигантские. Если плакат - то на листе из трех склеенных листов "ватмана", Если роспись - то сразу все плитки в доме. Когда мне было лет 10, родители завесили стены очень красивыми циновками из прутиков, и папа опрометчиво показал мне, как сделать кровать для куклы из двух прутиков, вывалившихся из одной циновки. Через месяц вдруг все циновки в доме "просели" и начали распускаться, потому что я таскала из них прутики по одному, пока не распустила по полметра на каждой.
Я клеила коллажи, делала абажюры, шила лоскутные одеяла, плела коврики с высоким ворсом, я умею вышивать крестиком, гладью, шить "ришелье" и "фриволите", вышивать всякими экзотическими швами, вроде таджикской "басмы", умею делать настоящую восточную объемную вышивку золотом. В детстве очень любила сама делать из бумаги "кукол одевашек" и рисовала им сотни платьев, делала какие-то самодельные книжки и журналы, декорации, упаковки, поделки из теста, глины, гипса, воска, самодельной бумаги, из фольги... Чеканка, крашенная разноцветными лаками, сундучки, обитые полосочками из консервных банок, сумочки из банки из под селедки иваси, изделия из кожи и меха, поделки из фетра, самодельные переплеты...
Я, кстати, еще умею валять бурки, делать шляпки, шить перчатки и зонтики. Конечно, еще надо не забыть многолетнюю манию связанную с украшениями из бисера. На пике бисероплетения я сплела целую майку из бусинок в 7-м классе... А когда я училась на первом курсе художки, я ходила с тремя десятками бисерных браслетов на каждой руке и на каждой ноге. И в рубашке до колен, сшитой из красного шелкового флага с серпом и молотом, украденного на демонстрации. И с двумя десятками комсомольских значков на груди :-)
Но это я отклонилась от темы...
Я умею писать лозунги, делать такие страшные советские таблички -помнишь, черные с золотыми буквами, которые вешали на входе во всякие приличные организации, умею делать выставочные щиты, герб Советского Союза из гипса, всякие ужасные искусственные цветы величиной с полчеловека, для демонстраций, и красивые маленькие искусственные цветы для шляпок. Умею резать по гипсу и дереву, но сил в руках не хватает, поэтому ни одного большого проекта, связанного с резьбой, я не сделала.
Зато я умею шить что угодно, от платьев до шуб, перчатки, мужские пиджаки и пальто и вообще все, что только можно сшить, причем все на уровне "от кутюр". Еще я умею хорошо подделывать печати разными способами, даже такие сложные, как двухцветная таможенная печать :-)
Умею подделывать подписи и документы. Только деньги не научилась рисовать, эх!
Я умею разбирать на части и чинить швейные машинки и вообще многое могу последовательно разобрать и собрать обратно, самым сложным, что мне приходилось разобрать и снова собрать, был револьвер. А! Еще я умею менять генератор и стартер в машине, при этом машину водить не умею :-)
Умею собирать мебель, делать ремонт, "строить" полки, и вообще пилить, сверлить, класть линолеум на полы и всякое такое. Люблю и умею готовить и печь, как в лучших ресторанах, делать всякие ликеры, наливки и вино, и роскошные торты.
Как уже сказано, я наверняка половину забыла. И потом, я как в анекдоте про еврейского скрипача: то, что не умею, "готова попробовать".

...Часть 2...>>>

Коменты оставлять можно здесь.
Tags: about_lj, art, my_articles, project_interview
Subscribe
Comments for this post were disabled by the author