Alika (rikki_t_tavi) wrote,
Alika
rikki_t_tavi

Categories:

Каштанка. Часть вторая.

Продолжение. Начало здесь
_______________________
Сошлись они после любовного краха у каждого из них. Когда хочется спрашивать "за что?" и " как это случилось?", повторять в сотый раз подробности и в сотый раз придумывать, как это могло бы пойти по-другому. Посторонним не особенно хочется слушать детали чужих любовных несчастий, да и выдавать себя больно. Поэтому когда познакомившись в компании друзей оба случайно обронили что-то - второй подхватил радостно-горько - я тоже. И они стали встречаться и разговаривать. По очереди жаловались, повторяли дотошно все мелочи, рассказывали снова и снова свою историю. Каждому становилось легче от того, что не один он в такой ситуации, и что можно не держать лицо, и что второй понимает и сочувствует.

Постепенно я выпытала у Петра истории обоих, плюс разными расспросами узнала о подробностях ее семьи.

Эла была единственным ребенком на родителей и бабушку. Отец на нее не нарадовался и действительно звал ее "принцесса", мама с бабушкой закармливали. В детский сад она не ходила, а в школу пошла уже читая, сочиняя стихи, которые бабушка с матерью маниакально записывали - при этом будучи пухлой раскормленной девочкой. Родители не видели в этом ничего плохого, умилялись складочкам на толстеньком брюшке, обтянутом школьной формой. Учиться Эла сразу начала хорошо, но друзьями не обзавелась. Иногда кто-то шел с нею часть дороги в школу, иногда на перемене вместе забегал в буфет за пончиками, но вот чтобы подружки-подружки и ходить друг к другу в гости - такого не случилось. Ее не дразнили за пухлость, но и не рвались дружить.

К пятому классу с нею за партой сидела одна робкая мелкая девочка, и Эла назначила ее как бы восторженной подругой. Учителя Элу любили за спокойный нрав - она не бегала на перемене, сидела за столом, щурила немного сонные глазки и улыбалась сама себе, все задания сдавала вовремя и не причиняла им никаких хлопот. Дети же ее сторонились, хотя она не дралась, не дразнилась, никого явно не обижала.

Скандал разразился в этом же пятом классе, когда на весеннюю практику в школу пришли студенты из пединститута. Две девицы полные энтузиазма, еще не умученные реальным преподаванием, охотно возились с классом, разрисовали шкаф для пособий, организовали спектакль - и надавали детям кучу тестов. В одном из тестов предполагалось выявить формальных и неформальных лидеров в классе, структуру власти, симпатий и уважения. Для этого всем раздали по куче листочков и предложили несколько ситуаций - полет в космос, поход на ночь в лес, спортивные соревнования, день рождения. И нужно было написать имя человека, которого очень хотят включить - с кем полетят в космос, пойдут в лес, будут есть торт. И имя человека, которого не хотят туда взять. Что вышло с лидерством, неизвестно, но с изгоем вышло неожиданно - все в классе дружно, не сговариваясь, и мальчики и девочки, вписали туда Элу.

Студентки озаботились, они не видели в спокойной ничем не примечательной девочке ничего неприятного, но странная, единодушная нелюбовь всего класса показалась им поводом забить тревогу. И они не нашли ничего лучше, как после уроков отловить встречающих Элу маму и бабушку и обсудить с ними проблему. " Вы знаете, что по тестам вашу дочь все мысленно изгоняют из отношений в классе?" Они еще попытались выяснить у женщин, какие пробелы воспитания, недостатки умений у Элы могли бы это вызвать, но бабушка уже двинулась на них с негодующими: "Чтооо? Чтоо??" После весьма неприятного разговора практикантки бежали с поля боя, а мама Элы развернулась и двинулась в сторону учительской. Там классной руководительнице было много что сказано, на шум вышел директор, мама бушевала и требовала, чтобы практиканткам поставили незачет и написали характеристики о непригодности к профессии. " У нас прекрасная, отличная, очень развитая девочка. И даже если кто-то не хочет с нею дружить - это потому что не все способны поддерживать такой высокий уровень!"

Судьба практиканток далее неизвестна, но на распросы Элы дома ее заставили подробно рассказать, что за тесты они заполняли - а потом сказали, что некоторые дети, не имея такого уровня знаний, развития и талантов, как Эла, просто завидуют ей и пытаются ее в чем-то обвинить - но все дело в том, что они не могут до нее дотянуться. "Лучше ни с кем не дружить, чем дружить с кем попало" - и слегка недоумевающей Эле навалили тарелку нежных куриных котлеток.

Почти до конца школы Эла так и верила, что в друзья ей некого выбрать, все они были не на том уровне. Но в старших классах начались симпатии и романы, летали записки, кто-то рыдал в женском туалете на втором этаже, какие-то мальчики с делано скучающим видом медлили у гардероба после уроков, а потом увязывались за парочками подруг через двор. Тут ума и развития особенно было не нужно, но и в этой области Элу никто не преследовал вниманием. Ей тоже хотелось поклонников, внимания, тайных записочек, жарких взглядов - и она недоумевала, отчего она, принцесса по родительским словам, с кудрявыми волосами и хорошеньким ротиком этим вниманием обделена. Мышка-соседка по парте, которая к этому времени подросла, стала красить глаза, которые неожиданно, как это бывает у светлых невзрачных девочек оказались огромными и голубыми внутри черного контура ресниц, однажды нерешительно сказала ей, что она толстая.

Трудно поверить, но для Элы это оказалось открытием. В ее голове была такая устойчивая картина своей замечательности, а равнодушие одноклассников лишило ее и дразнилок, что она искренне считала, что все в ней уже хорошо. Слово "толстая" упало камнем в ясный пруд. Она всмотрелась в зеркало. Это был плохой период начинать делать это. Самое неудачное подростковое время, когда то и это в лице и фигуре обгоняет в росте остальное - у кого-то распухает толстенький носик, у кого-то вырастают уши. Эла увидела круглые щеки, небольшие, да еще прищуренные глазки и бесформенный нос. Поскольку ей никто не сказал, что это возможно худшая стадия гадкого утенка - и ни до этого, ни после этого она такой не была и не будет - она решила, что это было именно то, что все видели всегда, но скрыли от нее родители.

Теперь она отказывалась есть, отпихивала бабушкины булочки, толсто намазанные маслом, и упрекала родителей, что они специально ее уродовали. Родители записали ее в секцию тенниса, к престижному преподавателю, она давясь, пила обезжиренный кефир, переписывала в женских журналах диеты - первый день: одно яйцо вкрутую, два литра зеленого чая. Эти ли усилия или просто она переросла подростковую пухлость, но к выпускному она была вполне уже стройная, на самой нижней границе пухлости - но вполне приятной.

Лучшие репетиторы, поступление, отдых перед институтом на море - в институт Эла пришла, решив начать все с чистого листа. Народу разного возраста там было столько, что разбегались глаза, форму больше не нужно было носить, Эла стала ярко одеваться, охотно улыбаться своими румяными губками и вместо скучного пушистого хвостика укладывать вьющиеся волосы в красивые волны и кольца. На институтские круги у нее были большие надежды. В школе собрались неудачники, случайные люди, сюда же пришли уже отобранные, те, кто как-то доказал свой интеллектуальный уровень - и они-то оценят ее очень скоро.

Однако и тут этого не произошло. Эла объясняла это себе тем, что народу слишком много, учеба занимает много времени, людям трудно разглядеть друг друга в такой толчее. Она охотно брала на себя роль руководителя, когда им давали групповые проекты - раздавала части задания, напоминала и настаивала. Группа была ей благодарна за результат, но, собираясь на вечеринку к кому-то, ее не звали с собой. Первые два курса она думала - ну еще рано, еще не все перезнакомились, еще не было случая меня разглядеть. Но на третьем все уже разбились на группки, дружили, перезванивались, куда-то ездили вместе, в перерывах многие менее интересные, чем она, девицы сидели в глубине больших подоконников в рекреации, в обнимку с длинноногими юношами, целуясь, перебирая пальцы.

Веселящий газ родительского восхищения, наполненность ее уверенностью, что просто нет людей достойного ее уровня, начали выдыхаться. И только когда случилось неожиданное это, она осознала, до каких глубин отчаяния уже дошла внутри, не признаваясь себе.

________________________
Продолжение следует:))
Tags: fiction, kashtanka
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 29 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →