Alika (rikki_t_tavi) wrote,
Alika
rikki_t_tavi

Categories:

Худграф. Часть шестая. Герр Маттиас

Предыдущие части тут.
Вся история является чистым вымыслом.

*****
Герр Маттиас и его загадочные среды заинтересовали меня до крайности и я пристала к Бригитте. Из-за происшествия с соком и моего фокуса я, видимо, как-то поднялась в ее глазах по заслуженности, так что кусками и урывками я вытянула из нее, что герр Маттиас знаменитый коллекционер и реставратор игрушек и по средам приезжает в музей на консультации. Посетители приносят старинные игрушки и кукол, он их оценивает, дает рекомендации, что-то отбирает для покупки музеем, что-то в дальнейшем принимает к себе на реставрацию.

Живые старинные игрушки! Можно себе представить, как разгорелось мое любопытство.

Я стала упрашивать Бригитту, чтобы она попросила директоршу, а та герра Маттиаса разрешения посидеть мне во время этих консультаций. Бригитта пришла в священный ужас, эта просьба была по ее меркам перепрыгиванием через все головы по иерархии. Но у меня не было иерархического чувства и я чувствовала, что спросить можно всегда, а уж что там решат - это их дело. Так что в следующую среду я пришла к дверям кабинета, где Бригитта как всегда сидела на страже, и поинтересовалась, не передала ли она мою просьбу. Бригитта дулась, краснела и страдала, я настаивала, и тут дверь отворилась и недовольная директорша выглянула наружу. Я слегка толкнула Бригитту в бок, она страдая, начала объяснять, что я не слушаю и продолжаю просить то, что она не может сделать. Наконец я выпалила свою просьбу сама. Глаза директорши округлились. И тут в дверях появился сам сердитый старик и потребовал объяснений. Обе мои немки сбивчиво и виновато объяснили ему, оглядываясь и указывая на меня. Старик посмотрел на меня ( лицо его никак не показывало, что он меня узнает)
и сказал так же отрывисто и сердито: аа, magisch Waschweib! Я не знала этого старинного слова, обозначающего прачку, но смысл поняла - так, кто волшебно стирает. Я художник, сказала я, а уборщицей работаю, чтобы быть близко к куклам. Он подумал секунду и мотнул подбородком - пусть проходит. Потрясенные женщины расступились, меня пропуская.

С тех пор по средам я тихо сидела за спиной герра Матиаса, чуть в стороне, и рассматривала кукол и игрушки, что ему несли. Это было увлекательнейшее зрелище. В детстве у меня были немецкие наборы для маленькой хозяйки или кондитерши, мне страшно нравилось, что они были такие настоящие, сделанные как для взрослых, только маленького размера. Но я не представляла размаха, с которым немецкие фирмы делали уменьшенные копии взрослых вещей. Чего только не было в прекрасных пожелтевших коробках - наборы фарфоровой посуды, маленькие столярные инструменты, наборы для кухни и даже полные наборы для уборки - со щетками, метлами, совками и перьевыми веничками. Маленькая мебель, и отдельно туалетные столики с фарфоровыми кувшинчиками и тазами. Множество старинных автомобильчиков, повозок и, конечно, поездов. Мне кажется, герру Маттиасу особенно нравились заводные цирковые игрушки - клоун с банджо на стуле, наездник спиной на ослике, обезьянки на колесиках и клоуны с длинными ботинками, которые под жужжание разматывающейся пружинки наклонялись вперед, а потом подпрыгивали, делая сальто в воздухе, и снова приземлялись на свои плоские ступни.

И конечно куклы! От маленьких пупсов с вытаращенными глазами и хохолками на макушке, до прекрасных дам с закрывающимися глазами, фарфоровыми зубками в крошечных приоткрытых красных ротиках и длинными бровями. Но моя самая большая любовь были куклы Кете Крузе. Она первая в Германии придумала делать кукол в виде милых малышей, с которыми можно было играть в дочки-матери, а не взрослых нарядных дам. Ее куклы были целиком текстильными, с утяжеленными тельцами и лицами смоделированными из пропитанной ткани. Все до мелочей было сделано вручную и лица расписывали специально нанятые художники. Вот эти самые мордочки, удивительно натуральные, почти всегда насупленные, меня особенно подкупили. На фотографиях эти куклы сошли бы за настоящих детей. Я дома мастерила панно с куклами, но мои куклы были специально гротескными и странными, а Крузевские куклы были теплыми, почти живыми.

На кукле Крузе герр Маттиас второй раз меня заметил. Обычно я сидела очень тихо, двигалась бесшумно и старалась, не мешая никому, рисовать в блокноте. В этот день дама принесла куклу, с которой явно много и с любовью играли. Платьице ее было замурзанным, но осторожная стирка это бы поправила, а вот зеленая кофточка расползалась дырами. Дама принесла с собой еще одну кофточку, говорила, что купила ее на аукционе - просто ворох одежек со старых кукол. Вторая кофта была в более крепком состоянии, но на спинке у нее было больше желтое пятно, в середине прожегшее дыру. Она обсуждала со стариком, нельзя ли из двух кофточек сделать одну, может быть распустить и связать заново. И на этом месте я ввязалась. Если вы свяжете новую, она не будет аутентичной, осмелюсь вмешаться. Но если вам не жалко распускать вторую кофточку, оригинальную очень легко поправить так, что не будет заметно.

Герр Маттиас повернулся ко мне недовольным профилем - и вы конечно знаете как, волшебная прачка? Я струхнула. Вообще-то я имела в виду, что кто-то из реставраторов одежды мог бы это сделать. Но герр Маттиас уже сделал слегка издевательское движение сухой рукой - прошу. Я с заколотившимся сердцем вышла к столу. Вам точно не жаль вторую кофточку? Дама покачала головой. Я вытащила свой уборщицкий наборчик иголок и ниток с маленькими ножницами. Конечно, нужной мне иглы - с большим ушком и спиленным острием- у меня не было. Но времени теряться и оправдываться не было.

Я достала самую большую иглу, вытянула из запасной кофточки нитку, при помощи обрывка тонкой нити протащила ее в узкое ушко. Затем взяла кофточку и, стараясь, чтобы у меня не дрожали руки, незаметно закрепила ее у края прорехи, а затем просто повторила петлями пропавший кусок вязания, вырисовывая петли в воздухе и придерживая пальцами. Когда я прошила последний ряд, соединяя свои воздушные петли с краем дыры, прореха исчезла. Почти ничего не говорило о том, что она тут была. Дама всплеснула руками. Герр Маттиас сказал своим бесстрастно насмешливым голосом - магиш нэхмамзель. Прозвучало это так, будто он представлял меня - волшебная швея - и дама рассыпалась в благодарностях. Ваша помощница великолепна! Ах, спасибо! Я сделала движение сказать, что я не помощница, но герр Маттиас перебил меня: вы можете оставить куклу, моя помощница закончит с кофточкой, а я посмотрю то соединение, на которое вы жаловались.

Дама, рассыпаясь в благодарностях, вышла. Я сидела на своем стульчике позади его стола, не особенно понимая, что это было. Герр Маттиас повернулся ко мне и протянул узкий твердый кусок картона - это мой адрес, будьте у меня ровно в семь.

Так я начала работать на старого Маттиаса.

Tags: fiction, hudgraf
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 25 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →