Alika (rikki_t_tavi) wrote,
Alika
rikki_t_tavi

Categories:

Наташа Ростова и когнитивный диссонанс

Еще про Наташу.

Я "Войну и мир" прочитала первый раз лет в 12, потом еще много раз, но все кусками, никогда цельно от начала и до конца. Но я помню, что с самого начала и все последующие разы первые сцены с Наташей вызывали у меня чувство неприятной неловкости, они в самом начале - и сразу с начала портили мне отношение к роману, мне его не хотелось читать дальше. И чем ближе я была к ее возрасту, тем неприятнее было чувство. Сейчас, когда я уже взрослая кошка и не ассоциирую себя с тринадцатилетней Наташей, мне легче всего было пройти через эту сцену. И все равно она у меня не ложится гладко.

От описания Наташи, ворвавшейся с куклой в гостиную, и особенно потом со сценой с молодым офицером - поцелуйте куклу, поцелуйте меня, у меня все время было неуловимо тягостное диссонансное чувство. С одной стороны автор ее описывает как шестилетнюю, право. Все эти тоненькие ручки, плечики, выскочившие из корсажа, тоненькие ножки, некрасивая живость - все это какое-то полумладенческое, так и кажется, что он должен добавить про нехватку передних зубов. Я помнила себя тринадцатилетней - и ничего такого младенческого в нашей жизни не было. А если бы было - выглядело бы как умственная отсталость, инфантильность.

С другой стороны этот полумладенец пристает к двадцатилетнему офицеру - тут целуй, там целуй. Эта кукла отчего-то у меня особо неприятное чувство вызывала. Я читала недавно у кого-то в жж, что у него (нее) в 13 все мысли были о сексе, буквально. Но у меня и моих подруг не было точно, и заманивать целоваться кого-то нам бы казалось ужасно взрослой распущенностью.

И поэтому от описания Наташи у меня был ужасный когнитивный диссонанс, эта смесь малышовости и приставания с поцелуями у меня не укладывалась и была неприятна от непонятности. И я помню, что переносила эту неприятность на всю книгу - раз у нее такое начало.

Добавлял диссонанса и счет Наташи. Ей тринадцать, офицер говорит ей, через четыре года я буду просить вашей руки, а щас не лезьте с поцелуями. И она считает на пальцах: тринадцать, четырнадцать, пятнадцать, шестнадцать. Меня до сих пор это ужасно раздражает математически. Потому что должно быть - четырнадцать, пятнадцать, шестнадцать, семнадцать, правда? Мне все время в голове приходится как-то переводить ее - вроде того, что "прожить тринадцать лет, потом четырнадцать, потом пятнадцать, потом шестнадцать - а когда шестнадцать закончатся ( читай, семнадцать будет) - тогда и предложение сделают.

Хочется уже быть девяностолетней, забыть вообще, как там у тринадцатилетних бывает, смешивать их в туманной дали с пятилетними и читать про Наташу с куклой, как сю-сю-сю и мимими:)
Tags: females, lev_tolstoy, reading
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 129 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →